Лев Толстой: начало великого пути


Когда речь заходит о Льве Николаевиче Толстом, первое, что приходит на ум — кому с восхищением, а кому и с нескрываемым раздражением, — четыре тома «Войны и мира». Но это произведение уже зрелого мастера. Начинал он с менее масштабных форм и цели преследовал иные.

Так, 15 июля 1852 года Лев Николаевич отправил своему коллеге по перу, руководителю журнала «Современник» Н.А.Некрасову своё первое произведение. Это была повесть «Детство», ставшая впоследствии началом автобиографической трилогии.

Её замысел Толстой вынашивал долго, постоянно его изменяя. Исследователи считают, что сначала автор хотел написать что-то вроде исповеди, охватывающей всю его жизнь. Но по каким-то причинам передумал и взялся за описание детства своих приятелей Исленьевых, с которыми был дружен. Во всяком случае, так написал сам Толстой в «Воспоминаниях» уже в начале двадцатого века.

Тем не менее мальчик, от лица которого ведётся повествование, нигде не назван по именно, что даёт исследователям творчества классика думать о том, что это и есть сам автор. Порою Толстой так увлекается, что включает в сюжет и биографические моменты, смешивая жизненные события свои и своих друзей.

«Поэт и гражданин» Некрасов прочитал повесть, отметил талант молодого автора и достоинства произведения и сообщил в ответном письме, что напечатает рукопись. Следом Толстой получает и второе письмо, где Некрасов уже не скупится на комплименты. Он продемонстрировал повесть коллегам, которым она очень понравилась, и сам её ещё раз перечитал, обнаружив, что она гораздо лучше, чем показалось на первый взгляд.

Напечатанное произведение было с восторгом встречено не только широкой публикой, но и собратьями по цеху. Иван Сергеевич Тургенев, переписываясь с Некрасовым, находится под впечатлением от «Детства», призывает товарища поощрять молодой талант и пророчит, что вскоре из всей русской литературы будут знать одного лишь Толстого.

Подбодренный таким отношением, Лев Николаевич продолжает творить, и, как мы знаем из школьной программы, вслед за «Детством» появляются «Отрочество» и «Юность».

Когда спустя полвека Толстой возьмётся за «Воспоминания», он перечитает свои первые труды и отметит, что находился в ту пору под влиянием «Сентиментальных путешествий» Стерна и «Библиотеки моего дяди» малоизвестного сейчас Тёпфера.

Однако и критики, и исследователи творчества в этом вопросе с автором не соглашаются, утверждая, что уже в первых повествованиях прослеживаются характерные особенности, которые будут свойственны всем последующим произведениям великого мастера. И в первую очередь это то, что Чернышевский назвал «диалектикой души» — глубокий психологический анализ всех, даже второстепенных персонажей, в котором Толстому нет равных.

Журналист пресс-службы "Союз писателей" 

Юлия Лазарева