Каталог

Спасение беглянки. Наталья Бессонова

Спасение беглянки. Наталья Бессонова
Нажмите на изображение для просмотра
978-5-00143-152-7
В наличии
450 Р



Категории: Романы

Романтическая сказка или жестокая быль? Добро пожаловать в Турцию — Мекку для туристов. Пока одни находят на ласковом средиземноморском побережье удовольствия, развлечения и отдых по системе «Всё включено», другие попадают в преисподнюю, где балом правит порок. Саша ехала в Стамбул, мечтая о любви, но встретила унижения, оскорбления, насилие. Пройдя сквозь все круги ада, она вырвалась на волю. Но испытания не закончились, ведь по её следам, словно голодные ищейки, идут бывшие хозяева. Спасти беглянку отправляются полковник московской милиции Юрий и его подруга Надежда. Отпуск, обещавший миллион радостей, превращается для пары в остросюжетные приключения с разгадыванием головоломок, погонями, преследованиями и предательствами.

Кол-во страниц404
АвторНаталья Бессонова
Возрастное ограничение18+
ОбложкаГлянцевая
ПереплетТвердый
ФорматА5
Вес гр.600 г
Иллюстрациинет
Год издания2019
ИздательствоСоюз писателей

***

Жаркое турецкое солнце клонилось к горизонту. По оживлённому шоссе, что ведёт от Измира к побережью Эгейского моря, тяжело катился массивный чёрный джип, зловеще поблёскивая тонированными стёклами. Сидящий за рулём черноволосый мужчина, на вид лет пятидесяти, в мятой футболке грязно-синего цвета выглядел уставшим. Из-за высокого роста он почти касался затылком потолка салона. Его сосед был намного моложе и гораздо более ухоженным: рубашка поражала свежестью и выглядела так, словно только из-под утюга, а к русым волосам, остриженным под «ёжик», как будто ещё минуту назад прикасались ладони парикмахера, едва смазанные гелем. Парень источал аромат хорошего парфюма…
– Feribotta mı? – обратился он к водителю.
– Karayolunda biz gideceğiz, – ответил тот, – feribotta bir sürü insan olacak.
Сосед молча кивнул.
На заднем сиденье авто полулежали две молодые особы, уставшие и голодные. Несчастные были прикованы друг к другу наручниками, а запястье одной из них – к дверце машины. Девушек везли уже несколько часов в неизвестном для них направлении. Из окна автомобиля, с правой стороны, они могли видеть причал и паром, на борт которого заезжал и выстраивался ровными рядами автотранспорт различного назначения. Небо казалось удивительно синим – даже сквозь тонированные стёкла, а морская гладь с лёгкой пенистой рябью весело искрилась на солнце. Совсем низко над берегом кружились крикливые чайки.
– Нин, не тяни руку… больно, – тихо попросила Александра.
– И мне, – простонала Нина. Мужчина, тот, что помоложе, оглянулся, и обе примолкли, как по команде.
Саша смотрела на удаляющихся белокрылых птиц с безысходной тоской и завистью…

ГЛАВА 1

Они вылетали в Москву утренним рейсом: Юрия Петровича Михальцова, полковника милиции, ждали на службе, а Надежда спешила в столицу по своим партийным делам.
– Ну, давайте присядем перед дорожкой, – предложила сонная Лапочка-дочка и опустилась на банкетку в прихожей, кутаясь в халат.
– Присядем, – согласился Юрий, оседлав чемодан, – обычаев нарушать нельзя!
Надежда пристроилась рядом с дочерью.
– А где наша красавица? – спросила она.
– Да вон, в кресле лежит, – ответила Алёнка, – не выспалась она...
– Кисонька моя, иди сюда, – позвала хозяйка, но Прелестница-кошка грациозно спрыгнула с места, взмахнула пушистым хвостом, окинула собравшихся выразительным надменным взглядом голубых глаз и удалилась. Чемоданы в прихожей и церемония проводов, видимо, ассоциировались в её сознании с предстоящим отсутствием кого-то из любимых хозяек и особого восторга не вызывали.
– А наша прелестница так всегда, – засмеялась Лапочка-дочка, – думает, что, если она не выйдет провожать, то никто и не уедет!
– Логично! – оценил полковник. – Какой умный у вас зверь!
– Ну, в добрый час! С Богом! – сказала Надежда, поднимаясь с банкетки.
– Счастливого вам пути! Мама, а ты послезавтра утром возвращаешься? – уточнила Алёнка.
– Утром, – подтвердила Надежда, целуя дочку в румяную щёчку, – пока, ребёнок! Хорошо себя веди. Кошку кормить не забывай!
– Мама, ну ты всегда одно и то же говоришь! Не забуду! – возмутилась Алёнка. – Что, я – маленькая? – Ребёнок, маму надо слушаться! – назидательно произнёс полковник, обняв Надежду, а в глазах его блестели смешливые искорки.
– Её попробуй не послушайся, – улыбнулась Лапочка-дочка. …За чашкой кофе в терминале аэропорта Юрий и Надежда вели тихую беседу. – Надюша, а когда ты окончательно ко мне в Москву переберёшься? – спросил он. – Да и… узаконить отношения уже не помешало бы.
– Юра, знаешь, ведь… мне нужно закончить дела, – уклончиво ответила она. – Окончательно – не раньше, чем через… полгодика… может быть – годик. Ты же понимаешь...
– Миленькая, а ты ничего не забыла? – спросил он с укором. – Дела… – Что?.. Вот… «Русский центр» проводит празднование Троицы… «Зелёные святки»… Надо поприсутствовать. Потом – защита диссертации, а там ещё так много работы! Ну, и партийные… тоже…
– А ты вообще замуж за меня когда собираешься? – в его взгляде читались сомнение и тихая грусть… и что-то ещё, чего Надежда пока не могла определить.
– Юра, ну… разве ты не хочешь, чтобы я стала кандидатом наук? – Я хочу, чтобы ты стала моей женой! Всё остальное для меня не имеет значения.
– Но для меня-то это важно! А женой твоей я стану…
– Когда?
– Когда позовёшь!
– Так позвал уже, – напомнил он. – Ладно?
– Значит, выйду. Я же согласилась!
– Как это ты говоришь: «Ну, не знаю, не знаю…»
– А кто сказал, что если любишь, то надо доверять? – спросила Надя.
– Кто-то очень мудрый, – как-то отстранённо ответил он.
– Но ведь мы же с ним согласны? Ладно? – примирительно произнесла Надежда, употребив его обычное вопросительное «ладно?» там, где его быть не должно, и сама этому удивилась.
– Ладно, – улыбнулся он и посмотрел на неё совсем как прежде – с нежностью, – но жизненные ситуации… разные бывают. Посмотрим!
– Ну, значит… «посмотрим», – подвела итог она в том же тоне, – тем более что ситуации «разные бывают». За всё время полёта они не вернулись к этой теме. Недосказанность и неопределённость давили и создавали напряжение.
В аэропорту Юрия ждала машина с водителем. Надежду подвезли до станции метро «Электрозаводская» – до штаба, где предстояло сдавать подписные листы. Простились более чем сухо. Да и какие нежности могут быть при водителе?
«Ну вот, – подумала Надя, – я всё испортила! И что теперь делать?»

***

Джип остановился около придорожного кафе. Мужчина, что помоложе, с причёской «ёжик», погрозив девушкам пальцем, улыбнулся и вышел из машины. – Разулыбался, смотри-ка! – заметила Саша. – Как вполне нормальный мужик. Сволочь!
– Слушай, как тебя, верзила, отстегни, а? – обратилась Нина к водителю, на ходу давая ему прозвище. – Рука затекла, сейчас отвалится! И мозоли уже от наручников… кровавые.
– Я «гаспадын»! – спокойно сказал он.
– Господин! Смотри-ка! Умора! – устало усмехнулась Александра. – Верзила и есть… Правда, отстегни хотя бы. Сил больше нет, – поддержала она подругу по несчастью, потянув в его сторону скованную стальным браслетом руку.
– Ай, Сашка! – Лицо Нины сморщилось от боли.
– Ой, извини! Мне и самой больно…
Водитель лишь непонимающе вертел головой.
– Ну, пожалуйста… господин, – со слезами на глазах взмолилась Нина.
«Господин» повернулся, окинул девушек сердитым взглядом.
– Ладно, молчим мы, молчим, – пробормотала она, испуганно втягивая голову в плечи, как будто опасалась удара. – Да что мы просим его!? Бесполезно! Как будто не знаешь этих… «господ»! Отвлекись лучше, подумай о чём-нибудь хорошем, – отчаявшись, посоветовала Александра. – Может быть, он нас вообще не понимает.
«Ёжик» вернулся с двумя бутылками воды, одну из которых протянул водителю, другую бросил на колени Саше. Путь продолжался.
Александра попыталась отвлечься от всего этого кошмара, подумать о чём-нибудь приятном, хотя... что хорошего может прийти в голову в такой ситуации?

…Вспомнилось, как три года назад прилетела в Стамбул на каникулы – счастливая, наивная, полная надежд. В аэропорту девушку встретил Дениз – парень, с которым она случайно познакомилась через Интернет и несколько месяцев переписывалась. Как вышло, что за какие-то полгода заочного знакомства он стал для неё главным человеком – и сама не понимала. А тогда – жила в ожидании электронных писем и смс-сообщений. Для общения были задействованы и более современные средства связи: подружка, которая в этих вещах хорошо разбиралась, снабдила Сашин компьютер, купленный «в рассрочку» у одного из старшекурсников, всеми необходимыми программами. На фото Дениз выглядел красавцем, а «живая картинка» во время сеансов связи через сеть позволяла увидеть его взгляд, мимику, манеру держаться, и всё это казалось девушке безукоризненным. Молодой турок неплохо владел русским языком, обладал весёлым нравом и чувством юмора. О себе говорил мало, что создавало вокруг его облика ореол загадочности. Однажды, к слову, парень обмолвился, что почти каждая турчанка владеет искусством восточного танца.
– Это красит любую женщину, – заметил он.
«А я чем хуже?» – подумала Александра и два месяца занималась «танцем живота» в ближайшем дворце культуры.
Сдав летнюю сессию, приняла приглашение молодого человека приехать к нему «недельки на две». Девушка очень удивилась, когда ей поступил неожиданный звонок с незнакомого номера и мужской голос произнёс:
– Здравствуйте, Александра! Это Вадим, друг Дениза. Он попросил меня помочь вам с билетом...
Теперь Саша ругала себя за легковерие, а тогда – буквально летала от радости. Однокурсницы и подруги по общежитию с ума сходили от зависти: такой жених… Правда, сама она женихом его вовсе не считала, несмотря на уверения Дениза в любви «с первого взгляда и слова». Хотя… он ей очень нравился.
И впечатлённая девушка отправилась в гости – на две недели, как она предполагала.
Увидев встречавшего её красавца, Саша окончательно потеряла рассудок. Высокий, галантный, с ослепительной улыбкой – даже лучше, чем на фотографиях! Словно принц из сказки!
«Дениз» значит «море», – говорил он. Как она узнала позже, характер восточного «принца» и в самом деле был похож на море: настроение его менялось так же стихийно и стремительно. Парень снял для гостьи небольшой номер в уютном отеле, показывал достопримечательности Стамбула, два дня водил по ресторанам. Был вежливым, внимательным. Не настаивал на близости. Когда это всё-таки произошло – после бурных признаний, жарких поцелуев и уверений в серьёзности намерений – Дениз, казалось, очень смутился, поняв, что стал её первым мужчиной.
Неожиданно, сославшись на материальные затруднения, предложил переехать в другой отель – попроще. Александра ничего не заподозрила. Но когда она выразила естественное для невесты желание познакомиться с его родителями, то получила звонкую пощёчину. – Я не выношу женских упрёков! – заявил он остолбеневшей от неожиданности и обиды девушке, хотя Саша и не собиралась его упрекать. – Не надо быть настойчивой! Её слёзы на парня не подействовали. Она поняла, что лишних вопросов «жениху» задавать не стоит, и начала подумывать о возвращении домой. Однако Дениз и теперь не перестал ей нравиться. Девушка пыталась оправдать поведение любимого, себя же корила за незнание восточных традиций и проявленное нетерпение. «Турецкие мужчины очень темпераментны, – рассуждала она. – Надо быть внимательной, и его раздражительность пройдёт».
Александра прилагала немалые усилия, чтобы быть для Дениза интересной и привлекательной: старалась удивить восточными танцами, которые успела разучить, читала стихи, пела русские песни. Только это не помогало.
«Как же так? – недоумевала девушка. – Чуть больше недели прошло, а он так изменился! Ведь говорил, что любит меня… Когда я уеду, он будет скучать и всё поймёт… Всё ещё образуется, – тешила она себя надеждой. – Любовь проверяется на расстоянии…» Но о любви Дениз больше не вспоминал. После второй пощёчины – по совсем незначительному поводу – Саша выразила желание вернуться в Россию. – Денег на билет нет, – сухо ответил парень. О женитьбе он уже не заикался, да и галантность его куда-то подевалась. Теперь кавалер водил Сашу в дешёвые забегаловки с пластиковыми стульями и столами сомнительной чистоты, был постоянно раздражён и чем-то озабочен.
Александра очень удивилась, когда однажды вечером они оказались в ресторане, где звучала восточная музыка, на столах красовались белоснежные салфетки, заправленные в фарфоровые вазочки, скатерти цвета весенней травы были изящно задрапированы, официанты – вышколены. В глубине зала, на ярко освещённом подиуме, шло представление: странное смешение танцевальных традиций, когда чарующий и соблазнительный восточный танец, хранящий загадочные тайны и лишь вскользь намекающий на них, заканчивался беззастенчивым сбрасыванием одежды. Саша никогда раньше не бывала в подобных заведениях и чувствовала себя немного неловко. – Дениз, у тебя появились деньги? Теперь ты отправишь меня домой? – спросила она, не зная ещё, радоваться ей или огорчаться. Всё-таки расставаться с молодым человеком, не выяснив до конца отношений, ей не хотелось.
– А-а, – неопределённо ответил парень, – всё будет… как надо. Паспорт дай!
– Зачем? – не поняла девушка.
– А… билет покупать! Дай паспорт! – продолжил настаивать он.
– Прямо сейчас? – удивилась она, но не стала возражать и отдала документ. Дениз, ничего не объяснив, встал и вышел из зала, бросив Сашу одну среди незнакомой публики. Вернувшись, зачем-то прихватил с собой её сумочку с телефоном и мелочью. – Момент, – только и сказал он.
Александра решила, что кавалер оставил её ненадолго и вот-вот вернётся. Ждала Дениза, беспокойно озираясь по сторонам. Вдруг подошли два охранника, приветливо поздоровались и, крепко взяв девушку под руки, куда-то повели. От неожиданности Саша лишилась дара речи. Ноги заплетались, но мужчины тащили её за собой тем упорнее, чем сильнее она пыталась сопротивляться.
В кабинете за массивным столом сидел полный черноволосый тип лет пятидесяти, с блестящей круглой лысиной, в белоснежной рубашке и галстуке. – Здравствуй, – маслено улыбаясь, сказал он и махнул рукой людям, которые привели Сашу. Те вышли, оставив растерянную и испуганную девушку наедине с хозяином кабинета.
– Тыперь будышь здэс работать, – радостно сообщил тот, продолжая улыбаться.
– Что? Как… ра… ботать? Зач…чем? – язык плохо слушался, а рассудок отказывался воспринимать происходящее.
– Что, как-как? Работать будышь! Как всэ работаит!
– А… вы кто? – Александра не знала, о чём спрашивать и что думать.
– Я – Мыхмед. Это моё завыдэные, здэс танцуют дэвушька, прыятно проводят врэмя. С клыент. Танцами. И другыми потом, – Мехмед помахал руками, и это отдалённо напоминало движения женских рук в восточном танце.
– Но… с какой стати? Зачем мне это? Я в университете учусь…
– А-а… унывырсытэт харашо! Я тожи… Патрыс Лумумба… да-а… Давно…
– Правда? В Москве? – удивилась Саша.
– Ну, а гдэ… Садысь! – мужчина радушно пригласил девушку присесть на диван. – Как это у русский… э-э… «ноги правда… ны бываит»? – он засмеялся, довольный своим знанием русского фольклора.
– В ногах правды нет, – поправила Александра. – Да-а! Я Россия был! Совэтский Союз! – с гордостью заявил хозяин кабинета.
– Я с парнем сюда пришла, с… женихом, он уже ждёт меня, наверное, – попыталась объяснить девушка, постепенно справляясь с испугом.
– Э-э-э, – протянул Мехмед, – парынь твой уже дома. У мами. У папи. Он за тыбя дэнги брал. Я дэнги дал. Тыперь будышь на мыня работать. Танцы умэишь? – спросил он. Саша не ответила, недоумённо глядя на турка.
– Умэ-эишь! – ответил за неё Мехмед. – Дэныз ны обманыт! Хороший цена за тыбя выпросыл! Да-а? Дошиво ны отдал тыбя! Хытрэ-эц! – он засмеялся и кому-то погрозил пальцем – наверное, Дэнизу. – И здэс научат, чтобы харашо получался… Таныц чтобы харашо. Да?.. Красы-ыво чтобы…
– Что? – всё ещё не понимала Александра, – он деньги взял? Про какие деньги вы здесь говорите? Я же его невеста! Он же…
– За тыбя, за тыбя дэнги, – Мехмед начал нервничать, – ны понымаишь? Какой дэвушька! Глупий! Да? Ны понымаит! А-а?.. У ныво ыще есть другой такой… нывеста! Да-а? – Турок противно засмеялся. – Много ыще. Да?
– Разве так можно? – недоумённо воскликнула Александра, отказываясь верить в происходящее.
– А-а-а! Можьно! Всо можьно, – отмахнулся Мехмед, – Садысь, ны стой. Кушять хочешь?
– Нет, я уже поужинала... с Денизом, – ответила она. – А, кажется, я поняла! Это шутка такая, да? – девушка попыталась улыбнуться. – Дениз меня разыграл так, да? Злая шутка получилась! Не смешная…
– Нэ-э-эт, – развеселился турок, – поговорым сычас, садысь. Кушяй вот, – он поднялся, поставил вазу с фруктами на столик перед диваном, на краешек которого несмело присела Александра.
Крупная клубника заманчиво краснела. Саша взяла ароматную ягодку, задумчиво надкусила, но вкуса не почувствовала: не до того ей было.
– Ты ны думай, здэс харашо, – принялся убеждать Мехмед, – дэвушька ны хотят уезжат. Клыент у нас всэ высоко… этот… поставлын. Постоянный. Благородний луди. Кто попало нэт. Работать будышь. Дэнги будышь получат. Потом. Сначала – долг будышь работать! Бакшиш будышь имэть. Этот… чаивие… Потом – украшения будышь купить, платья красывый. Хаммам будышь ходыт. Харашо! Всо будышь! Толко правилна надо дэлат! Послушна надо чтобы…
– А Дениз когда за мной придёт? – продолжала настаивать на своём Саша.
– Э-э-э… Опять! А? Дэныз ны прыдёт! Тыбя Алыксандра зовут?
– Александра.
– Я – Мыхмед, – снова представился он, – давай говорыт опять. Контракт надо дэлать.
– Контракт? – уточнила Александра, до которой начал доходить смысл этой сделки.
– Ты работать будышь, надо контракт. Положино так, – терпеливо объяснял Мехмед, разводя руками. – Правыла такой. Да?
– Я не понимаю ничего – ни про работу, ни про контракт, ни про Дениза…
– Э-э-э… ны понымаишь... Тогда потом говорым. Завтра будышь понымат, – турок постучал в стену, тут же явились охранники и снова крепко взяли Александру под руки. – Нет! Отпустите меня! Я не хочу! – закричала та, безуспешно пытаясь вырваться. До Саши, наконец, дошло, что с ней не шутят. Когда железная хватка усилилась, она закричала, не в состоянии пошевелиться, и ослабила сопротивление, поняв, что оно бесполезно.
– Э-э, – с видимым разочарованием вымолвил Мехмед, – какой…
– Отпустите меня! – потребовала Александра, но мужчины молча протащили её по лестнице на верхний этаж, открыли ключом одну из многих дверей, завели в комнатку, напоминающую номер в гостинице. Навстречу вышла стройная брюнетка, расчёсывая свою роскошную гриву. Саша удивилась тому, что дверь была заперта снаружи. «Девушек держат под замком!» – с ужасом подумала она.
– Юлька, к тыбе вот... Пока здэс. Поговоры тут, научи, да? Мэхмэд прыказал, – дал указание Юльке один из стражников-провожатых.
– Это можно, – спокойно ответила незнакомка, собирая волосы в узел на затылке, – поговорю.
Александра замерла в растерянности, слёзы катились по её щекам. Юлька взяла Сашу за плечи, усадила на миниатюрный диванчик.
– Ну, чего ты? А?.. Откуда к нам? – спросила она.
– Ниоткуда… Из Москвы, в общем-то, – всхлипывая, ответила Александра, – а так – из Саратова... я с парнем… в ресторан пришла, – сбивчиво принялась объяснять она, – с Денизом. Как бы… с женихом. А он потом делся куда-то. А этот… как его… Мехмед сказал, что деньги ему за меня заплатил.
– А-а! Ну, ясно! – понимающе усмехнулась Юлька. – Видали мы таких «женихов»! Обычная история… – Обычная? – не поняла Саша.
– Первый раз с тобой такое?
– Какое?
– Продали тебя первый раз?
– Продали? – как во сне, произнесла страшное слово Александра.
– Ну да! А что ты думала? Что ты как… идиотка? «Какое, какое»! Такое вот! Мозги отшибло, что ли?
– Отшибло, – как попугай, повторила Саша.
– Как с ним познакомилась-то?
– С кем?
– С «как бы женихом».
– Через интернет, – вяло ответила девушка.
– А-а! Новые технологии – в действии, – невесело улыбнулась Юлька.
– Как отсюда выйти? – спросила Александра.
– Ты что? – удивилась Юлька и покрутила пальцем у виска. – Ты дура? Не понимаешь? Нельзя отсюда выйти! Купили тебя! Теперь ты – собственность Мехмеда! Стриптиз будешь отплясывать. Раздеваться перед мужиками! Поняла? Александра пребывала в каком-то оцепенении, ещё не до конца сознавая, что с ней происходит. – Водички хочешь? – участливо спросила Юлька.
– Нет, – покачала головой Саша, однако взяла дрожащими пальцами протянутый ей прозрачный стакан с минералкой и выпила залпом. Бросив опустошённый сосуд на пол, рванулась к двери, застучала кулачками так, что косточки заболели.
– Эй! Откройте! Кто-нибудь! – закричала она.
– Во даёт! – возмутилась Юлька, подбирая осколки. – Швыряется тут! А убирать за тобой кто будет? Принесла нелёгкая соседку…
Открылась дверь, на пороге появился один из охранников.
– Чыво шумышь? – спокойно спросил он, грубо отстраняя Сашу от двери и увлекая её подальше в номер. – Что, ны нравытся? – Я хочу уйти, – заявила Александра. – Не буду здесь. Мне… домой надо ехать. Меня мама ждёт!
– Э-э! Э! – возмущённо воскликнул охранник, удерживая вырывающуюся пленницу.
Скоро терпение его закончилось. Наградив девушку оплеухой и толкнув её на диван, он двинулся к выходу.
– Чтобы тыхо тут! – приказал мужчина, покидая номер. Скрипнул дверной замок, послышались удаляющиеся шаги. Саша закрыла лицо ладонями и закричала, как загнанный в угол зверь – исступлённо и страшно.
– Ну, чего ты, как ненормальная? – испуганно спросила Юлька. – Чего? – повторяла снова и снова, как будто сама не понимала – «чего» ... Девушка отошла от Александры в противоположный угол небольшой комнатки, словно боялась оглохнуть от воплей новой подруги по несчастью. Потом осторожно приблизилась, присела рядом, поправила её растрепавшиеся волосы.
– Ты не реви, – принялась успокаивать Александру хозяйка комнаты, когда крики её сменились тихими всхлипываниями, – тут ещё ничего. Танцевать будешь. Да не реви ты! Тебя как зовут хоть?
– Саш-ша, – прошептала Александра, по-прежнему всхлипывая.
– Ну вот, Сашка. Правда, тебе здесь другое имя дадут… – Зач-чем мне… другое?
– Такой порядок. Мы тут уже сами не помним, какое у кого имя настоящее, а какое – придуманное...
– Бред какой-то....
– Танцевать-то умеешь?
– Нем-много. Только я… не хочу. Я домой хо-очу!
– Это теперь навряд ли! Ну, ничего, везде можно жить! Не реви!
– Ага, «не реви», – опять всхлипнула Александра. Теперь она догадывалась, для чего Дениз завёл с ней разговор о восточных танцах. А потом, видимо, долго с Мехмедом о цене не мог договориться, поэтому и злился.
– С тобой Эльза сначала порепетирует, посмотрит, на что способна… проинструктирует. Тут же ничего сложного нет: танцуй себе да раздевайся потихоньку. – Ужас какой! – Привыкнешь, – усмехнулась Юлька. – У тебя теперь выхода нет, подруга…

…Боль в запястье прервала поток воспоминаний. Саша вскрикнула. Браслет наручников врезался в содранную мозоль. Это соседка попыталась левой рукой, прикованной к запястью Александры, поправить волосы. – Нинка, ну что тебе не сидится? – Убери мне волосы с лица, – попросила та, и Саша аккуратно поправила её непослушную волнистую прядь.
– Всё равно сейчас упадёт. Приколоть бы…
– Там «невидимки»… сзади. Вытащи и сделай как надо…
«Ёжик» оглянулся, но ничего не сказал. Саша под сердитым взглядом надсмотрщика выполнила просьбу Нины.
Снаружи, сквозь тонированные стёкла, никто не мог видеть пленниц – помощи не попросишь. А если и попросишь, то вряд ли дождёшься сочувствия. Это они обе знали по собственному горькому опыту. Никому здесь нет дела до слёз и страданий иностранок без денег и документов. Да ещё – до нелегалок сомнительной профессии.
Мысли путались. Так хотелось в небо, к птицам, или…
Вдруг пришла идея, что неплохо бы выждать момент и устроить небольшую аварию. Наброситься сзади на водителя, схватиться за руль свободной рукой, и-и-и!.. А потом – как Бог даст. В суматохе можно убежать и затеряться среди людей. В худшем случае – умереть. Но разве Александра боится смерти после всего, что с ней случилось?
Девушка смотрела сквозь стёкла – на пролетающие мимо автомобили, на откосы, куда может вынести неуправляемый джип…
«Придётся же столкнуться с кем-то… Разве другие люди виноваты? – подумала она, прогоняя шальную мысль, но та не уходила. – Надо дождаться, когда автомобиль займёт крайнюю полосу, резко рвануться вперёд и повернуть руль вправо. Но сначала наручники нужно как-то отстегнуть. А может быть, от удара – сами отцепятся… Или так не бывает?»
– Нина, послушай, – прошептала она.
– Что? – отозвалась девушка, поворачивая к соседке усталое лицо.
– А давай мы аварию устроим?
– Сдурела? Мне ещё умирать неохота!
– Да… тише!
– Ну?
– Вот посмотри, вокруг сейчас пустое место.
– Оно через пять минут не будет уже пустым.
– Здесь ландшафт постоянно меняется… Мы выждем и…
– А? – поинтересовался водитель. – Туалэт? А?
– Нет, не надо, – отказалась Саша, отрицательно покачав головой. – Наручники расстегни! До крови стерли…
Верзила на просьбу не отреагировал.
– Не понимает он по-нашему, – предположила Нина. – Только и знает, что «господын» да «туалэт»…

Теги: Новые имена современной литературыДетективыСоюз писателейНаталья Бессонова

Рекомендуем посмотреть