«Уменье строки рифмовать ещё не делает поэтом»

Сегодня Муза мне опять

В тиши твердила по секрету:
«Уменье строки рифмовать
Ещё не делает поэтом».

Но что же тогда делает? Неужто мало освоить основы стихосложения, выглянуть за оконце и, руководствуясь принципом «что вижу – о том пою», сплести парочку четверостиший? Конечно, есть немало людей, которые смотрят на творчество как на некую разновидность математики. Однако если бы все писатели рассуждали подобным образом, не родилось бы за всю историю человечества ни одного бессмертного шедевра. Ведь поэзия – это намного больше, чем способность считать слоги, расставлять ударения и подбирать созвучные окончания. Это эмоции, идущие из самой глубины души, прошедшие через горнило разума и выкованные в строки, берущие за живое, заставляющие чувствовать и думать острее, ярче, глубже погружаясь в тайны мироздания и бурные воды собственных переживаний.


Татьяна Турбина, автор сборника «Приют ветрам» и строк, с которых началось данное обсуждение – настоящий Поэт. Она не поддаётся страстям и не пишет под их влияниям. Но и на поводу у доводов рассудка никогда не идёт. Её творчество – это идеальный баланс между рацио и эмоцио. С одной стороны, писательница находится в поиске любви и сопряжённого с ней счастья:


В сиянье солнечного дня всё скрыто мраком,
Яснее жизнь себя являет пред закатом.
Мелькнёт в заветной вышине звезда – и гаснет.
Нам невдомёк, когда и где забыто счастье!


Романтическим темам, то есть эмоцио, уделяется много внимания. Говоря о них, Татьяна подбирает нешаблонные метафоры, радости и страдания преподносит в нестандартном ключе и пробуждает воспоминания у читателя, который пережил нечто подобное когда-то в прошлом или переживает сейчас, но не смог бы выразить то, что накипело, словами:


Спрятаны ошибки в сундуке.
Жизнь моя на кончике иглы,
Сохранила память о тебе
В сундуке среди кромешной тьмы.


Рациональная часть внутренней сути автора проявляется в философских изысканиях, которых ничуть не меньше на страницах, чем бесед о «страсти нежной» во всех её проявлениях. Автор подвергает анализу само мироустройство, представляя жизнь как некую книгу судеб. Если прочесть её внимательно, непременно найдёшь упоминания о себе, затерявшемся где-то в пространстве и времени:


Всех Вечность примирит.
В молчании дивном
Она фолиант открывает старинный,
В нём вписаны судьбы, истории, даты,
Цари и пророки, крестьяне, солдаты.


Поиск Истины перекликается в сознании Татьяны с мыслями о Боге и религиозными верованиями:


Нам от Рожденья Истина дана,
К которой неосознанно стремимся.
Отвергнем ложь, и будет жизнь полна,
Когда мы в Истине с Творцом соединимся!


Писательница отказывается просто принять жизнь как данность. Она надеется докопаться до сути всего, отыскать причины, предугадать следствия. Она вспоминает, обращается к творчеству классиков, импровизирует, используя известные строки, и перекладывает на стихи культовые сюжеты, объединяя прошлое с настоящим:


«Ну что тебе играть мешает?
О чём ты, милая, страдаешь,
За кораблями наблюдаешь?
Бери ракушки, жемчуга,
Тебе – вся моря глубина...»


Но за ностальгией поэт не забывает о грядущем, а потому мечтает и идёт за светом надежды, из того, что мы зовём «здесь и сейчас», в неведомое пока завтра. И в этом странствии от прошлого к будущему Татьяна Турбина создаёт своё, особенное настоящее, где даёт «Приют ветрам».