Каталог

Сочинение без оценок. Елена Нестерова

Повесть

Сочинение без оценок. Елена Нестерова
Нажмите на изображение для просмотра
978-5-00143-052-0
В наличии
418 Р

      Отзывы: 0 / Написать отзыв



Категории: Повести и РассказыПечать по требованию

Однажды она появилась на свет. И, заметьте, никого об этом не просила. Ручки, ножки, голова и всё остальное, что полагается, было в наличии. Человек, одним словом, получился. Мало что ли таких, как она? Но самое удивительное – как оказалось в дальнейшем, её-то и не хватало для полного счастья человечеству. Слишком громкое заявление? Не думаю. Вере посчастливилось появиться на свет с грузом бурной фантазии. Что делать в этом мире, если ты по воле судьбы родился творческим человеком? Правильно – творить, создавать свои миры, тем более, если тебя по жизни сопровождают мистические события.
Вера погружает своих слушателей в удивительный мир пугающих историй. Главное для неё – не заблудиться в потусторонних мирах. И однажды впервые увидеть небо. Понять, что чудесные картины, созданные воздушными вихрями на нём – это только игра воображения. И облака, плывущие величаво над нами – это не образы растений, птиц, животных, людей, а просто облака...
Эта мысль моментально растворяется, если увидеть небо по-настоящему. Такое ощущение, что небо – это зеркало, и в нём отражается всё, что происходит на земле. Кажется, что небо всё про всех знает…

Возрастное ограничение16+
Кол-во страниц164
АвторЕлена Нестерова
Год издания2019
ФорматА5
ИздательствоИздательство "Союз писателей"
Вес гр.300 г
ПереплетТвердый
ОбложкаМатовая

ЧАСТЬ 1

В детстве каждый день приносит новые знания, новые эмоции, новые ощущения. Однажды я захотела рисовать и нарисовала... Позже я отразила это знаменательное для меня событие, которое запомнила на всю жизнь, в стихотворении:

На белой чистой скатерти
Рисую я цветы.
Заплакали родители
От редкой красоты.

Ругали меня за испорченную скатерть? Нет. Это же был мой первый рисунок, и наказание может отбить у ребёнка стремление создавать что-то необычное. Человек с творческим стержнем — разве это плохо? И, представьте себе, меня не наказали. Оценили, значит, моё стремление к прекрасному…
В детстве всё однажды происходит впервые. Первая разрисованная скатерть, первые разрисованные обои. И ты счастлив, рассматривая свой шедевр, наблюдая за реакцией родителей, потерявших дар речи,
Первый детский сад, первая воспитательница в саду, первая отобранная игрушка у друга... Ругала ли меня воспитательница? Нет. Ребёнок должен научиться заявить о себе. Должен захотеть быть по жизни лидером.
Первая школа, первая учительница, первое списанное домашнее задание. Первый мальчик, понравившийся тебе и, как часто это бывает, оказавшийся другом твоей подруги. Первая ссора с первой лучшей подругой...
Но разве это плохо — понять, что жизнь состоит не только из счастливых событий? Ребёнку необходимо научиться переживать плохое; научиться хитрить, чтобы защитить себя, когда это необходимо.
Однажды, первый раз в жизни, я набралась наглости и решилась прийти в школу с невыполненным письменным домашним заданием по математике. Первый раз пришлось попросить одноклассника об одолжении — позволить мне списать решение задач. Я прекрасно понимала, что списывать нехорошо, но оградить себя от неприятных последствий, которые неминуемо последуют, если меня вызовут к доске отвечать, в конце концов, надо или нет?
Списывая, ты начинаешь понимать, что люди необходимы, что от них можно получить нечто полезное для себя. Начинаешь осознавать, что не всегда необходимо быть честным...
В детстве всё бывает впервые. Иногда в первый и последний раз. Выпускной в детском саду, выпускной в школе... А вспомните впервые охватившее вас чувство ностальгии!.. Я умею тосковать по прошлому и при этом испытываю приятный холодок внутри...
Необходимо признать: не всё я делала правильно в свои юные годы. Но такое поведение учит впредь быть внимательным к своим поступкам и ответным реакциям других в ответ на твои шутки. Быть ответственным за свои поступки — вот что необходимо уяснить.
Взрослея, ты всё чаше задумываешься, прежде чем сказать «нет», и говоришь то, что желают от тебя услышать: «да». Говоришь «да», чтобы доставить радость. И наблюдаешь, как человек, совершая ошибки — собственные, надо заметить, — учится жизни... Я подчёркиваю — собственные, и вины твоей нет в том, что человек загнал себя в угол. Каждый, как говорится, получает по способностям. Уточняю — по способности слушать и слышать мнение другого. А если человек ждёт лишь подтверждения правильности своего поступка, мнения, результат обычно плачевный.
Ладно, если не слушают других, но не слушают и себя. И почему я себя не остановила в тот раз и пошла на вечер выпускников? Почему не обратила внимания на красный свет и шагнула на дорогу? Почему сказала себе «да»? Хотела порадовать себя. А что? Имею право...
Я с удовольствием хожу на вечер выпускников. Это своего рода экзамен. Оценивают тебя, оцениваешь ты... И приходишь в ужас, если оказываешься менее успешным, чем бывшие приятели... О твоей никчёмности тебе, конечно же, прямо в глаза не скажут, но ты и так ощутишь каждой клеточкой своего тела... свою ущербность. И хочется сказать уважаемому, успешному, но бывшему школьному приятелю: «Когда ты устремляешься вперёд, посмотри на спину того, кто всё ещё впереди тебя. И постарайся не выстрелить».
Это я к тому, что нельзя стать успешным человеком за счёт уничтожения того, кто тебе мешает. А некоторые мои приятели, насколько мне известно, шли без зазрения совести по головам. Почему? Только ради того, чтобы о них сложилось приятное впечатление. Для того, чтобы все окружающие человеческие особи были в восторге и, заглядывая тебе в рот, ловили каждое твоё слово. Почему, спросите вы меня, выражаюсь несколько грубо? А что — вы предлагаете мне подбирать выражения? Для гордеца, хозяина жизни, каким считает себя глупец, людей не существует — есть только особи... И ему всё равно, что говорят. Да он и сам не стесняется выражений некрасивых.
Необходимо для себя уяснить, что нельзя сравнивать себя с другими. Ты такой, какой ты есть. Ты не пошёл против нравственных установок? Молодец. Если совесть твоя чиста и ты сделал всё возможное — нет, не для других, для других иногда бывает проще что-либо сделать, а для себя, — значит, у тебя всё в жизни получилось. Значит, ты стал самодостаточным и духовным человеком. Главное — ставить для себя цели и пытаться их достигнуть. Неважно, какая это цель, — главное, чтобы она была. Есть такие люди, которым ничего не надо от жизни. Живут, не сопротивляясь обстоятельствам, а потом жалуются, что им скучно. Хотя жизнь — весёлая штука и умеет шутить...
Важно захотеть желать для себя, желать для других счастья.
Идти или не идти на вечер выпускников? Каждый решает сам. Лично я своё драгоценное время трачу на это с удовольствием. Хочется всколыхнуть душу воспоминаниями. Вспомнить школьные шалости. Да и всегда любопытно узнать, кто и как в настоящее время живёт, что успел пережить.
Интересно поговорить со своими учителями. Они достойны нашей благодарности. Простите нас, дорогие учителя, за ваши испорченные нервы! Нам, вашим воспитанникам, остаётся лишь сожалеть о том, что раньше не внимали вашим требованиям.
Приходится с чувством стыда вспоминать о том, как мы натирали мылом доску. Увы, бывало и такое!.. И это лишь для того, чтобы сорвать урок. Писать на такой доске становилось невозможно. Правда, потом нам самим приходилось приводить её в порядок...
Помню, как однажды мы сговорились и сделали так, чтобы учитель не смог попасть на урок и мы избежали бы такой неприятности, как контрольная работа. Тот день я запомнила навсегда. Мы сидели в классе, закрывшись изнутри, и нам казалось, что звонок на перемену никогда не зазвонит. Мы этого даже желали, лишь бы не встретиться с учителем после совершённого нами проступка. А в итоге хуже сделали только себе. Контрольную всё равно пришлось писать, причём уже на следующий день. Оценки мы получили соответственно нашему проступку. Весёлое было время!..
Так всё-таки идти или не идти на вечер выпускников? Да, каждый это решает сам. Но я посоветовала бы однажды прийти, чтобы ощутить счастье от сознания того, как это здорово, когда не нужно ходить в школу ежедневно.
Наша школа не слишком большая, зато уютная. В ней царит почти домашняя атмосфера. Но, возможно, это моё субъективное мнение и кому-то моя школа кажется старой, невзрачной и скучной. Надеюсь всё же, что таких немного.
Хороший у нас был класс, дружный. Мы делились секретами, друг о друге знали всё... Ну почти всё. И это нас не пугало. Сейчас приходится всё от всех скрывать. Хорошо, что друзей осталось немного, да и те не друзья, а так, всё больше приятели. Поэтому недоговаривать или откровенно врать приходится нечасто. Но это уже другая история. Врать тоже надо уметь, а если не умеешь, стоит научиться. Врать необходимо только во благо... Только вот иногда понять, в чём заключается благо для твоего приятеля, довольно сложно.
А в детстве у меня было много друзей. Я тогда ещё не знала, что значит быть одной.
Больше всех меня забавлял одноклассник Сидоров — рыжий, в веснушках, смешной. Имя у него было замечательное — Вадим. Его никто не дразнил, а, напротив, называли солнышком. Можете не верить, но это так.
Солнышком мы стали называть его благодаря нашей учительнице. Мы тогда учились ещё в начальных классах, и молоденькая преподавательница была для нас единственной, любимой и уважаемой. Мы слушали её, раскрыв рты, настолько интересно она вводила нас в неведомый нам ранее мир букв и цифр. Не помню сейчас, да это и неважно, о чём она нас как-то спросила, но помню, как мы дружно вытянули руки. Она же попросила встать Сидорова и неосторожно произнесла: «Ну, ответь, солнышко». С тех пор мы и называли его только так. Справедливости ради необходимо отметить, что Вадим был очень симпатичным ребёнком...
Обычно он невпопад отвечал на вопросы преподавателей, меня же дёргал за косички. Почему доставал именно меня? Потому что сидел за моей спиной и мои косички постоянно мелькали перед его лицом. Ему было легко до них дотянуться, да и шума я не поднимала: побаивалась. Однажды я пожаловалась на Сидорова своей маме, но та мне популярно объяснила, что таким образом мальчишки выражают свою симпатию девочкам. С тех пор я стала даже уважать мальчишек, дёргающих меня за косички, и особенно Сидорова. Хулиган, троечник — но ведь именно такие и нравятся девочкам. Как оказалось, я не исключение.
К выпускному вечеру я осознала, что из Сидорова ничего хорошего не выйдет, и сказала ему «пока» без особого сожаления и на радость моим родителям. Я даже и думать о нём со временем перестала. Да и как можно долго грустить о человеке, который действительно со временем возомнил себя солнцем и даже каким-то образом добился того, что многие из одноклассников, словно спутники, стали крутиться вокруг него. А тот, кто не желал делать этого, просто переставал для него существовать — словно находился далеко, в другой Галактике.
Каково же было моё удивление, когда где-то за неделю до нашей традиционной встречи раздался телефонный звонок и мне сообщили, что встреча перенесена из ресторана, в котором обычно мы собирались, на белую яхту. Затем мне дали понять, что приглашает собраться на ней сам Сидоров, утверждая при этом, что яхта — его собственность.
Тут необходимо пояснить, что наш класс придумал себе особый день — «Встреча школьных друзей». Собирались мы в сентябре, в первое воскресенье. Так мы договорились на последнем звонке.
Нам хотелось побыть вместе только своим классом, без лишних людей, грубо говоря. Но не подумайте, что являться на встречу были обязаны все. У нас была свобода выбора — приходить на вечеринку или нет. Лично я свой класс обожала и поэтому от приглашений не отказывалась.
Впрочем, приходили обычно все. Согласитесь, что глупо не воспользоваться моментом и не повеселиться лишний раз. Часто ли мы, достигнув определённого возраста, «в люди выходим»? Нечасто. А много ли общаемся с узким кругом бывших друзей, по большей части приятелей? Согласитесь — нечасто.
Большинство из нас живёт по схеме: дом — работа, работа — дом. А вот вырваться из круга проблем и просто оторваться, выпустить пар удаётся нечасто. Не всегда можно позволить себе устроить беспредел. А наш вечер предполагал полную свободу действий. Но, справедливости ради, необходимо заметить, что наши встречи обычно проходили без каких-либо недоразумений и обид.
А вот на встречу выпускников, которая по традиции проходит в первую субботу февраля, мы отправляли делегацию — преподнести преподавателям цветы, выразить им благодарность от всего нашего класса. Но и тем, кто в делегацию не входил, посетить школу не возбранялось. Иногда случалось так, что собирались в школе и полным составом.
Таким образом, у нас было два праздника. Это было что-то вроде дня рождения у подростков. Первый раз отмечаешь его с друзьями; второй, как требует того долг, с родителями и их гостями... Отлично придумано?
Но мы немного отвлеклись, и необходимо вернуться к тому, какое впечатление на меня произвёл звонок, а точнее — приглашение на яхту...
Если сказать, что я была в шоке, значит ничего не сказать. Мы с Сидоровым виделись на предыдущих встречах, и впечатления он на меня, мягко говоря, не произвёл. Серенький, словно полинявшее солнце зимой, неухоженный какой-то… В общем, видно, что семьи нет, работы нет, а если и работает, то платят ему явно какие-то копейки. Яхту на них не приобретёшь, это уж точно. Мне не терпелось узнать, что же произошло в жизни неудачника Сидорова. Что могло так кардинально изменить его жизнь к лучшему? Я была не против воспользоваться его советом. Поэтому я летела на крыльях на встречу с яхтой — извините, на встречу выпускников, — сгорая от любопытства.
Это я сейчас понимаю, что человек всегда будет желать больше того, что имеет; всегда будет недоволен тем, как он живёт. Конечно, в том случае, если он хочет чего-то от жизни. Если у него большие амбиции. А тогда…
Сидоров встречал гостей. Лично. Выглядел он просто шикарно. Ухоженный, в белом костюме, он снова сиял, словно летнее солнце. Короче, производил впечатление. Хорошее.
Оказалось, что для меня у него припасены белые розы и дежурные фразы о любви. Я была приятно удивлена. Нет, не так: лучше будет сказать — шокирована. Я не стала спрашивать у него, откуда взялось богатство, и мы провели с ним вместе незабываемый вечер. Я была счастлива, что отхватила в «кавалеры на вечер» самого хозяина яхты.
Я не забуду, как мы с ним танцевали. Он нежно держал меня за талию и улыбался. Я глупо улыбалась в ответ, не совсем понимая, что, собственно, происходит. Я просто парила в воздухе. Я была счастлива. Но в какой-то момент нашу идиллию прервали. Подошёл официант и что-то прошептал Сидорову на ухо. Я увидела, как тот побледнел, и услышала его слова:
— Хорошо, сейчас подойду.
Я, естественно, поинтересовалась, что случилось. Сидоров ответил, что ничего особенного, просто мама позвонила. Потом посмотрел на меня и, заикаясь, произнёс:
— Мне срочно нужна твоя помощь. Сходи узнай, что маме надо, а если спросит, почему я сам не подошёл, скажи, что мне срочно пришлось решать кое-какие вопросы ну с очень важными гостями и абсолютно нет возможности уделить ей время. Я подойду позже... Если перезвонит.
Я посмотрела на Сидорова, не понимая его просьбы. Не понимая, почему бы ему не поговорить с мамой сейчас.
Увидев, что я удивлена и не тороплюсь бросаться ему на помощь, Вадим проговорил, добавив в интонацию мольбу:
— Ну, пожалуйста, Вера... Потом всё объясню.
Я неохотно подошла к барной стойке, взяла любезно поданную мне трубку телефона и выдавила из себя короткое «алло».
Закончив разговор, я села за столик к Сидорову.
— Ну и что мамочка сказала?
Я обратила внимание на то, что Вадим теребит в руках салфетку. «И что так нервничает?» — подумала я и поспешила ответить, надеясь успокоить приятеля:
— Да так, ничего особенного. Просила, чтобы ты вытащил фарш из холодильника, когда вернёшься. И ещё просила сообщить, что она уходит в гости, а, когда вернётся, нажарит тебе котлет. Я не понимаю одного, Вадим: почему, если у тебя есть яхта, нет помощницы по хозяйству?
— А я, Вера, вообще ничего не понимаю... А по хозяйству мне помогают. Приходит три раза в неделю очень милая женщина. Не волнуйся, моя мамочка уже давно котлет мне не жарит.
— А мне-то чего волноваться? Просто как-то всё странно...
— Ты даже не представляешь, как…
Дальнейший вечер прошёл ровно. Сидоров был задумчив, и это было просто замечательно. Шуточки у него были обычно не к месту. Короче, ему бы лучше молчать. Вот он и молчал, иногда выдавливая из себя «да» или «нет», когда к нему обращались. Мне же пришлось весь вечер развлекать его выдуманными историями.
Но… Рано или поздно любой бал завершается. Мы попрощались, обменявшись номерами телефонов. Я была счастлива, что мне удалось не опалить своих крылышек.
Звонок от Вадима раздался примерно через неделю. А я-то уже и не надеялась на это. Могу сказать больше — боялась, что позвонит. Желания иметь какие-то дела с солнцем у меня не было. Осознавала опасность. Но он позвонил, и я была счастлива. Вдруг захотелось просто поговорить. И нет мне прощения, но я сама пригласила его к себе домой, когда он сказал, что соскучился и желает непременно встретиться.
И мы встретились.
Вадим пришёл ко мне с тортом и цветами. Мы пили чай, разговаривали о пустяках, и вдруг он меня спросил:
— А что, подруга, не спросишь, вытащил я фарш размораживаться или нет?
Удивившись вопросу, я ответила:
— А я об этом, Вадим, и забыла. Разве это так важно?
Я хотела ещё что-то сказать, но Сидоров перебил меня:
— Моя мама умерла... Три месяца уже прошло... Как ты понимаешь, звонить мне она просто не могла.
— Соболезную, Вадим. Извини, не знала. Но кому понадобилось так шутить? Глупая и грубая шутка...
Я была возмущена. Люди совсем совесть потеряли! А это уже нарушение границ дозволенного нормами морали в человеческом обществе.
— Да дело и не в этом вовсе. Представь себе моё состояние, когда я пришёл домой, а на столе — фарш. Трогать его я, конечно же, побоялся...
— Наверное, помощница по хозяйству постаралась. Что в этом особенного? Пришла, вытащила фарш... — Выходной у неё был. Не приходила она, Вера.
— И что ты, Вадим, сделал? Интересная история, решила я. Если объявился покойник, то Сидоров скоро уйдёт. Примета такая. Бедный Сидоров!.. Но вслух я этого не произнесла, чтобы не пугать друга.
— Что я сделал? Лёг спать.
Ответ меня удивил.
— Вот так запросто взял и заснул?
— Не сразу, но заснул, а когда проснулся, на столе были готовые котлеты...
— И ты их съел?..
Более глупого вопроса я не могла в тот момент задать. Естественно, Вадим на него не ответил.
— Да, странная история, но давай больше не будем говорить об этом.
На том мы и порешили. А звёзды в тот вечер были огромные. Я чувствовала — рядом смерть.
Уходя от меня на следующее утро, Вадим, горячее моё солнце, попросил у меня взаймы немалую сумму. Я не отказала ему. Да и как я могла отказать солнцу? Я парила в облаках и мало что соображала в то утро, согретая ночью (!) тёплыми лучами солнца.
Позже я узнала, что Сидоров организовал встречу нашего класса, взяв кредит. Арендовал яхту, чтобы произвести на меня впечатление. А на последние деньги купил для меня торт и цветы. И всё это для того, чтобы я не отказала ему в деньгах. Рисковал. А если бы я не клюнула на его уловки? Плохо бы ему тогда пришлось. Денег бы от меня не получил. Но, видно, он разбирался в людях более чем хорошо и знал меня лучше, чем знаю себя я сама. Возможно, следил за моей жизнью.
А у меня от любви голова кругом пошла, и оказать Вадиму небольшую услугу я была только рада. Девушка я не бедная, с голода не умру. Глупенькая вот только.
Остаётся сказать одно: деньги мне Сидоров не вернул. В милицию я не пошла. Мне до сих пор стыдно, что меня обвели вокруг пальца. Сыграли на моих чувствах. Больше мы с Сидоровым не встречалась никогда. Его сбила машина. И случилось это на девятый день после того, как мы с ним ели у меня торт. Я всё-таки тешу себя мыслью, что, если бы не это обстоятельство, Вадим погасил бы свой долг.
Так однажды я оплатила встречу выпускников. Если подумать — хорошее дело сделала. Спасибо Сидорову. Вечер был просто замечательным. Это был мой вечер...
Да, я была польщена тем, что «цирковое представление» было разыграно ради меня. В последнее время я редко бываю в центре внимания, а сейчас судачить обо мне будут, как я понимаю, аж до следующей встречи выпускников. Некоторые уже успели позвонить и выразить мне соболезнование. Но я так скажу: слава богу, вспомнили и проявили внимание. И всё это благодаря Сидорову.
Я обожаю своих одноклассников. Воспоминания о школьных годах записаны у меня в общих тетрадях. Каждый год, начиная с третьего класса, я исписывала по две общие тетради в девяносто шесть листов каждая. Зачем мне это было нужно? Какое-то время я и сама этого не понимала. Но сейчас я могу ответить на свой вопрос: мне просто всегда было дорого то, что происходило вокруг меня. И я не желала терять из памяти ни единого мгновения, будь оно хорошим или плохим.
Я и спустя годы не избавилась от своей привычки. И до сих пор, если у меня в жизни происходят интересные события, записываю их в тетрадь.
В школьные годы всем приходилось писать сочинения. Мои «опусы», предназначенные для учителя, были самыми обычными; если выразиться точнее — правильными. Содержание обычно оценивалось на пять или четыре, а вот грамотность... Но об этом я лучше умолчу. Не знаю, почему так случилось, но писать мне нравилось всегда. Я с нетерпением ждала выходных, доставала из тайника общую тетрадь, и мои правильные сочинения превращались в нечто странное. Я даже боялась вначале своих фантазий, но потом... Потом поняла, что мои домашние сочинения — это темы для рассказов, которые, возможно, в будущем я кому-нибудь и прочитаю.
«Сочинения без оценок» — это собрание историй из моих школьных тетрадей. Предлагаю вам окунуться в мир моих фантазий.

Теги: повесть16+Елена Нестеровапроза

Рекомендуем посмотреть