Текут воспоминания о месте без названия, или просто Роща писателя Юлии Беанны

May 24, 2022

Есть на карте Москвы небольшой зелёный массив, который вполне мог бы называться сквером или рощей. Место уютное, с деревьями, тропинками, полянами, клумбами, скамейками и детскими площадками. Вот только оно не имеет названия. Вдоль одной стороны массива проходит забор, за которым расположен так называемый "лес Октябрьское радиополе". По площади, этот лес примерно такой же, как и безымянная роща. Почему она не удостоилась имени — я не знаю. Но так сложилось, что именно в этом загадочном месте прошло всё моё детство. И называли мы его просто "роща".

Я гуляла в роще каждый день, за исключением тех, когда сваливалась с гриппом или ещё какой заразой. Два или три часа, после завтрака и почти до обеда. А иногда — ещё и часок незадолго до сна.

Больше всего я любила участок в самом сердце рощи. Деревья там растут настолько густо, что кажется, будто попадаешь в лес. Снаружи он холмистый, а внутри, за кромкой холмов, находится небольшая низина. В детстве я, зайдя в него, воображала, будто нахожусь в сказочном подземелье, где живут гномы и прочие чудесные существа.

Зимой мне нравилось кататься на ледяной горке. Их в роще было две: одна более высокая и крутая, я опасалась с неё съезжать. А другая — низкая, более плавная. Я могла кататься на ней по несколько часов подряд, не обращая внимания на мороз.

Летом в роще было особенно интересно: летало много бабочек и птиц. Именно там я начала изучение разных видов этих восхитительных созданий. Я постоянно видела зябликов, скворцов и трясогузок, а однажды — стаю щеглов. Что касается бабочек, помимо всем привычных капустниц и крапивниц, мне встречались павлиний глаз, траурница и лимонница, и даже довольно редкая — адмирал.

Я часто брала папин аквариумный сачок, и шла ловить этих прелестниц. Для такого занятия роща предоставила мне две поляны: одну поменьше, другую побольше. Поймав какую-либо бабочку, я зажимала её в сачке, а другой рукой доставала и рассматривала узорчатые крылышки. А потом отпускала на волю — не было мысли умерщвлять её и насаживать на иголки. Правда, позже мне сказали, что даже если брать бабочку аккуратно, с её крыльев всё равно слетит пыльца, слой которой истончится, и малышке станет труднее летать. Соответственно, хищникам будет легче её поймать. Я была огорчена тем, что могла убить живое создание, ведь я только хотела его рассмотреть. Поэтому вашим детям я такое развлечение не советую.

Также в роще росло много полевых цветов — васильков, ромашек, клевера, одуванчиков, зверобоя. Особенно мне нравился клевер, даже не внешне, а на вкус. Я срывала пару-другую цветков, обрывала с них лепестки и обсасывала их основание. Они были сладкими, и напоминали мёд.

Иногда, в заборе, разделяющем лес Октябрьское радиополе и "мою" рощу выламывали пару досок, тогда можно было пролезть в дыру и побродить по лесистой местности. Радиополе было менее облагорожено, чем роща, и скорее походило на глухую чащу. В детстве я даже побаивалась заблудиться там.

Относительно недавно (по словам родственницы, лет десять назад), рядом с радиополем водрузили Октябрьскую телерадиобашню. Родственница сказала, что она смотрится мрачно, и на днях, посетив родные пенаты, я получила возможность убедиться в её словах. Башня вызвала ассоциацию с гигантским железным скелетом, упирающимся в самое небо. Меня в принципе, пугают большие железные сооружения, они кажутся мне враждебными и как будто живыми.

Отдельного упоминания заслуживает ТЭЦ-16, находящаяся рядом с рощей. Если зайти в рощу с главного входа (это небольшие чёрные воротца, на которых опять же, не висит никакой таблички с названием места), и пойти по главной дороге до конца, упрёшься в забор. За забором будет какое-то административное здание, за зданием — дорога, за дорогой — ещё один забор, и прямо за ним — три высоченных и широченных трубы, из которых валит пар. Эти сооружения называются градирнями. Раньше я ужасно их боялась, и ни за какие коврижки не приблизилась бы к дороге, разделяющей рощу и ТЭЦ. Тогда труб было четыре, а сейчас три. Тогда они было грязно-серого цвета, а сейчас разукрашены красно-белым орнаментом и голубыми полосами. Это делает их заметно менее страшными. Или я попросту выросла и поэтому уже не испытываю такого дикого страха.

А сама роща показалась мне гораздо меньше, чем в детстве. Пятнадцать минут туда, Пятнадцать обратно — вот она и закончилась. Но в детстве всё кажется необъятным, неведомым и невероятным.

Таким воспоминанием из детства поделилась с читателями писатель Юлия Беанна, произведения которой можно прочитать в авторской книге «Кровь», журналах «Союз писателей» и «Страна Озарение», коллективных проектах «47 отголосков тьмы», «Писатели-мистики», «Золотой томик поэзии I и III», «Откровение. 2022»и многих других. А какие памятные места из прошлого нравятся вам? Делитесь локациями в комментариях!