Варфоломеевская ночь длинных ножей

August 26, 2019

Вряд ли апостол Варфоломей мог представить, что имя его прославится в веках не христианскими подвигами и просветительством, а кровавой страницей в истории Франции. Но именно в ночь на его праздник по Парижу полились реки гугенотской крови, а само событие получило название Варфоломеевской ночи. Правда, ночь растянулась на несколько дней, а резня в итоге охватила всю Францию.

Религиозные войны между католиками и протестантами, которых французы называли гугенотами, вспыхивали и затухали с завидной периодичностью. Причём резвились вовсю обе стороны. Но если для гугенотов это противостояние было гражданским актом, и убивали они в основном священников, не трогая их семьи, то католики любого протестанта воспринимали как исчадие ада, а потому не щадили никого.

Массовые убийства начались за несколько лет до Варфоломеевской ночи. В Фуа были обнаружены молящимися, что запрещалось, около трёхсот гугенотов, всех их убили. В ответ протестанты в Ниме перебили около ста католических монахов. Это произошло в ночь на святого Михаила и получило название «Мишелада».

И вот Екатерина Медичи, мать тогдашнего короля Карла IX, решила вроде бы положить конец братоубийственной войне. Свою дочь Маргариту она выдала замуж за высокопоставленного гугенота Генриха Наваррского, впоследствии ставшего королём Генрихом IV. Но при этом она же была и инициатором массовой расправы. Хотя, конечно, её масштабы Екатерина вряд ли предполагала.

Для Медичи главной мишенью был лидер протестантов Гаспар де Колиньи: якобы он стал оказывать большее, нежели Екатерина, влияние на короля. Естественно, представительнице рода Медичи такое понравиться не могло.

В ночь на святого Варфоломея городские ворота оказались заперты, а протестантские дома помечены красными крестами. О начале резни возвестил колокол, расположенный, предположительно, на королевской часовне во дворце.

Первым, как и было предусмотрено, оказался Гаспар де Колиньи — его проткнули шпагой, а над телом надругались. Казалось бы, для Медичи этого было уже довольно, но толпа, почувствовав кровь, уже не желала останавливаться. К тому же некоторые католики, прикрываясь «благим делом», постарались свести и личные счёты.

Например, Луи де Клермон, сеньор де Бюсси, выведенный Александром Дюма в романе «Графиня де Монсоро» благородным рыцарем, под шумок избавился от своего родича, с которым давно судился за землю, а затем отправил на тот свет ещё нескольких родственников, став в итоге весьма богатым человеком.

Наутро 24 августа оказалось, что на кладбище Невинных зацвёл боярышник, хотя был не сезон. Католики восприняли это как благоприятный знак и продолжили расправу.

В итоге только в столице Франции погибли около пяти тысяч человек, по всей же стране убили около тридцати тысяч гугенотов, хотя под горячую руку попадались и иностранцы. Некоторым протестантам удалось спастись — около двухсот тысяч покинули страну, лишь только спало напряжение.

Варфоломеевская ночь настолько потрясла французов, что стала популярной темой для художественной литературы. Весьма подробно, хоть и не без вымысла, познакомиться с этим событием можно в «Королеве Марго» А. Дюма, «Хронике царствования Карла IX» П. Мериме, «Молодых годах короля Генриха IV» Г. Манна, «Варфоломеевской ночи» П. Понсон дю Террайля и многих других произведения, как зарубежных, так и отечественных.

#Литератураистория

❗Читать историческую литературу всегда полезно

{productList ids="2907"}