Каталог

Свобода воли. Борис Алексеев

Духовно-просветительская драма
Свобода воли. Борис Алексеев
Нажмите на изображение для просмотра
В наличии
170 Р

      Отзывы: 0 / Написать отзыв



Категории: Повести и Рассказы

«Свобода воли» — повесть о человеке, который прошёл адовы круги житейского невезения, волей случая оказался респектабельной медиа-персоной и по доброй воле отступил от «хлебного места» ради таких понятий, как честь, совесть и правда. Доминанта текста — психологический диалог. Перед читателем «прозвучат» речи об устройстве и смысле жизни, о либеральных и национальных воззрениях на будущее России, об их взаимной непримиримости. И, конечно — о любви и благородстве человеческой души. Многие из героев повести напоминают известных персонажей русской литературы. Например, в образе бомжа Захария трудно не узнать толстовского Платона Каратаева, а в испуганном и в то же время восторженном персонаже Флавии — гоголевского «маленького человека». В финальном монологе Флавий открывает нам смысл названия повести. Приведём отрывок из его слов:

— Свобода воли — это наша жизненная сила! Строго говоря, никакая это не свобода, а обыкновенный кислородный шланг. Бог погружает нас в мутные воды Житейского моря, даруя Свою Жизненную силу в качестве человеческой свободы воли. Если мы забываем Бога, то лишаемся Его живительного кислорода и гибнем от удушья в пучине страстей и искушений.
Это именно то, отчего свирепеют демократы и либералы всех мастей. По их «просвещённому» мнению, свобода воли — это удавка, собачий поводок, который необходимо сбросить, чтобы стать истинно свободным. Сердечная гордыня не позволяет им видеть источник жизни в общении человека с Богом! Автор повести — Борис Алексеев, член Союза писателей России, в прошлом физик, художник, иконописец, бард и шлифовщик литографских камней.

АвторБорис Алексеев
Возрастное ограничение18+
ОбложкаГлянцевая
ПереплетМягкий
ФорматА5, PDF
Вес гр.135 г
Иллюстрациинет
Год издания2019
ИздательствоСоюз писателей

Часть 1. Странная закономерность

Странная закономерность выпорхнула из прожитых лет Анатолия. Чем настойчивее он пытался решать какие-либо житейские проблемы, тем большее невезение сопутствовало всем его начинаниям. Дни, месяцы и даже годы тянулись однообразным калейдоскопом промахов и неудач. Усталый, с грузом печальных воспоминаний об очередном не лучшем дне, Анатолий возвращался по вечерам домой. И единственной заботой его ума было желание поскорей обрести тихое, спокойное одиночество. Он сторонился бестолковых разговоров с соседями, запирался в своей крохотной девятиметровой комнатке и размышлял. — Как так?! — сокрушался Анатолий. — В моих действиях не было ничего предосудительного. Ведь я сказал правду, сказал то, о чём просто молчали другие!..
— Толян, не лез бы ты на рожон. Пойми, с начальством не поспоришь! — возражали ему в курилке сослуживцы, дружески похлопывая по плечу. — Невезучий ты какой-то. А так, вообще, — молодец! — Так я же не за себя, за вас хотел… — оправдывался Анатолий. — А вот это ты зря, — хмурились сослуживцы, — тебя никто не просил браниться с начальством от нашего имени. Экий ты чудак. Вроде молодец, но чудак, опасный чудак!
Действительно, тот, кто идёт в одиночку против встречного потока житейских вод, всегда кажется чудаком. Не стала исключением из этого правила и судьба Анатолия. С ранних лет он привык рассчитывать только на собственные силы. Этому способствовали разбитые семейные отношения, грызня родителей и, как следствие, мрачный период отрочества. Но более всего стремление подрастающего Анатолия к внутреннему уединению укрепила изменчивая, ещё неспособная к высокому благородству юность. Сколько раз он шёл на риск, уверенный, что друг, если потребуется, прикроет ему спину. Увы, слишком часто случалось непредвиденное. Анатолий падал, получив внезапный тычок судьбы, а товарищ, которому он доверил себя, беспечно шёл дальше. Первое время Толя взывал к справедливости, настаивал, убеждал. Но потом понял: когда в отношениях между двумя людьми случается подобная «непонятка», кричи не кричи — бывший визави не услышит тебя. Анатолий долгое время винил в своих неудачах людей, обстоятельства, даже государство с его странными руководителями. Но постепенно претензии к жизни обезличивались и в итоге уступили место злому и неподкупному року. Ох, уж этот рок судьбы! Подобно быку, оказавшемуся на сцене во время кульминации любовной истории, рок парализует зрителей своим нежданным свирепым видом. С одной стороны, на сцене в сверкании театральных рамп животное представляет собой жалкое и смешное зрелище. С другой стороны, бык с его наставленными на зрителя рогами, свирепой башкой, опущенной вниз и изготовившейся к удару, грозным трепетанием холки становятся символом чего-то сильного, непредсказуемого и страшного. Да, рок непредсказуем. Помнится, автор этих «судьбоносных» размышлений, наступив однажды на внушительного размера змею, застыл в скорбном недоумении, глядя на встревоженный, как наконечник стрелы, язычок рептилии…
Невезение Анатолия доходило до крайне неприличных размеров. Если он торопился, то обязательно путал порядок пуговиц на пиджаке и выходил «в свет», не замечая перекошенной на теле одежды. Если ловил такси или хотел поменять в «валютнике» деньги, то с лёгкостью мог потратить на поиски полдня и не найти ни одного обменника или свободного таксомотора. Зато когда эти прелести жизни были не нужны, казалось, городская инфраструктура состоит только из освободившихся такси и гостеприимных пунктов обмена валюты!
Анатолий был верующим человеком. Забываясь в молитве, он на время освобождал ум от страха перед роковым приближением очередной беды. Но по окончании молитвенных упражнений неприятности, как изголодавшиеся звери, вновь набрасывались на него и рвали на части тихую светоносную ауру намоленного состояния души. Временами силы оставляли Анатолия, он отступал от правды и пытался договориться с постылой бабой-невезухой, даже медитировал. Но после двух-трёх сеансов медитации его «сияющая лучами счастья» биография обрастала новыми неудачными подробностями. В конце концов наш герой осознал простую истину: причиной всех житейских нестроений является он сам. Да-да, именно в нём таится корень тотального биографического невезения. Откуда корешок? Возможно, Анатолий поднял его с земли по неосторожности или любопытству — мало ли невезучих корешков по России разбросано? После разобрался, сбросил «находку», но следок на руке прижился, росток пустил. «Ничего, — думал он, — нена́долго всё это. Подгниют корешки, невезуха сама и отвалится». Но вышло наоборот. Плоды личной несвободы наглядно проявили себя обыкновенным воскресным утром. Анатолий собирался в церковь на раннюю исповедь к восьми часам. Стрелки часов приближались ко времени, когда следовало выходить из дома. Вдруг его любимый рыжий кот Везувий опрокинул со шкафа икону в дорогом старом киоте. При падении стекло киота разбилось, а ящик вызывающе треснул. Икона, скрытая в киоте, не пострадала, но само падение святого образа, да ещё в праздник воскресного дня, стало событием крайне неприятным.
— Ну вот, началось… — выдохнул Анатолий, подбирая осколки стекла и отломившиеся кусочки киота. Вдруг чёрная кровь ударила ему в голову. Он повернулся к Везувию и, не скрывая раздражения, гаркнул во весь голос:
— Да чтоб тебя нелёгкая одолела, мерзавец! Наспех собрав в ладонь фрагменты разбитого киотного ящика, он встал с колен и оказался аккурат перед зеркальным фасадом шкафа. Анатолий поглядел на своё возбуждённое отражение и горестно заключил:
— Хорош гусь! На причастие собрался, а брата неразумного готов от злости порвать. Да кто ж тебя такого исповедовать станет? В шею погонят, и весь сказ…
Праздничное утро оказалось испорченным. Анатолий выпил стакан кефира (какое уж тут причастие!) и, затаив обиду то ли на себя, то ли на горестное стечение обстоятельств, отправился в храм постоять да помолиться, — может, отойдут, забудутся неудачи дня.

Теги: Новые именаНовые имена современной литературыБорис АлексеевБестселлер

Рекомендуем посмотреть