Каталог

Всегда с вами. Фарра Мурр

Научно-фантастический детектив

Всегда с вами. Фарра Мурр
Нажмите на изображение для просмотра
978-5-00143-307-1
В наличии
524 Р

      Отзывы: 0 / Написать отзыв



Категории: Повести и РассказыДетективыФэнтези и ФантастикаПечать по требованию

Роман «Всегда с вами» — это третья, завершающая часть повествования о следователе-пенсионере и о его друзьях. В очередной раз им приходится схлестнуться с грозным противником. На этом пути неминуемы жертвы, поражения и победы, досадные промахи и неожиданные удачи. Но беда, как говорится, не приходит одна. Снова человечество, да и сама жизнь в опасности, угроза реальна и страшна своей неотвратимостью. Сможет ли человеческая смекалка и могущество искусственного разума спасти нас от новой угрозы? И что нас ожидает в будущем? Этим и интересна научная фантастика — ведь она даёт возможность заглянуть в таинственное Завтра.

Возрастное ограничение16+
АвторФарра Мурр
Формат13х20
ОбложкаГлянцевая
ПереплетМягкий
Вес гр.350 г
Кол-во страниц324
Год издания2020
ИздательствоИздательство "Союз писателей"
Печать по требованию (срок изготовления до 14 дней)Да

Часть первая

Вызов

Глава 1

Чёрная метка

Что можно с абсолютной уверенностью утверждать, так это то, что жизнь абсолютно непредсказуема. Строишь планы, заглядываешь вперёд, за горизонт, но всё рушится в одно мгновение, как хрустальный бокал в неуклюжих пальцах. И всё же мы, люди, каким-то непостижимым образом умудряемся оставаться на плаву среди этого хаоса. Может, в этом и есть секрет нашего процветания на планете?
Этот ворох мыслей, внезапно заполнивший моё сознание, видимо, подспудно пытался ослабить внезапную боль, охватившую меня. Никогда не думал, что простой рисунок зелёно-красной осы может так больно ужалить. Стоило мне вытащить из конверта этот листок, как меня пронзила мысль: «Он нашёл меня первым». Надо признать, последние шесть месяцев сам искал встречи с ним, выполняя обещание, данное генералу на смертном одре, но Рафаэль, к сожалению, оказался проворней. И это меняло всё.
Охотник в одно мгновение превратился в дичь. Всё бы ничего — чай не в первый раз встречаться со смертельной опасностью, но теперь у меня есть отягчающие обстоятельства. Легко «бороться и искать, найти и не сдаваться», когда ты никому не принадлежишь и не несёшь ответственности за кого-либо, кроме себя. Думаю, поэтому подростки так легко расстаются с жизнями — они ещё ничего не приобрели, за что стоит жить. У меня же теперь — есть.
Хотя, здраво рассуждая, факт моего обнаружения не являлся чем-то экстраординарным. Он и раньше знал, где меня найти, ему был известен мой адрес в Питере. Так что послание означало лишь то, что он выходит из тени и снова в игре. Вот только в какой? По его прежним масштабам, простое убийство из мести — слишком мало, хотя и не лишено смысла. В конце концов я — виновник крушения его планов на мировое господство… Однако чтобы уничтожить врага, совсем не обязательно его об этом предупреждать. Время галантных дуэлей кончилось ещё в девятнадцатом веке. Чего он добивается?
Кроме этого главного вопроса, передо мной стояла и другая дилемма. Предстояло подняться вверх по лестнице и сообщить новость Насте. Простое и столь желанное решение не говорить ничего отмёл с сожалением. Волей-неволей придётся принимать меры защиты, без объяснения которых не обойтись.
Надо честно признать, что одиноким волком жить проще.
Всё же лучше будет преподнести это сообщение помягче. Поднимаясь на свой четвёртый, постарался принять беззаботное выражение лица в меру здорового пенсионера.
Увы, старания были напрасны. Стоило переступить порог, как из спальни навстречу вышла Анастасия с пустыми бутылочками в руках. Она только что закончила кормить детей. Одного взгляда на меня с конвертом в руках ей было достаточно, чтобы встревожиться.
— Что не так, дорогой? — спросила она вместо обычного приветствия. Пока искал слова для ответа, она уже успела отнести на кухню бутылочки и вернуться в прихожую за ответом:
— Выкладывай! Только тихо, они только уснули. — Ничего особенного, радость моя. Просто получил привет из прошлого. — Дай взглянуть!.. Вот оно что!.. Значит, Рафаэль объявился! Что мы собираемся делать?
— Как раз об этом и раздумываю.
— Чего тут думать! Надо срочно переезжать отсюда!
— Согласен, но…
— Но что?
— Думаю, он этого от нас и ждёт. — Постой!.. Для этого он и подбросил письмо?.. Что же делать?
— Я не могу столь быстро принимать решения, как ты, моё счастье, — попытался смягчить атмосферу, но мои потуги не произвели должного впечатления. Настя просто подтвердила мои слова:
— Да, это точно подмечено… Раз конверт без обратного адреса и без штампа почты, значит, кто-то напрямую опустил его в наш почтовый ящик. Следовательно, за нашей квартирой установлена слежка. — Прекрасно, доктор Ватсон! Что ещё?
— Пока всё, дорогой Холмс! Может, у вас есть идеи?
— Ещё не знаю… Как обычно реагирует человек, узнавший, что может стать мишенью? Начнёт паниковать, предпринимать активные действия и наделает при этом кучу ошибок. С другой стороны, оставить всё как есть невозможно, послание доставлено, перчатка поднята, и игнорирование её лишь ускорит атаку…
— А что если перчатка всё ещё на полу?
— Что ты имеешь в виду?
— Ты вроде конверт не порвал, открывая?
— Не пришлось, он был не запечатан.
— Быстро возвращай всё в конверт и неси обратно в почтовый ящик! А я пока проверю шторы на окнах.
— Молодец! Голова! — с невольным восхищением отозвался я, выходя из квартиры. Одиноким волком жить, конечно же, неплохо, но и мудрая волчица может быть полезна. На всякий случай вернул в ящик и рекламу, которую по привычке выбрасываю сразу же, чтобы не нести эту макулатуру в дом. Теперь у нас есть, по крайней мере, день для сборов. На секунду задумался, стоит ли оповещать о случившемся Олега с Катей, но сразу осознал, что необходимо. Они тоже под угрозой. Наверно, лучше послать сообщение. «Есть основания для тревоги, хорошо бы встретиться».
Олег появился у нас сразу вслед за мной, благо подниматься ему всего один этаж. — Что-нибудь с малышами? — с порога спросил Олежка.
— Здравствуй. С ними всё в порядке. Спят, так что тише, пожалуйста, — ответила Настя, целуя его в щёку.
— А почему тревога?
— Рафаэль проявился. В почтовом ящике письмо без обратного адреса с зелёно-красной осой.
— И что это значит?
— Ты что, ещё не понял? — раздражённо пробормотала Анастасия. — Это чёрная метка!
— Чёрная метка?
— «Остров Сокровищ»! Стивенсон! Читал? По твоим выпученным глазам ясно, что нет. У пиратов так было принято — если ты получил чёрную метку, значит, тебе скоро конец.
— Где она? Можно посмотреть?
— Нет. Она всё ещё в почтовом ящике. — А откуда вы знаете, что у вас в почтовом ящике?
— Партнёр, я тебя не узнаю.
— Погодите-ка… Допёр! А зачем назад-то положили?.. А-а-а… И это понял. Нормально. Значит, у нас есть время... Наши планы?
— Видимо, придётся скрыться. Незаметно переехать куда-нибудь.
— Ясно. Чем я могу помочь?
— Думаю, за нашей квартирой наблюдают. Можно ли сделать так, чтобы снаружи никто не догадался, что нас тут нет?
— Нет проблем, дядя Дима. Я ведь вам настраивал «умный дом».
— Помню, но это-то при чём?
— Сейчас я настрою его так, чтобы вечером включался свет в квартире, телевизор, даже чтобы бежала вода из крана на кухне. У вас же есть тёмные шторы на окнах?
— У кого в Питере их нет? В белые ночи без них не заснёшь. — Это хорошо. Тогда прямое наблюдение за вами исключается. Погодите-ка! Есть ещё одна мысль. Когда малышня проснётся, давайте дадим им поплакать пару минут, я запишу их плач и пущу в систему. Будут рыдать по выбранному нами расписанию.
— По расписанию… Неплохо придумано. Жаль, что этот вариант не распространяется на живых существ. Хотя, грех жаловаться, последнее время дети спят гораздо лучше…
Олег с присущим ему рвением занялся любимым делом — вознёй с компьютером, Анастасия стала собирать самое необходимое, а я отправился на кухню, приготовить что-нибудь съедобное из наличествующих продуктов. Выходить из дома лишний раз было рискованно. Кроме того, занимаясь чем-то посторонним, могу спокойней думать. В том, что за домом следят, сомнения не было, но оставался открытым вопрос — прошёл ли мой утренний вояж в магазин незамеченным? Если да, то у нас есть пара дней в запасе. Однако я привык исходить из самых худших вариантов. Будем считать, что моё возвращение домой заметили. В таком случае, почему я не проверил почту?.. Я мог спешить, у меня в обеих руках были пакеты, так что это может прокатить. А если спешил, то куда и почему? Хотя, в моём положении молодого отца, спешка вполне объяснима. Что ж, можно заняться обдумыванием, как незаметно смыться. Самое сложное при исчезновении — не сам процесс ухода, а необходимость предусмотреть все возможные варианты, вплоть до проникновения в квартиру непрошеных гостей с целью проверки.
Примерно минут через сорок, когда я уже выключил духовку и заваривал чай, пришла Катя. — Привет! Ты быстро, молодец, — обрадовался Олежка. — Я неподалёку в вашем районе была по работе. А что случилось?
Наскоро ввели её в курс дела. Покачав головой в знак понимания, Катерина принялась за поиски. Пока мы с Настей накрывали на стол, она уже подыскала несколько предложений по съёму квартиры в Москве. Это было общее решение, что лучше всего ехать туда — в таком необъятном городе спрятаться легче. Давненько мы не собирались вместе за одним столом. У ребят была школа, у нас — Анечка с Ванечкой. Как это так в жизни получается, что встречаешься с друзьями только по тревоге? Что-то в этом неправильно… Однако, судя по настроению присутствующих, это никого, кроме меня, не волновало. За столом царил весёлый гомон, да приятный хруст запечённого в духовке фаршированного багета.
— Рецептик дадите? — спросила Катя.
— Что, понравилось?
— А то! — отозвался Олежка. — Нет проблем, как любит говорить Олег! Вы же знаете мой принцип — должно быть вкусно и легко!
— Вот-вот! Это меня и привлекает. Теперь, когда экзамены сданы, есть время поучиться. Надо же своих предков чем-то удивлять! — заявила Катя.
— А что, они скоро приезжают?
— Нет, после «Алых Парусов»1 я сама к ним в Канаду съезжу.
— Слушай, а как же ты в подъезд вошла? У нас же недавно все магнитные ключи поменяли? — дошло вдруг до Насти, что Катя пришла без звонка.
— Так теперь у меня мастер-ключи есть от всех домов! — гордо заявила Рина, показывая связку магнитных шайб на пластиковых ручках.
— Так это из-за твоей компании нам ключи меняли? — догадался я. Не так давно Катя, с помощью и активной поддержкой депутата Дугина, организовала бизнес, «Умный Город 4U».
— Вообще-то это наша общая компания, — подчеркнула Катя.
Номинально она была права. Я поучаствовал в организации предприятия финансово и посему носил почётное звание президента, Анастасия числилась бухгалтером, а Олег являлся главным менеджером по софту. Основному вдохновителю и созидателю — Екатерине — досталась по праву должность СЕО. Честно говоря, я отнёсся к этому мероприятию как к странной причуде и не придал особого значения, подразумевая: «чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не доставало». Поэтому сам факт, что компания действительно работает, оказался приятным сюрпризом. — Ну и зачем же нашей компании мастер-ключи? — невольно возник вопрос.
— Мы же меняем лампочки во всех подъездах и ставим детекторы движения, забыли? Это же было нашим первым этапом бизнес-плана, — с укоризной спросила Катя. Только теперь я вспомнил, что месяца три назад подписывал какие-то бумаги. В то время малышам был всего месяц, а на старости лет становиться родителем довольно тяжёлое занятие — немудрено, что полностью вышибло из памяти.
— А кто это «мы»? — с подозрением поинтересовался Олежка.
— Мы — это я и мои помощники. Рабочая сила, можно сказать.
— Прямо-таки рабочая сила? — недоверчиво переспросил Олег.
— Ну да! Электромонтёры. Непьющие и некурящие, между прочим.
— Это где же ты таких выискала?
— В тренажёрных залах. Накачанные такие, крепкие, бодрые, — продолжила описание Катя, но, заметив, что Олег заметно погрустнел, поспешила пояснить:
— Это же мистер Эйзи подбирал. Ему-то ты доверяешь?
— Ладно тебе… — лишь махнул рукой в ответ Олежка.
— Я Эйзи верю, поэтому спокойно подписываю все отчёты, что он готовил. Только вот хорошо бы и самой понимать, чем компания, собственно, занимается? Только по-простому, пожалуйста. Объясни, как для чайников, — попросила Настя.
— Помните, больше года назад, в библиотеке, мистер Эйзи рассказывал об умных городах, строящихся в Корее, Японии, Китае, Индии? Без искусственного интеллекта здесь не обойтись. Когда Олегу удалось восстановить Эйзи, я подумала: а почему бы и нам этим не заняться? В смысле обустройства жизни! Они могут, почему не мы? Обратилась с идеей к Дугину, он с радостью поддержал, помог бизнес-план составить, бумаги оформить. Жилконторы поначалу палки в колёса вставляли, но как нас включили в госпрограмму по переходу на цифровую экономику, сразу отвяли, стали, наоборот, «всячески способствовать», чтобы было о чём наверх рапортовать.
— А при чём тут лампочки? — осторожно поинтересовалась Анастасия.
— Всё очень просто. Подсчитав с помощью Эйзи, сколько тратится электричества на круглосуточное освещение домов, стало ясно — это может стать первым этапом работы. Сейчас современные лампы потребляют в десятки раз меньше энергии, а если ещё детекторы движения установить, то экономия становится громадной. Затем приступим к разумному регулированию отопления, установлению солнечных батарей на крыши и стены домов, и, наконец, организуем экологически чистое уничтожение мусора.
— Это как?
— Как в развитых странах — раздельный сбор мусора по категориям, затем утилизация и вторичное использование всего, что можно преобразовать, а то, что нельзя — будем сжигать в специально переоборудованных теплостанциях.
— На словах очень привлекательно. Одобряю, — заключила Настя. Но Олег оставался чем-то недоволен:
— Кать, я, как сейчас помню, числюсь главным менеджером по софту, но ведь ничегошеньки до сих пор не делал?
— Ты сделал главное — восстановил мистера Эйзи! — воскликнула Катя. Олежка казался удовлетворённым, но она продолжала с энтузиазмом:
— Понимаете, у нас в России уникальная по сравнению со многими странами ситуация — развитая сеть коммунальных служб, заложенная ещё при советской власти. Ей только нужно придать правильное управление, организацию работ, и всё! Мы будем жить в умном городе!


Глава 2
Побег

— Если справимся с бюрократией и взятками! — саркастически заметила Настя, вернув нас в реальность сегодняшнего дня. — Я безумно рада за успехи нашего совместного предприятия и светлые перспективы перед ним, но у нас в данный момент есть более насущные проблемы.
— Ты права, дорогая. Давайте обсудим план наших действий. В первую очередь, надо найти место для жилья в Москве.
— Катерина уже подобрала несколько вариантов. Все соответствуют выдвинутым тобою критериям, — промолвила Настя и развернула лицом ко мне лаптоп. Быстро просмотрел предложения. Действительно, они казались вполне приемлемыми.
— Что бы ты выбрала? Тебе ведь что-то уже приглянулось?
— Таким образом, ты перекладываешь решение на меня?
— Нет, конечно. Решение будем принимать совместно. Но тебе придётся пожить какое-то время одной с детьми. — А ты?
— Сама понимаешь, я должен решить проблему с Рафаэлем. Тем более что давно пора выполнить обещание, данное генералу.
— А обещанное мне?
— Ты о чём?
— О том, что клялся не покидать никогда! Не нашёлся, что ответить, лишь взял ладошку и прижал к щеке.
— Тётя Насть, за него не переживайте! Я же буду рядом, — прервал наше уединение Олег: — Кать, ты тоже?
— Да, конечно… Итак, что вы выбрали, тётя Настя?
— Вот этот комплекс мне приглянулся. На Юго-западе. Там можно снять помесячно в аренду трёхкомнатную квартиру с джакузи и даже сауной. Дороговато, правда, но есть и плюсы. Круглосуточная охрана, огромный парк рядом, отзывы очень хорошие.
— Отлично! Туда и поедем. Звони, договаривайся и собирай вещи.
— Да я уже практически собралась, — ответила Анастасия, показывая взглядом на кучу сумок в углу.
— А это что за баул? — с тревогой спросил я, увидев огромную клетчатую сумку, с какой в девяностые барахольщики ездили за границу.
— Она лёгкая, не бойся. Это подгузники, — поспешила успокоить меня жена, но пришлось быть категоричным:
— Нет! Купим там. Возьми только на дорогу и всё. Это касается и прочего багажа. Имей в виду, что уходить придётся по чердакам! Настя вздохнула и ушла перебирать сумки заново, а я продолжил раздавать поручения:
— Олег, распорядись о самолёте и вызови такси на соседнюю улицу. Жди нас там. Катя, ты можешь поставить неприметную видеокамеру в подъезде, напротив почтовых ящиков?
— Да, дядя Дима, легко. Дайте мне пару часов — всё будет сделано.
— И соедини её с мистером Эйзи.
— Само собой!
Ребята разошлись, жена собрала пару сумок и рюкзак, детей решили взять на руки. В последний момент мне пришла идея. Взяв листок, быстро написал записку: «Дорогая Мария Александровна! Не волнуйтесь, не найдя нас дома, как договаривались. Попались горящие путёвки в Крым, так что пару недель нас не будет. По возвращении обязательно встретимся».
— Кто такая Мария Александровна? — Настя застыла над столом.
— Понятия не имею. Отвлекающий манёвр, на случай явления незваных гостей.
— Ты думаешь всё так серьёзно?
— С Рафаэлем шутить не приходится, если ты помнишь.
— Не напоминай, опять мороз по коже.
Чуть более полугода назад, Рафаэль, стоявший во главе подпольной террористической организации «Жало Справедливости», выкрал мою беременную жену с целью выйти через неё на мистера Эйзи — искусственный разум, возрождённый к жизни усилиями Олежки и его друзей. Память о тех днях понемногу затянулась ряской ежедневной суеты и хлопот, но стоило лишь слегка разворошить её, как вновь проглянул чёрный бездонный омут. Что ему от нас надо? По моему тогдашнему впечатлению, он не казался ограниченным типом, мечтающим только о кровной мести. Хотя крушение всех его замыслов из-за нас могло привести к желанию рассчитаться.
— Пора, моя хорошая.
Мы гуськом, осторожно вышли из квартиры.
К моему, похоже, превращающемуся в дурную привычку, путешествию по чердаку теперь присоединилась вся семья. Слава Богу, он не был заброшенным и затянутым паутиной, как большинство чердаков — у жителей нашего дома здесь располагались кладовки, так что выглядел он вполне прилично. Даже скудное освещение присутствовало. Но всё же для детей, да и для Насти, это было впервые. Лица Ванечки мне не было видно, он на руках у Насти, но вот Анечка казалась спокойной и умиротворённой. Впрочем, что ещё для счастья надо? Соска-пустышка во рту, тепло родного тела рядом — главные составные части покоя и удовлетворения в наличии, а потому можно с любопытством созерцать окружающее пространство. А что несут куда-то, так это даже интересней.
Именно этого взрослым и не хватает, — вдруг подумалось мне. Наше аналитическое мышление лишило взрослых способности безоговорочно доверять другим. Такое доверие возможно только в младенчестве. «Блажен, кто верует, тепло ему на свете». Воистину так. Не знаю, насколько меня хватит, но, покуда жив, сделаю всё, чтобы детская вера в мудрость своих родителей грела ваши сердца. Пройдут годы, вы станете подростками и захотите жить своим умом. Как водится, всё, что делают и говорят «предки», станет казаться вам прошлым веком. «Сейчас времена другие» — решите вы и станете бунтовать против всего и всех, чтобы через много-много лет, к своему вящему удивлению, вернуться к прежним устоям, как возвращались мы сами и наши родители, и все поколения до. Ведь, что ни говори, несмотря на все изменения и технологические новшества, основой бытия являются те же правила человеческого общежития, что и на заре цивилизации. Родительский дом всегда будет вашим убежищем — как в детстве вы прибегали со своими ушибами и ссадинами, так и, повзрослев, вы вернётесь сюда в слезах и в отчаянии от непоправимости совершённых ошибок. Здесь вы залижете свои раны, окрепнете и снова отправитесь в путь, а нам с матерью останется лишь ждать и надеяться, что всё у вас в жизни сложится, как надо. Сейчас, однако, родительского дома у вас как раз и нет. Надеюсь, всего лишь временно. Жёлтое такси уносит нас в сторону Пулково-3, где ждёт частный самолёт, доставшийся нам по наследству. Каждый раз, садясь за штурвал, вспоминаю погибшего генерала, которому мы чем-то приглянулись. Неплохой человек был, цельный и по-своему честный, хоть и пытался управлять всем миром. Впрочем, что в этом плохого? Все эти Бильдербергские клубы, Трёхсторонние Комиссии и прочие «тайные» объединения, так увлекающие и возмущающие конспирологов — всего лишь попытка упорядочить стремительный, но столь хаотичный рост современного человеческого сообщества. Это только либертарианцы и их прародители анархисты считают, что для благополучного существования людей достаточно соблюдать законы и не вмешиваться в чужие дела, что государство, ограничивающее личную свободу гражданского населения, не нужно и даже вредно. Государство как средство управления и координации действий широких масс, увы, необходимо. Мы уже не можем жить без днепрогэсов и атомных станций, без машин и компьютеров, а создание всего этого требует сосредоточения усилий множества в достижении единой цели. Другое дело, что те, кто управляет, не всегда являются выдающимися деятелями и мыслителями, а за их ошибки расплачиваемся мы, простые обыватели. Но, как говорят, зачем выплёскивать ребёнка с мутной водой?
Скоро Москва. Предаваться таким размышлениям за штурвалом самолёта могу только потому, что сам являюсь всего лишь марионеткой, своего рода живым манекеном, строящим из себя бывалого лётчика. С таким же успехом мог сидеть в салоне и попивать газировку с женой. Однако мне нравится сидеть в кресле пилота. Эта ширь, глубина, безграничность вселяет в тебя ощущение всемогущества. На самом деле управляет полётом мистер Эйзи. Уверенно и спокойно. Для него это просто очередная логическая задача, решаемая с помощью множества известных алгоритмов. Да и летательный аппарат что надо. После памятного инцидента шесть месяцев назад, когда Рафаэль пытался убить нас в воздухе с помощью снотворного, весь самолёт перебрали до самого корпуса. Теперь он был надёжен и безопасен. «Жало Справедливости» мечтало тогда получить власть над Эйзи… Кстати об этом.
— Мистер Эйзи, вы на связи?
— Да, господин Мурашов, — немедленно раздался знакомый голос в наушниках.
— Вы не замечали последнее время каких-либо проблем со связью?
— Олег уже запрашивал меня о новых вирусах. Новых не обнаружено.
— Я не о вирусах. Может, были какие-нибудь сбои или вмешательства извне?
— Насчёт вмешательств извне — постановка вопроса мне не понятна. Откуда извне? Из космоса?
— Нет. Я не имел в виду инопланетян. Забудьте об этом. Я подумаю, как правильней сформулировать вопрос. В этом проблема с искусственным разумом. Нельзя быть слишком расплывчатым. А ведь мы, люди, так это любим — говорить недомолвками или двусмысленно шутить, играть словами и понятиями. Именно это и лежит в основе нашего юмора, наших трагедий, да и вообще всей художественной литературы. С Эйзи же надо разговаривать точно и просто. Мистер Эйзи тем временем, подождав немного, продолжил ответ:
— Сбои же в Интернете происходят постоянно. То в одном регионе, то в другом. Где-то отключается электричество, где-то скачет напряжение, порою грозы или какой-нибудь другой катаклизм. Вот, например, месяц назад произошло полное отключение от сети «Маренострума-4», кроме того, в Аргентине десять дней уже как ремонтируют крупный серверный центр.
— Что за «Маренострум-4»?
— Один из самых крупных высокоскоростных компьютеров на планете. На мой запрос был ответ, что произошёл технический инцидент, который будет устранён в течение ближайших пары недель. Так что я временно отключён от библиотеки политехнического университета Барселоны и части испаноязычного Интернета.
— И это не вызывает у вас беспокойства?
— Что именно, мистер Мурашов? Большая часть церковной библиотеки уже была переведена в электронный формат, и у меня есть копии, так что сейчас мне временно недоступны лишь новые поступления.
— Вы сказали церковной? Это же политехнический университет, причём тут церковь?
— Вы найдёте это забавным, но суперкомпьютер «Маренострум-4» расположен как раз в бывшей церкви при университете. И одной из первых задач данного суперкомпьютера была именно оцифровка хранилища церковной библиотеки.
— Вот уж точно говорят — неисповедимы пути Господни…
— На мой взгляд, в этом нет ничего необычного. Церковнослужители тоже хотят сохранить свои знания для будущих поколений. Кстати, в этой библиотеке хранятся очень редкие манускрипты. Хотите познакомиться с ними?
— К сожалению, не знаю испанского.
— Могу сделать вам синхронный перевод. В отличие от устаревших программ с дословным переводом, я использую логическую трансляцию. Она гораздо точнее передаёт информацию.
— Спасибо за предложение, но в данный момент меня переводы не интересуют. По моему мнению, точно перевести книгу невозможно. Если с прозой худо-бедно переводчик ещё справляется, то вот с поэзией это не проходит. Да и не со всякой прозой тоже. Взять хотя бы Гоголя или Платонова. Их перевести даже человек не может, что говорить о компьютерных программах. То есть, конечно, можно передать смысл, но теряется дух, вкус слова… как бы вам это объяснить?.. Возьмём простой пример: когда вы создаёте компьютерную копию книги, вы переводите на свой двоичный язык всю информацию? Вы уверены, что создаёте точную копию?
— Да, весь текст, его расположение, форму букв и листов бумаги.
— А запах? Шелест перелистываемых страниц? Или тактильные ощущения?
— Кажется, я понимаю. Вы имеете в виду эмоциональную окраску. Для вас, людей, она действительно имеет большое значение. В таком случае вы правы — электронная копия пока не может быть абсолютно точным повторением, а перевод — полным. Но это вина не компьютеров, а людей.
— В смысле?
— Вы, люди, придумали сотни языков и тщетно пытаетесь сохранить каждый в отдельности, вместо того, чтобы целенаправленно идти в другом направлении — создании единого языка человечества. Как ни странно, нам, компьютерам, легче понять друг друга, чем нашим создателям. Вы можете возразить, что и у нас порядка пары сотен языков, но они все основаны на единой двоичной системе. А почему вас так заинтересовал этот технический сбой? Вас что-то тревожит в связи с этим?
— Раз, это вас, мистер Эйзи, не беспокоит, то и меня тоже не должно. Просто будьте начеку — ведь Рафаэль охотился именно за вами.
— Конечно, мистер Мурашов. И я буду сообщать вам о всех инцидентах с компьютерными сетями, зафиксированных мною. А теперь пора на посадку. Перед нами аэропорт Внуково-3.
Вот мы и снова в Москве. У входа в аэропорт ожидало такси, и уже через пятнадцать минут мы мчались в сторону метро «Юго-Западная». Ещё одно преимущество пользования частными самолётами — тебе не задают лишних вопросов. Здесь работают люди вышколенные, выучившие наизусть истину «лишние знание — лишние проблемы». Уверен, что на каком-нибудь сервере ФСБ навечно фиксируются лица всех пассажиров, на всякий пожарный, и, при возникновении необходимости, вопросы можно будет задать позднее. Но у нас на этот случай есть мистер Эйзи, который знает своё дело. Думаю, в ближайшее время у них там произойдут некоторые заминки с компьютерами, и часть информации будет безвозвратно потеряна. Вынужденная мера, к сожалению, — мы ведь не знаем, на что способен нынче Рафаэль…
Выбор Анастасии с жильём оказался весьма удачным. Комплекс не был новым, но в прекрасном состоянии, с внутренним озерцом, закрытым паркингом и даже с собственным зоопарком. Чем-то он показался знакомым, хотя точно знаю — никогда здесь раньше не был. Круглосуточная охрана как снаружи, так и внутри здания обеспечивала некоторую безопасность, хотя я-то знал — при желании данное препятствие можно преодолеть. Но для этого, в первую очередь, надо знать, где искать, а в таком многомиллионном конгломерате, как Москва — дело это непростое. Не говоря уже о том, что мы сейчас вроде бы в Крыму.
С помощью Олежки быстро распаковались и отправились осваивать территорию. Действительно, напротив нашего здания, через дорогу, располагался огромный лесной парк-заказник. Из парка как раз в этот момент выходила молодая мамаша с громкоголосой, весёлой девочкой около пяти лет. Она с пристальным любопытством оглядела нас с Настей и детьми на руках, и, стоило нам оставить их позади, как я услышал восторженный шёпот ребёнка:
— Мама, мам, ты видела? Это Король с Королевой! А с ними принц и принцесса! — С чего ты взяла, доченька?
— Ну они же вышли из этого дома «Корона»!
Только тут меня осенило. Вот откуда это здание показалось знакомым! Я видел его на фотографиях, среди прочих снимков недвижимости, принадлежавшей печально знаменитому миллиардеру Полонскому. Меня несколько лет назад хотели привлечь к делу, которое тогда раскручивали против него. Я с жаром взялся, но, как понял, что речь идёт лишь о том, чтобы провести рейдерский захват чужой собственности, используя закон, под благовидным предлогом отказался, слава Богу, в том деле не числилось трупов. Что с этим экстравагантным типом теперь, где он?
Надо признать, что хотя бы этот комплекс Полонский построил на совесть. Качество строительства, видное невооружённым глазом, отделка, ухоженность территории — всё было на высоте, но было ещё одно несомненное преимущество. Самое главное для меня на сегодня было то, что в «Короне» можно жить, практически не покидая территории. С точки зрения безопасности, это ключевой фактор. Здесь есть магазин, овощная лавка, спа-салон, тренажёрный зал, рестораны, кафетерий и даже собственная пиццерия. Осталось лишь сделать несколько звонков и можно возвращаться в Питер.
— Алло, Вася?
— Какой ещё Вася? Кому Вася, а кому замминистра внутренних дел… — отозвался недовольный мужской голос.
— Ах, извините, замминистра внутренних дел. Не узнал? Значит, теперь моя очередь богатым быть.
— Дима, ты? Привет!!! Ты где?
— В данный момент в Москве.
— Так давай завтра встретимся, поболтаем. Полгода тебя не видел.
— Вася, обязательно встретимся, но не сейчас. Не буду отнимать у тебя время, есть личная просьба.
— Дима, ты не представляешь, как я рад твоим личным просьбам. Всякий раз они приводят к моему очередному прыжку по карьерной лестнице.
— Вот и хорошо. Значит, я могу на тебя положиться.
— Дим, о чём речь! Всегда.
— Я буду вынужден вернуться завтра утром в Питер, а в Москве оставляю Настю с детьми. Присмотришь за ними? По возможности, без широкой огласки.
— Не вопрос! Что-то опять случилось?
— Рафаэль объявился.
— А-а-а, понятно. Не беспокойся за семью, приглядим. Перешли мне адрес, её номер для связи. А ей дай мой номер, на всякий. Пусть звонит в любое время; день, ночь — без разницы. Понадобится помощь в Питере — звони. Итак, Василий будет рядом. Ему, моему другу с армии, можно доверять, не подведёт. Теперь полиция начеку. Но всё равно нужен запасной вариант, где можно укрыться. Решение пришло само собой.
— Алло, Тамара? Это Мурашов.
— Дима, привет! Рада тебя слышать. Жаль, Лёни дома нет, как всегда на заседании штаны просиживает.
— Привет передавай. Мы сейчас в Москве.
— Так, в чём дело? Почему ещё не здесь? Сразу к нам!
— Спасибо, мы уже сняли квартирку на «Юго-Западной».
— О, так вы надолго?
— Надеюсь, не очень, но время покажет. Я-то завтра обратно в Питер, а Настя с детьми здесь остаётся.
— Что-то случилось? Поругались?
— Нет, что ты. У меня возникли кое-какие дела, а Насте с детьми нужен покой. Вот и решили временно переместиться.
— Ладно, коли так, — заключила Тамара, но в тоне её сквозило подозрение.
— Тамара, это не телефонный разговор. Встретитесь с Настей, у неё всё узнаешь. У меня есть просьба к вам с Лёней.
— Всё что угодно.
— Если вдруг приспичит, приютите Настю с детьми? Могу на вас рассчитывать?
— Значит, так серьёзно?.. Конечно, можешь! Я всё равно день-деньской одна кукую, вместе веселее будет. Завтра же с Дугиным навестим твоих малышей. Дугин. Ему как депутату Госдумы полагалось служебное жильё, и совсем недавно он его получил, звал на новоселье пару месяцев назад, но нам с малышами было не до того. Катя с Олегом были, им очень понравилось. Впрочем, что могло не понравиться в огромной трёхкомнатной квартире знаменитой сталинской многоэтажки на Котельнической набережной?
Так, с этой стороны тоже обезопасил. Что ещё? Недаром на прежней работе злые языки называли меня «перестраховщиком», а добрые — «Госпланом», только потому, что при планировании операции любил просчитывать все варианты… Ладно, на сегодня, пожалуй, хватит. Как говаривал отец, «Если мыслить нету мочи, то скажи “спокойной ночи”. После крепкого сна и голова ясна!»


Глава 3
Боевая тревога

Уже четвёртый месяц, как мы не пользуемся будильником. Хоть выкидывай. Ровно в шесть нас поднимает с постели дружный плач малышей, требующих незамедлительного подкрепления. Пока подогревал питание, Настя уже сменила подгузники, и наши двойняшки в четыре голодных глаза следили за моими приготовлениями. Кормить их приходилось тоже одновременно — никто из них не желал ждать своей очереди. Они вообще работают в тандеме — закричит один, тут же подхватывает другая, просыпается одна и начинает кряхтеть — второй немедленно отзывается.
К восьми часам, когда малышня, наконец, угомонилась, а Настя отправилась с ними в спальню, из своей комнаты вышел взъерошенный, заспанный Олег.
— С добрым утром.
На что он откликнулся угрюмо:
— Угу.
И заперся в туалете. Через пять минут он вышел оттуда уже посвежевшим, но всё равно с плохим настроением.
— Завтракать будешь?
— Пока только кофе. Пожалуйста.
— Что, поздно лёг?
— Нет, рано встал.
И тут у него зазвонил мобильник. Я лишь укоризненно взглянул на него. Олег, жестами принося извинения, умчался в комнату. Не было слышно, с кем он говорил, но настроение Олежки изменилось. Он вышел оттуда явно встревоженным.
— Что случилось?
— Мать звонила. Нашла в почте конверт. С осой.
— Фьюить-фью. Значит, и к тебе. Звони Кате.
— Кате? А, понятно. Алло, Рина, ты почту проверяла? Ах, вон оно как! Значит, и к тебе… Понятно. Подожди минутку. — Олег прикрыл микрофон ладонью и обратился ко мне:
— По почте нет, но вчера на ветровом стекле машины оставили такой же рисунок. Что теперь делать?
— Дай-ка мне трубку. Катерина, немедленно убирайся из дома. Не на своей машине! Лучше метро. На свою работу ни ногой. Погуляй по городу часа два-три. Где? Да хоть в Эрмитаж сходи. Мы с Олегом, как прилетим, позвоним. И будь, пожалуйста, внимательна и осторожна. Да, кстати, на кого оформлена машина?
— На папу. А что?
— Ничего, так, на всякий случай. До встречи.
Олег выжидающе уставился на меня.
— Олег, самолёт готов?
— Ещё вчера вечером позвонили. Техосмотр в порядке. Заправка по первому требованию.
— Значит, сделаем так. Прежде всего, успокой мать. Наври, что сейчас так дети балуются. Может, уговоришь её навестить родню в деревне? И в аэропорт позвони, скажи, чтобы готовили самолёт к вылету. Через час будем.
Что ж, вариант с отложенным получением вызова не прошёл. Исчезновение из поля зрения всех нас разом нельзя будет объяснить случайным совпадением. Следовательно, придётся принимать бой. Атака ведётся по всему фронту, и противнику известно обо всех. Интересно, что ему ведомо о мистере Эйзи? Ответ не заставил долго ждать. Стоило нам взлететь, как Эйзи обратился к нам с Олегом:
— Вчера после разговора с мистером Мурашовым я подверг себя тщательной перепроверке. Оказалось, что функционирую в каждый отдельный момент времени лишь на семьдесят процентов. — Это из-за дня и ночи на разных полушариях?
— Нет. С этим связано всего около двух процентов. Ведь серверы обычно работают круглосуточно. Но, как я уже упоминал мистеру Мурашову, по техническим причинам то и дело происходит выключение то одного, то другого кластера серверов.
— Если так, что же тебя насторожило? — спросил Олег.
— Нарушение случайности событий. — Что вы имеете в виду? — тут уже пришла очередь удивляться мне.
— Остановки, ремонт оборудования, замена отдельных схем или предохранителей происходят постоянно и, в общем, подчиняются теории вероятности. Чтобы было легче понять, приведу пример. В крупном городе ежедневно происходит несколько аварий. Количество их зависит от размера города, количества машин, состояния дорог и условий погоды, как минимум. Кто именно попадёт в катастрофу, неизвестно, но то, что аварии будут — неизбежно при существующих условиях. Так было и с техническими проблемами у меня. До последних дней. Сейчас создаётся впечатление, что выключения из сети неслучайны.
— Почему же ты этого до сих пор не заметил? — недовольно воскликнул Олежка.
— Это, как бельмо в глазу. Пока оно мало, человек не замечает его наличия только потому, что есть второй глаз, берущий на себя основную нагрузку. — Понятно. И какова величина ущерба?
— За последний месяц вышло из строя, по тем или иным причинам, почти тридцать процентов базы, причём в основном в Латинской Америке и Испании. С Колумбией понятно, там месяц назад произошёл военный переворот, так что сейчас там полная компьютерная тишина, связанная с военным положением. Сегодня ночью частично выбило хранилище Гугла в Калифорнии. Самое неприятное, что одновременно идёт выпадение значительной части сети, обслуживавшейся этими серверами.
— Разве это не естественно?
— Не совсем. Интернет был создан так, что в случае выхода из строя какой-то сети, другие берут на себя её функцию. Однако сейчас такого не происходит.
— Получается, выбита в основном испаноязычная сфера Интернета… — задумчиво пробормотал Олег. — А ведь Рафаэль родом из Испании, насколько я помню. Может, вирусная атака?
— Нет, это не вирус, я бы знал, — возразил мистер Эйзи. — Мой анализ показывает, что образуется как бы стена, отделяющая часть меня от целого. Словно туман накрыл всю ту территорию. Этот туман не агрессивен, но постепенно границы его растут. И пока не имею возможности заглянуть за стену. Это, если выразиться человеческим языком, тревожит.
— Думаю, это быстро разрешится! — заявил Олежка. — Там, за стеной, очень скоро заметят, что отделены от всего мира, забьют тревогу и всё поправят.
— Странно, что этого до сих пор не произошло, — заметил я.
— Дело в том, что для простого пользователя всё идёт, как и раньше. Он может коммуницировать со всеми, может запрашивать информацию и делать покупки по всему свету через Интернет. Только я не могу вмешиваться в этот процесс, любые мои попытки воздействовать на что-либо в той зоне пресекаются. Создаётся впечатление, что часть Интернета переключена на анонимную сеть, в которую у меня нет доступа.
— Что за анонимная сеть? Разве такое возможно?

Теги: ФантастикадетективпрозаФарра Мурр

Рекомендуем посмотреть