Каталог

Во имя сердца твоего. Кристина Стройкина

Парабеллум «Я объявляю вам войну»

Во имя сердца твоего. Кристина Стройкина
Нажмите на изображение для просмотра
978-5-00143-549-5
529  250

      Отзывы: 0 / Написать отзыв



Категории: РоманыКнижная Сибирь - 2021Романтическая проза

Психологическая повесть Кристины Стройкиной «Во имя сердца твоего» посвящена историям роковой любви. Две сестры и два верных друга. С одной стороны — умудрённые жизнью женщины, опытные и циничные, красивые и жестокие, которым, однако, не чуждо стремление к настоящей, чистой любви. С другой — совсем еще мальчишки, привлекательные, романтичные и невероятно трогательные в своих порывах. Автор ломает стереотипы: здесь женщины сильны, а мужчины слабы, первые могут ударить, унизить, растоптать, вторые — готовы простить всё, лишь бы сберечь любовь, и при этом мужают не по дням, а по часам. В крови героев бурлит чувство, напоминающее самое страшное оружие на земле, убийцу и наркотик, приносящий радость и дурман одновременно. Это любовь наотмашь, неистовая, режущая сердце и оставляющая на нем шрамы, это агония разума. Они пройдут сквозь нее, и вы, перелистнув последние страницы книги, узнаете, чем закончатся истории, в которых реальная жизнь, окрашенная розовыми тонами рассвета, приобретет темные оттенки хоррора.

АвторКристина Стройкина
Возрастное ограничение12+
Год издания2021
ИздательствоИздательство "Союз писателей"
Печать по требованию (срок изготовления до 14 дней)Да
Вес250 г
ФорматА5
Кол-во страниц208
ПереплетШКС (мягкий шитый)
ОбложкаМатовая

Пролог

В то время, когда она стояла на балконе, ночь полностью вступила в свои права. Луна серебряным светом освещала ее правильные черты. Лунный блеск отражался на ее лице в виде маленьких серебряных капель — ее слез, слез обиды и безысходности. Она прекрасно знала, что завтра наступит новый день, еще один день без изменений, и так же наступит еще один вечер, который сменит ночь, но то, что по-прежнему будет стоять балконе, как сейчас, — она понятия не имела. Ей настолько наскучил ее образ жизни. Всё одно и то же и все одни и те же. И даже мысли всегда одинаковые. Она думала об осени. Думала, что та тоже не изменилась, а осталась такой, какой была четыре года назад. Всё так же по утрам пахнет свежей прохладой опавших листьев, и этот запах возвращает ее назад в прошлое, против воли начинают всплывать самые неприятные воспоминания. Вроде бы всё похоронено и забыто, но этот запах заставляет ее переживать всё заново. Воспоминания не давали ей покоя. В то же время она понимала, что невозможно, да и нельзя жить прошлым, а тем более — в прошлом.


Глава 1

Выходя с балкона, она, как и прежде, наверное, в тысячный раз, молча загадала желание на новую луну и поймала себя на мысли, что и желания ее ничуть не изменились за эти четыре года. Пройдя в свою спальню, включила ночник и разделась, чтобы погрузиться в сон. Повернувшись направо, остановила взгляд на старшей сестре, которая спала на соседней кровати. «Боже мой, — подумала она, — сколько прошло лет, а мы всё так же спим в одной комнате. Неужели, когда мне будет столько же, как и ей, я буду спать одна?» Чувство страха холодом влезло к ней в душу, и она, отогнав эти ужасные мысли, забралась в свою постель.

«Ей уже тридцать лет, и она еще не замужем, да и я ненамного от нее отстала в годах», — размышляла девушка, лежа в своей постели. И тут же вспомнила, что ей самой-то исполнится двадцать семь на следующей неделе. Она повернулась лицом к сестре и в ночных отблесках луны стала всматриваться в ее лицо: красивое, можно сказать, даже породистое, женственное, мягкие черты. Темные брови с красивым изгибом, уголки губ чуть опущены. Сёстры похожи друг на друга и в то же время разные, как день и ночь.

Неожиданно на нее нахлынули воспоминания из детства. В голову вдруг пришло, что за двадцать лет в комнате почти ничего не изменилось, разве что поменялись на стенах обои и теперь здесь другие шторы на окнах, но всё остальное как и прежде: всё та же картина на стене, с изображением соснового бора. Помнится, в детстве, она всегда представляла себе, что гуляет в этом лесу, бегает по залитой солнцем поляне, и ни о чем плохом и грустном в те времена не думала.

Постепенно, окунаясь в воспоминания, она уснула.

Поначалу не поняла, где находится, но картина стала потихоньку вырисовываться. Она шла по бульвару, направляясь на работу. Удивлению не было предела: она шла на работу вечером, и самое интересное, что по аллеям бегали дети и не было ни одного взрослого. Наталья пыталась всмотреться в их лица, однако у нее ничего не получалось — все лица были какие-то расплывчатые, а у одного мальчика оно и вовсе отсутствовало. Вместо лица у него была просто натянутая бледная кожа.

Она ускорила шаг, а этот мальчик последовал за ней. Она быстрей — и он быстрей, она побежала — и он следом. И когда летела, уже охваченная кошмаром, сама не заметила, как выбежала на поляну, залитую солнцем. Место было совершенно незнакомое. Оглянувшись, она поняла, что одна и никакого мальчика позади нет. Осмотревшись по сторонам, интуитивно почувствовала что-то знакомое. Деревья и эта поляна с проталинами… Сознание ей сказало, что она… внутри своей картины, которая висит у нее же в комнате! Ничего не понимая, Наталья стала ходить по поляне, вглядываясь в пространство между деревьями. В этот момент среди них мелькнуло знакомое обличье, и она поняла, что это тот мальчик без лица. Он стоял и как будто смотрел на нее. Ужас, который охватил Наталью, был неописуемым. Мальчик тем временем стал потихоньку удаляться вглубь леса, где царила темнота, и, сама не осознавая, что происходит, Наталья интуитивно двинулась за ним. Всё дальше и дальше он уводил ее в чащу леса, оглядываясь, идет она или нет. Очень быстро тьма окутала ее, и она потеряла его из виду. Где-то вдали показался слабый свет. Она, быстро устремившись в том направлении, вышла на поляну, залитую лунным светом. Посередине поляны заметила что-то темное. Подойдя ближе, девушка всмотрелась и в ужасе обнаружила, что перед ней могильная плита, на которой золотыми буквами написано: ОНА УМЕРЛА, ПОТОМУ ЧТО НЕ МОГЛА ЛЮБИТЬ.

Тут буквы сменили свой цвет — из золотого превратились в красные, и из них начали вытекать крупные капли. Она поняла, что это кровь. Постепенно кровь залила всю поляну; она текла тонкими ручейками и сливалась в одну большую лужу, и этот поток с сумасшедшей скоростью стал приближаться к ней. Наталья повернулась, чтобы бежать, и тут наткнулась на мальчика, на того самого, без лица. Теперь у него из пустых глазниц сочилась кровь, и такой же ручеек стекал по его рубашке в области сердца. Ее ноги уже омывала кровь, а она всё стояла и смотрела на него. И в этот момент всё исчезло.

Как будто издалека она услышала звонок, вернувший ее в реальность. «А, будильник… Чертов будильник!..» Открыв глаза, тут же взглянула на картину, и ее пробила мелкая дрожь по всему телу. Скидывая с себя последние остатки сна, Наталья принялась будить сестру. Так как работали они в одном месте, то и вставать, соответственно, им надо было в одно и то же время.

Глава 2

На работе всё было, как и прежде, всё, как и вчера. Наталья сидела за рабочим столом, и воспоминания о сне не выходили у нее из головы.

— Наталья, ты что, оглохла, что ли? У тебя сейчас телефон охрипнет.

Мысли о сне сразу же улетучились, и она сняла трубку. Говорил очередной клиент — о каких-то счетах, квитанциях, оплате. Ответы ее были машинальными и четкими, как будто она знала про этого клиента всё. Или вместо нее включился автоответчик. Наверно, все бухгалтеры так работают.

— Что-то ты сегодня такая вялая, — сочувствующим голосом произнесла ее коллега Елена. — Опять по ночам гуляешь, вместо того чтобы спать?

— Если бы ты знала, как я крепко спала, ты бы, наверное, не проснулась бы до сих пор.

В этот момент она посмотрела в окно, и сердце у нее упало. По улице шел мальчик, точно такой же, как во сне! Он был из ее сна! Только вот она не знала, есть ли у него лицо или нет. Вдруг неожиданно резко он повернулся, подняв голову, и посмотрел прямо на нее. Наталья отпрянула от окна так, что чуть не снесла всё на столе. Ничего не понимая, она медленно стала приближаться к окну снова. Слава богу! У него было лицо! Немного посмотрев на него и оценив, она поняла, что на вид ему лет восемнадцать. И он был чертовски красив собой!

Тем временем парень подошел к беседке, присел на лавку и закурил. Через несколько минут к нему присоединился еще один, наверное, друг. Они о чем-то оживленно беседовали, и тут этот друг повернулся и поглядел в ее сторону. Конечно, она была не совсем уверена, что он смотрел прямо на нее, но он явно устремил взгляд к окну, возле которого она стояла! И тут случилось вообще нечто из ряда вон выходящее: парни встали и направились к зданию, где она работала.

«Боже мой! — подумала Наталья. — Они идут ко мне или за мной! Господи, какую чушь я несу! Ну зачем я им нужна?!»

Она, решительно поднявшись из-за стола, направилась к сестре в соседний кабинет, тем самым выкинув всю эту дурь из головы.

— Тебе что, не работается? Ты с самого утра какая-то не такая, как бы сказать, ненормальная немного, что ли.

— Слушай, ты еще не сошла с ума от одиночества? — неожиданно спросила Наталья.

— А ты? — тут же вопросительно подняв бровь, спросила сестра. — Что вы все ко мне цепляетесь? И вообще, какое вам всем дело? Вы, мадам, лучше о себе позаботьтесь, а потом такие вопросы задавайте.

— Вики, да я же не со зла, просто как-то всё не так, как должно быть на самом деле. Вот тебе уже четвертый десяток пошел, а ты до сих пор одна.

— Слушай, родственница, что-то я тебя не понимаю. Ты только за этим пришла, да? Спросить, как у меня насчет личной жизни? Меня пока всё устраивает, и давай не будем поднимать в ближайшее время этот вопрос.

— Не знаю, не знаю… Вот не знаю, как ты, а я скоро завою от одиночества. Разве тебе не страшно лишь от мысли, что ты останешься одна? — увидев взгляд сестры, Наталья осеклась: — Ладно, я молчу. Всё равно бесполезно с тобой о чем-либо говорить.

Приблизившись к окну, она опять увидела тех мальчишек.

— Вик, подойди сюда на минутку, — Наталья жестом поманила сестру к себе. — Ты, случаем, не знаешь тех парней? Или одного из них. Например, вот того, в синем костюме.

Сестра подошла и посмотрела на парней внимательным взглядом.

— Не-е-ет. Ха! Неужели ты так одичала от своего одиночества, что от безысходности тебя потянуло на молодчиков?! Так-так-так, это что же происходит-то, а?! — Вика закатилась своим нескромным смехом на весь кабинет.

Наталья тупо на нее посмотрела, а потом сказала:

— Уж лучше так, чем совсем никак! — и одарила сестру таким оценивающим и убийственным взглядом, что та моментально прекратила смеяться и спросила:

— Нат, ты сейчас вот это всё серьезно?

— Ты дура, да?! Или я, по-твоему, сама такая?

— Ну… с другой стороны, он не дурен собой, этот мальчик. Смотри, какие у него выразительные черты лица. Вырастет — вообще с ума всех сведет. А у тебя, оказывается, вкус будущего есть! Ты подожди его, он через четыре года, знаешь, какой будет? Ух!

Уже сама не замечая своей недавней обозленности на сестру, Наталья стала вместе с ней смеяться:

— Смотри, и второй, постарше, ничего так выглядит. Что тебе терять? Всё равно ты одна! Да и я бы сказала, что ты тоже будешь выглядеть неплохо в роли мамочки-содержанки! Пошли! Знакомиться будем!

— Ну-ну, вперед! Заодно не забудь собрать сухарики в тюрьму за совращение малолетних. Напомнить статью или сама позже узнаешь?

— Тюрьма, конечно, школа хорошая, но лучше пройти ее заочно!.. Ладно, Вика, пойду я работать, а то меня, наверное, потеряли. Как соберешься на обед, не забудь про меня.

Оставшись одна в кабинете, Вика выглянула в окно и попыталась повнимательнее всмотреться в лица парней. Нет, она их совершенно не знала. Да и откуда могла их знать? Ведь они для нее были еще дети.

Тем временем парни встали и направились опять в то здание, где работали девушки, а точнее, в профилакторий.

Наступило время обеда, и Вика, как всегда, проследовала вначале за сестрой. Они неспешно спустились в столовую.

Но, несмотря на спокойствие Натальи, внутри у нее всё клокотало, а из головы не выходил этот жуткий сон. Она в пол-уха слушала болтовню сестры, и то, что увидела, заставило ее поперхнуться — не спеша в столовую вошли мальчишки, и вот он, тот, который был в ее сне. На секунды ей показалось, что всё это неправда, всего этого просто-напросто не может быть. Это нереально!

Увидев полуоткрытый рот сестры, Вика медленно, с опаской повернула голову, чтобы посмотреть, что же так озадачило Наталью. Слегка растерявшись, она поспешно отвернулась и легонько ногой толкнула сестру под столом.

— Эй, дорогая, да брось! Это всего лишь совпадение.

— Я так не думаю…

— Мне кажется, ты ему нравишься! — с сарказмом произнесла Вика.

— Прекрати! У меня и так голова идет кругом. Что, черт возьми, происходит? — она нервно сглотнула. — Мне страшно, понимаешь ты это? Я же его не знаю, клянусь всеми богами! Но я уверена, что именно он из моего сна!

— Так, успокойся, давай подумаем трезво. Ты его не знаешь?

Наталья отрицательно замотала головой.

— Не знаешь, а значит, это просто сон, мальчик всего лишь похож на него. И ты это… прекрати пялиться на парня как ненормальная, а то уж точно знакомства не миновать.

— Да-да, ты совершенно права, это обычное совпадение и не более того. Конечно, откуда он мог взяться в моем сне, если я с ним совершенно незнакома.

Но мелкая дрожь по телу не давала ей покоя. «Что-то должно случиться», — стучала в висках мысль.

Глава 3

Уже вечером, придя домой, она внимательно стала вглядываться в картину на стене, но так ничего подозрительного там и не увидела. Однако мысли-образы сжигали ее изнутри. Наталья то и дело возвращалась к увиденному лицу, вспоминала его и решила, что он красивый мальчик. «Вот именно, что мальчик!» — одернула она себя.

Чтобы окончательно стряхнуть все эти воспоминания, Наталья решила прогуляться до знакомого ей бара. Хотелось побыть одной и немного поговорить сама с собой. Но, зайдя в бар, она окинула его взглядом и ей показалось всё серым и неуютным — две пьяницы допивали початую бутылку какой-то бормотухи и настолько громко разговаривали, что перебивали музыку, которая и так вовсю гремела из хриплых динамиков.

Развернувшись, Наталья побрела домой.

Зайдя в полутемный коридор своей квартиры, включила свет и увидела, как через зеркало на нее смотрит ее отражение. Медленно подойдя к нему, она стала внимательно всматриваться в саму себя.

— Вполне хорошо выгляжу. Тогда что мне мешает устроить жизнь? Нормальную, семейную?

И правда, на нее, по ту сторону зеркала, смотрела красивая молодая женщина, глаза которой излучали поистине шикарный взгляд, изгиб носа свидетельствовал об аристократичности, делая лицо немного холодным и надменным, но всё же привлекательным. Скулы прекрасно очерчивали овал лица и придавали девушке особый шарм. И она это знала, осознавала свою красоту и то, что стоит ей посмотреть на мужчину, он будет у ее ног. Один из многочисленных ее поклонников сказал ей: «Ради такой красоты стоит и умереть». Но где тот смелый, что ради нее готов принести себя в жертву?

Наталья тихо прокралась на цыпочках в комнату, чтобы не разбудить сестру, и вздрогнула от прозвучавшего в темноте голоса:

— Сколько времени? Где ты была?

Выдохнув с облегчением, она только и выдавила из себя:

— В баре.

— Одна? — не услышав ответа, сестра продолжила: — Шарахаешься по ночам, не страшно?

— А кому я нужна?

— А про маньяка уже забыла? — Вика включила ночник и подозрительно всматривалась в сестру. — Вон, например, тот парень, ну, который сегодня смотрел на тебя, а ты на него. А вдруг он тоже того? Маньяк ненормальный.

— Маньяк, говоришь? — закусив нижнюю губу, она лукаво посмотрела в потолок. — А он мне нравится, этот маньяк.

— Ты точно ничего не пила в баре?

— Да ну тебя! — Наталья отмахнулась от сестры и с тревогой в глазах спросила: — Мама не спрашивала про меня?

— Спрашивала. Я сказала, что ты на прогулке. Ничего особенного, не переживай. Да, кстати, — Вика слегка привстала, облокотившись локтями на подушку, — ты знаешь, что те мальчишки отдыхают в этом заезде? Я знаю даже, как имя одного.

Вика заметила, что Наталья делает вид, будто ей всё равно, но уловила ее реакцию насчет имени — та застыла, затаив дыхание.

— И вот, — не унималась Вика, — его зовут Костя. А второго, ну, того маньяка твоего, — я не знаю. Но хочешь, узнаю.

— Ты думаешь, меня это интересует? — Наталья стояла спиной, однако напряжение в плечах выдавало ее. — Всё это ерунда чистой воды. Спокойной ночи!

Каждое буднее утро Наталья вставала задолго до звонка будильника. И на это была определенная причина — она не хотела, чтобы ее лицо хранило на себе отпечаток сна. Выглядеть совершенной — это был ее основной козырь.

А второй ритуал был таков: поднять сестру, то есть вырвать ее из сна всеми правдами и неправдами. Видит Бог, она ненавидела ее будить.

— Вставай! Тысячный раз говорю тебе! Ну же, Вика! Все уже встали.

— Отстань… Когда там выходной уже?.. Может, ты выключишь этот никому не нужный ужасный свет?

— Ненавижу тебя будить! — и не боясь последствий своих действий, одним рывком она сорвала с сестры одеяло.

— Черт возьми, Наталья! Ты ответишь за это, я тебе зуб даю! — с этими словами Вика вскочила с постели и понеслась вслед за сестрой.

Как всегда, в дверях стояла мама и отгораживала машущую руками старшую сестру от младшей.

— Вы взрослеть собираетесь, девочки? — не те силы были у мамы уже, чтобы сдерживать два «урагана».

— Знаешь что, сестренка? — Наталья была на грани от этих утренних мучений. — Я больше не буду тебя ждать, понятно? Добирайся сама до работы.

— Что? Уедешь без меня? Ну, попробуй! — психанув, Вика хлопнула дверью их спальни, защемив при этом кончик одеяла.

Порой ее уверенность зашкаливала и переходила все границы. Домочадцам казалось, что они ей все чем-то обязаны и она делает всё с одолжением. В конце концов, все уже привыкли к ее взрывному характеру и никто всерьез Вику не воспринимал. Вспышки психоза становились с годами короче и происходили реже.

Вернувшись со стоянки, на которой забирала машину, Наталья увидела, как Вика с охоткой поглощает бутерброд, запивая его молоком.

— Ну и зачем ты завтракаешь, если мы едим в санатории?

— Тебе колбасы жалко? — не поднимая головы, ответила Вика с набитым ртом. — Я и там еще поем.

— Ты так через год не пролезешь в дверь, дорогая сестра.

Увидев уничижающий взгляд сестры, Наталья осеклась на полуслове и решила дальше огня не раздувать.

— А что же ты не уехала-то на работу? Ты грозилась, будто без меня поедешь, и бла-бла-бла, и всё такое.

Тяжело вздохнув, Наталья решила рискнуть и выпалила на одном дыхании, быстро открывая входную дверь:

— Заткнись и спускай свою жирную задницу вниз! Да побыстрей! — с этими приговорными словами она стремительно вылетела из дома и помчалась, перепрыгивая через две ступеньки, вон из подъезда.

Глава 4

Рабочий день проходил без особых казусов и приключений.

Наступило время обеда, и старшая сестра зашла за Натальей. Они проследовали в столовую.

— Как я ненавижу рыбу! В любом ее виде! — с отвращением в голосе сказала Вика. — Еще и полувареная, что ли? Фу! Какая гадость!

— Если ты не будешь ее есть, то давай мне, — сказала Наталья.

— О! Ты посмотри только, кто на сцене-то появился! — Вика аж прищелкнула языком, увидев парней.

Ничего не подозревавшая Наталья медленно повернула голову в направлении взгляда сестры. Она ожидала увидеть всё что угодно и кого угодно, но только не его. Странный холодок прошелся по ее спине, когда их глаза встретились. Она понимала, что не должна так смотреть на парня, но не могла оторвать от него глаз.

Резкий удар под столом ногой, привел ее в чувство, и она дернулась, да так, что снесла тарелку с подставки.

— Ты с ума сошла? — прошипела Вика.

— Да тише ты! Все на нас смотрят. — Наталья залилась густым румянцем. — Я задумалась и не более. И потом, не надо было так демонстративно делать знаки глазами в их сторону. Всё, Вика, достаточно на меня так пялиться!

— Нет, не всё! Что с тобой происходит, милая? Ты который день ходишь в других местах в своих мыслях. Ты что, и вправду думаешь, будто он из твоего сна? В таком случае, ты сошла с ума. Вот мой окончательный диагноз. Это, пожалуй, самое разумное объяснение всему тому, что тут творится.

— Ты видела, какие у него глаза? — Наталья будто совсем и не слышала сестру. — Темно-синие, васильковые, точь-в-точь, как у сумасшедших, — и Наталья слегка хихикнула в сжатый кулачок. — Но красивые, черт возьми!

— Рыбу на! — Вика нервозно перебросила свою порцию сестре в тарелку. — Глаза, говорит, у него красивые. Тоже мне… Кстати, о планах на сегодня, на вечер. Всё в силе?

— Да, думаю, что да, — Наталья опять отсутствовала. — Мама уедет на дачу, не знаешь?

— Уедет, надо что-нибудь приготовить и навести дома порядок.

Звонок прозвенел неожиданно, вырывая ее из тысячи клубившихся в голове мыслей. Подняв трубку после пятого сигнала, она с трудом поняла, кто ей звонит.

— Привет, птичка, ну вот и я!

Она узнала его только по акценту, а еще он назвал ее птичкой — так никто не называл. Прошло два года. Ей показалось, что их разделяет вечность с того времени, когда он уехал. Зачем он звонит?

— Здравствуй, Руслан! Я думала, ты забыл уже мой номер телефона. Чем порадуешь?

— Сегодня гуляем как в последний раз, дорогая! Я приехал. Я же обещал. Ближе к семи часам заеду за вами, соскучился, сил моих нет! До встречи, птичка моя!

Наталья присела на пуф рядом с телефоном и долго еще слушала гудки разъединённой линии.

«Зачем? Зачем он приехал? Это же полнейший абсурд, вот так появляться после столь длительного перерыва в два года. Он даже не спросил, замужем ли я? Хотя он регулярно звонил же, раз в месяц — стабильно. Да и у меня всё без видимых изменений. Два года. Два года на переписку и на редкие звонки. Умело, конечно, я потратила свое время».

— Вика, ты знала, что сегодня возвращается Абеба? — Абеба — это было его второе имя среди близких ему людей.

— Конечно, вот, смотри, у тебя в календаре на стене отмечено сегодняшнее число. — Вика, сидевшая к ней в пол-оборота, развернулась всем корпусом и, внимательно глядя в глаза, спросила: — Надеюсь, в этот раз ты ему не откажешь стать его женой?

Наталья демонстративно закатила глаза и склонила голову набок, принципиально глядя на нее.

— Ну что? Что ты застыла? Сколько ты уже думаешь, дорогая моя девочка? Пять лет. Слушай, вот что, давай не дури, выходи за него замуж, и дело с концом. Ты же понимаешь, что у тебя с ним всё будет хорошо — замки, горы золота и ваши дети будут как сыры в масле.

— А то, что я начинаю забывать его, это мало кого интересует, да? А мои страдания по нему все те предыдущие три года тоже никому не интересны, да? Легко конечно рассуждать, Вика, но мне требуется время, чтобы всё обдумать хорошо-прехорошо.

Что-что, а в цветах он меры не знал. Огромный букет вплыл в гостиную, а за ним — Руслан. Пряный аромат роз мигом заполнил всю квартиру. Положив букет на софу, он в два прыжка очутился перед Натальей и, подняв ее на руки как пушинку, закружил в своих могучих объятиях.

— Я так скучал, родная!..

Зарывшись в нее своей щетиной, прижимал и прижимал к себе, отчего она морщилась и, как могла, отбивалась от него кулачками.

— Я всё решил, Наташ! В этот раз мы непременно поженимся! Ты же не откажешь мне?

— Я так понимаю, это твое предложение руки?

— В третий раз, — уточнил он. — Да, выходи за меня! Хватит мне мурыжить голову, ведь ты же знаешь, как я тебя люблю!

Вика тихо вышла из гостиной, оставив их двоих наедине. Но Наталья не находила слов.

Тишина скользким потом проскользнула у него по спине, и он, слегка прокашлявшись, промолвил:

— Что опять не так? Прошу тебя, не мучай меня на этот раз, любимая! Ты же знаешь мои чувства к тебе.

— Нет-нет, всё в порядке. Просто это всё так неожиданно, мне надо подумать. — Увидев поникший взгляд Руслана, она поспешила немного сгладить ситуацию: — Правда, всё хорошо, вот увидишь.

Весь вечер Наталья не находила себе места, но изо всех сил старалась делать вид, будто у нее всё в порядке и она нисколько не волнуется. Заставляя себя улыбаться, то и дело прокручивала в голове его пикантное предложение.

Выйдя из ресторана под предлогом подышать свежим воздухом, Наталья судорожно вдохнула порцию дыма и откинулась спиной на холодный угол стены. «Если я не дам ему ответ сейчас, я не дам ему его никогда». Мысли прервались с появлением Вики в довольно-таки нетрезвом состоянии. Еле стоя на ногах, она сосредоточенно пыталась подкурить сигарету, но то и дело промахивалась огнем мимо. Тяжело вздохнув, Наталья помогла ей с этим и, оставив ее на несколько секунд одну, метнулась в заведение, чтобы пригласить Руслана для помощи.

— Ну что я говорила, не надо было ей столько наливать! — Наталья в сердцах всплеснула руками. — Вот кто напоил, тот ее пусть и несет до дома.

Настроение вконец испортилось, и она, оставив их двоих, поспешила забрать свои вещи и вещи сестры.

Уже когда Вика была экспортирована до постели, Наталья спустилась вниз, к Руслану в машину. Тяжело вздохнув и запрокинув голову, она устало посмотрела на него.

— Встреча удалась конечно, ничего не скажешь, — Наталья слегка улыбнулась уголками губ. — Ты сам как?

— Я нормально, птичка. — Взяв ее руку в свою, он почувствовал, как она вся изнутри напряглась, и немного ослабил прикосновение. — Я жду от тебя ответа завтра. А теперь, спокойной ночи.

Выпорхнув из машины, она не оглядываясь взлетела на свой этаж и мгновенно очутилась в привычной ей темноте квартиры. Всё в ней кричало протестующе «НЕТ!», и она нервно, с дрожью передернула плечами, как будто стряхивала груз, навалившийся на нее за этот непростой и тяжелый вечер.

На следующее утро Виктория чувствовала себя ужасно. Проснувшись раньше сестры, она ощутила в горле невероятную засуху и даже почувствовала, как будто оно скрипит изнутри.

— Если ты на кухню, то в холодильнике пиво стоит. Абеба купил тебе, алкоголичка чертова!

На мгновение Вика остолбенела и замерла на месте, потом с улыбкой до ушей рванула на кухню.

— Что же ты сразу не сказала, я думала уже, что помру, неровен час!

Вернувшись из кухни с бутылкой холодненького, она жадно отпила, прочищая горло. Забравшись к Наталье в постель, протянула ей начатую бутылку пива.

— Ты совсем с ума сошла, Вики? Почему надо обязательно так напиться? Как не встреча с ним, так ты становишься неуравновешенной в мере спиртного и…

— Стоп, дорогуша! — Вика выхватила у сестры пиво. — Ты понимаешь: всё, что на столе стоит, — всё это бесплатно! — Вика округлила глаза и обвела комнату рукой, как будто показывала всё это на невидимом ей столе. — И как я, по-твоему, должна себя вести? Мне надо попробовать всё! Понимаешь?

— Угу, понимаю… Он мне замуж предложил.

Вика смотрела на сестру во все глаза. Судорожно сглотнув, осторожно спросила:

— А ты что сказала?

— Сегодня вечером мне надо дать ему ответ.

— И что ты ему скажешь? — всё так же не мигая произнесла Вика.

— Умом я осознаю, что пора уже вить гнездышко, деток заводить. С ним надежно.

— Ну ты сейчас так сказала, как будто похоронила кого-то. А где радость в голосе? Не понимаю я тебя совершенно.

— Да я сама себя не понимаю, а ты говоришь.

Весь оставшийся день Наталья думала о предложении Руслана, и ответ никак не шел в ее голову и мысли. «Люблю ли я его так, что хочу от него детей и жить с ним? Люблю ли я вообще его? Выйти-то замуж — дело плевое. Свадьба, гулянье, поздравления. А потом что? Рутина повседневной жизни и его извечные командировки? Я одна и воспитывать детей? Ну уж дудки! Не хочу так! Не люблю!» Последние слова сами слетели с ее уст вслух. Она прикрыла ладошкой рот и оглянулась по сторонам — только стены были молчаливыми слушателями ее стенаний.

Это еще что! Это всего полбеды, что она неожиданно так самой себе призналась в своих чувствах. Надо же еще было сказать ему об этом. И это следует сделать сегодня, буквально через два часа.

Наталья судорожно стала открывать и закрывать свой гардероб, не видя ничего подходящего. «Траур надо надеть, ведь такой вид послужит ему отказом», — она взглянула в зеркало и поймала свою же улыбку, вызванную этим черным юмором.

Сама того не ожидая, вдруг вспомнила лицо того мальчишки, которого якобы видела во сне, а затем — из окна своего кабинета. Она поймала себя на том, что не так он уж молодо выглядит, его взгляд не говорил о детской беззаботности. Глаза, немного с грустинкой, придавали парню очарование. Именно это привлекало и волновало Наталью, ей хотелось увидеть его еще раз, снова заглянуть в бездонные грустные глаза. Она постаралась отогнать такие мысли жесткими словами, то и дело ругая себя за легкомыслие.

Взлохматив короткую стрижку рукой, услышала гудок автомобиля под окнами. Приехал. Надо идти. Глубоко вздохнув, она бросила в зеркало последний взгляд и решительно шагнула в глубину сырого подъезда.

Как всегда, Руслан проявил галантность, распахнув перед ней дверцу своей машины.

— Поведешь?

— Поведу, — твердо произнесла Наталья. Она хотела, чтобы дорога отрезвила ее мысли.

Во дворах стояла глубокая осень, но тепло по-прежнему грело лавочки своими косыми, уходящими за горизонт лучами. Отблески солнца играли на багряной листве бесподобно красиво, и всё это видела, как никогда, Наталья. Остро ощутив какой-то внутренний уход не только погоды, но и отчасти чего-то родного, она судорожно сглотнула комок, стоящий в горле из-за всего этого.

— Ты не сказал, куда мы едем, — вдруг очнулась от раздумий Наталья.

— Рули в сторону моря, там разберемся, — он лукаво улыбнулся и немного приобнял ее за плечи.

Теги: 12+романпрозаКристина Стройкина

Покупатели, которые приобрели Во имя сердца твоего. Кристина Стройкина, также купили