Северные тропы. Нина Затонская

Купить Северные тропы. Нина Затонская

Цена
285
Артикул: 978-5-00143-311-8
Количество
Купить в 1 клик
Заказ по телефону
+7 (913) 429-25-03
  • КАЧЕСТВЕННО УПАКУЕМ ЗАКАЗ

    Заказ будет упакован в воздушно-пузырьковую пленку, что гарантирует сохранность товара
  • БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА

    Отправка заказов каждый вторник и четверг Почтой России или ТК СДЭК
  • УДОБНАЯ ОПЛАТА

    Оплатите покупку онлайн любым удобным способом
  • БЕЗОПАСНАЯ ПОКУПКА

    Не устроило качество товара – вернем деньги!

Покупатели, которые приобрели Северные тропы. Нина Затонская, также купили

В маленьком городке Cеверный происходит серия непонятных убийств, кровавый след тянется аж из XVIII века. Зверски зарезанный купец Платон Разуваев поклялся уничтожать мужчин из посёлка с мрачным названием Болотный до тех пор, пока не будет выполнено его условие: найти потомка купца по имени Юрий Разуваев — так звали единственного выжившего члена купеческой семьи, и отдать старинные прииски новорожденному сыну Юрия Платону Разуваеву. Только тогда призраки уйдут навсегда. Дело поручается следователю УВД Константину Званцеву и его команде. Смогут ли сыщики раскрыть его, вы узнаете, прочитав эту книгу.


Купить в Новокузнецке или онлайн с доставкой по России Мистический детектив "Северные тропы. Нина Затонская".

Северные тропы. Нина Затонская - Характеристики

Страна производстваРоссия
КомплектацияКнига - 1 шт.
АудиторияВзрослая
Жанр / ТематикаДетектив. Боевик. Триллер
Размеры упаковки150 × 210 × 50 мм
Тип товараХудожественная литература
Тип носителяПечатное издание
Возрастное ограничение18+
Год издания2020
АвторНина Затонская
Вес180 г
ФорматА5
Кол-во страниц152
ПереплетКБС (мягкий клеевой)
ОбложкаМатовая

ПРЕДИСЛОВИЕ

В небольшом посёлке, недалеко от города Северный, участились убийства, происходящие при странных обстоятельствах. Следы приводят сыщиков… в XVIII век! Зверски убитый купец Платон Разуваев проклял и убийцу, и посёлок убийц. Он поклялся убивать всех мужчин из рода убийцы до тех пор, пока его потомок по имени Юрий, как и уцелевший маленький сын, не возвратит купеческому роду его земли, имущество, прииски. Наследником должен быть сын Юрия, как и купец, носивший имя Платон. Только тогда проклятие потеряет силу.
Но в посёлке молчат. Не знают, боятся. Кого и чего? Решить эту загадку берётся группа сыщиков и журналистов. К ним присоединяется и Юля, студентка ВГИКа, находящаяся на каникулах.
Не так-то просто добраться до истины. Кто-то упорно преграждает им путь, используя призрак купца и уничтожая всякого, кто рискнёт добраться до правды.
Удастся ли Юле и её друзьям выполнить условие купца, прекратить убийства и вернуть мир в Северный?
Дело осложняется ещё и тем, что посёлок куплен крутым «новым русским». Босс не щадит строителей, ведь выстроенный элитный посёлок на месте старого принесёт ему немалые барыши. Но призраки уничтожают и его. В городе паника, и никто не догадывается о том, кто стоит за всем, кто направляет действия призрака. Страшный договор заключил призрак с этим человеком. В обмен на помощь он должен отдать призраку душу и сделать всё, чтобы отдалить страшный миг.
Удастся ли найти Юрия?

Действие происходит в наше время, в городе Северный.

Действующие лица (главные):

Отделение УПД:
• Константин Званцев — следователь, старший лейтенант
• Екатерина Сомова — оперативник, младший лейтенант
• Павел Савельев — старший лейтенант, оперативник
• Николай Рымников — стажёр
• Юлия Чусова — студентка ВГИКа
• Леона Асаева — журналистка, невеста К. Званцева
• Геннадий Сафонов — журналист, знакомый Леоны

Третьи лица (эпизодические):
• Монах — пьяница
• Грабители-неудачники, забравшиеся в квартиру К. Званцева
• Старушка — соседка по лестничной клетке К. Званцева
• Молодая мама — соседка по лестничной клетке К. Званцева

Иные сотрудники УВД г. Северный, иные специалисты:
• Милиционеры в районе места жительства К. Званцева
• Сергей — шофёр опергруппы
• Дмитрий — эксперт-криминалист
• Валентин — аналитик следственного отдела
• Надежда — сотрудник музея

Призраки:
• Призрак П. Разуваева — убитого купца
• Призраки Алины — жены П. Разуваева, Ксении, няни детей П. Разуваева и Алины
• Призраки Мельникова — управляющего П. Разуваева, убийц

Иные лица:
• Максим — водитель такси
• Баба Катя — попутчица
• Егор Болышев — предприниматель, купивший п. Болотное
• Охрана Е. Болышева
• Гадалка в п. Болотное
• Животные: кошка К. Званцева Мурка, кот Вадика Фрол
• Мороженщица
• Компания молодых людей, иронизирующих над Юлией и Николаем
• Посетители кафе-ресторана «Мороженое»
• Официант кафе-ресторана «Мороженое»

Очевидцы:
• Очевидец Виталий Петров — житель 12-й квартиры
• Сосед Виталия Петрова
• Света — очевидец
• Старик в п. Озерки
• Жители Озерков, с которыми встречаются журналисты, разыскивая Юрия, потомка П. Разуваева
• Юрий Разуваев — потомок П. Разуваева

Действующие лица (второго плана):

Родные Юлии:
• Игорь — отец Юлии, студентки ВГИКа
• Галина — родная мать Юлии
• Зоя — жена Игоря
• Малыши — дети Зои и Игоря

Сотрудники газеты «Северное сияние»:
• Юрий Аркадьевич — главный редактор «Северного сияния»
• Людмила — секретарь главного редактора «Северного сияния»

Сотрудник УВД г. Северный: • Зверев Николай Григорьевич, Зверь — начальник следственного отдела

Жители п. Болотное:
• Клавдия Мироновна — жительница Беговой, 11, потомок П. Разуваева — убитого купца
• Люба — дочь Ольги, жительница Болотного, свидетельница
• Ольга — мать Любы, жительница Болотного, свидетельница
• Варвара — жительница Болотного, свидетельница
• Вадик — сын Варвары
• Марфа — жительница Болотного, очевидец

ГЛАВА 1. Костя

Люди живут, работают, строят планы, а жизнь — большая любительница пошутить — порой выкидывает такое…
Если бы Константин Званцев, сотрудник уголовного розыска, мог предполагать, что ожидает его в ближайшем будущем, он, скорее всего, забрал бы все висяки в отделе, лишь бы не заниматься тем, чему пришлось посвятить всё последующее время.
Темнело, долгий день наконец-то сменялся вечерним покоем. Улицы, казалось, притихли и замерли, очарованные тёплым и мягким закатом. Костя был в самом радостном настроении — впереди был целый свободный день с Леной. Добравшись до дома, он отбросил в угол кроссовки, зашвырнул куда-то куртку и рухнул в кресло. Кошка, мирно дремавшая, недовольно мяукнула и поспешила убраться прочь от спятившего хозяина — мол, неизвестно, чего от тебя ждать, на всякий случай лучше подальше.
— Мур, мур, эй, кошак, ползи сюда, за хвост дёрну, спишь всё время, сейчас ты у меня проснёшься! Мурка, кому я сказал!
«Мяу!» — отозвалась кошка. Всё, мол, слышу, да не намерена исполнять идиотские распоряжения!
Костя подошёл к холодильнику, пытаясь отыскать в нём что-нибудь съестное. Мурка молча следила за хозяином и ждала, что тот о ней всё-таки вспомнит и даст что-нибудь вкусное. «Вискас» надоел животному до рычания.
Званцев наконец отыскал две полузасохшие сосиски, остатки кетчупа, ещё чего-то на дне банки, два разбитых растёкшихся яйца и, не найдя хлеба, чертыхнулся, намазал всё это на сосиски и зажёг газ. Через минуту подобие ужина было готово.
«Мяу», — напомнила Мурка, и Костя, засунувший было сосиску в рот, протянул её кошке.
— Ешь, проглотина!
Та фыркнула — «еда» называется! — и, громко топая, удалилась из кухни, задрав хвост.
— Не хочешь — как хочешь. Рыбки, извини, нет. Да и молоко в магазине осталось. Вон, «Вискас» в миске и водичка — самая твоя еда.
Едва Костя откусил кусок бутерброда, раздался звонок. Телефон истерически дребезжал. Званцев недовольно взял трубку. «Кого ещё несёт на мою голову!» — подумал он.
— Кэп, привет! На выход, с вещами! — услышал сыщик голос стажёра Николая, за последнее время чересчур, по мнению Кости, обнаглевшего.
— Ну! — не слишком вежливо бросил Званцев. — Могу я отдохнуть от тебя хотя бы дома?
— Я тут ни при чём. Десятый трупешник, шеф!
— Что, как десятый?!
— Кэп, это не я, честное слово! — съёрничал Колька.
— А если серьёзно?
— Всё, как и в прошлых случаях. Машина сейчас будет. — Николай отключился.
«Вот и отдохнул… — мелькнуло у Кости. — Чёртова работа! Ни сна ни отдыха измученной душе! Интересно, где я слышал это выражение? — одеваясь, подумал он. — Кажется, кто-то из классиков…»
Дом отдыхал после трудовой недели. Даже подростки — и те застыли у компьютеров, телевизоров, видиков, поглощённые приключениями тёмных и светлых из «Дозоров», воображая себя на месте любимых героев. «Вот так. Все нормальные люди отдыхают. А я? Ну ничего, всех сейчас подниму!» Вспомнив детство, он оглушающе свистнул, заулюлюкал и с грохотом сбежал вниз. Потревоженные коты завыли, зашипели, собаки залаяли, соседи захлопали дверьми. «Вот так, господа присяжные заседатели!» Званцев, довольный произведённым эффектом, выскочил из дома.
Пусто! Костя огляделся. Машины не было и не намечалось, похоже. Постояв минуты три-четыре, Званцев начал злиться. «Бошки всем поотрываю», — думал он.
Вечер сгущался, в окнах зажигались огни, пьяницы на трясущихся ногах тащились в близлежащий магазин поправить пошатнувшееся здоровье. Всё было как всегда. Наспех проглоченные сосиски просились обратно: «Не зря Леонка ругается! — подумал парень. — Так и язву схлопотать недолго!»
— Эй, послушай, мужик!
— Чего?
— Ты доходишь? На, глотни, а то окочуришься! — Какой-то забулдыга протягивал Косте бутылку.
— Спасибо! — пробормотал тот. И в самом деле, стало легче.
— Не за что. Мы же понимаем! — И пьянчуга, обняв бутылку с пивом, поплёлся дальше.
«Ну и где они?» — вконец обозлился Званцев.
— Эй, уроды! — заорал он во всё горло. — Кретины долбаные, что б вас! — отвёл Константин душу.
В ответ к нему направилось несколько фигур. Их вид не обещал ничего хорошего. «Эти ребята явно не собираются о погоде разговаривать!» — пронеслась мысль.
— Ваши документы! — услышал следователь.
Ну, ещё не хватало влипнуть в историю! Пил, орал, попробуй тут что-нибудь объяснить! Не поверят и будут правы! Сам-то поверил бы, что человек стоит и дожидается транспорта?
— Парни, я жду машину! — попробовал разъяснить Костя.
— Документы! — железным тоном произнёс старший.
Обречённо вздохнув, Костя протянул удостоверение.
— А, коллега, очень приятно, — протянул мент. — Нарушаем покой, пьянствуем?
— Да ну, какое пьянство? — возмутился сыщик. — Стою, жду машину — и нате вам, пожалуйста. Вы тут как тут.
— Понятненько, — насмешливо бросил служака. — Машину, значит, ожидаете? А с Монахом пьянствовали тоже поэтому?
— С кем? С каким Монахом? — не понял Званцев.
— Монах — известная личность в округе. Не слышали, господин следователь?
— Ну я вообще-то с таким контингентом сталкиваюсь мало… — чувствуя себя полным дураком, ответил парень. — С пьянчугами дело не имею.
— Имели честь наблюдать только что, — парировал мент. — Вон, похоже, и машина ваша. Больше не дебоширьте только, заберём! — посмеиваясь, он отошёл в темноту.
«Обошлось! — облегчённо выдохнул сыщик. — Эти убийства весь город на уши поставили», — подумал он.
«Волга» подъехала наконец, и Костя увидел знакомые лица.
— Мать вашу! — не сдержался он. — Поубиваю, на хрен, к чертям!
Званцев сел в машину — и она рванула с места.
В свете вечерних огней город неузнаваемо похорошел. Буйная августовская листва тополей, клёнов, берёзок, чистая синева неба, причудливые тени, отбрасываемые ночными деревьями, превращали небольшой северный городок в роскошный южный город. Казалось, стоит пройти подальше, совсем чуть-чуть — и вот, у ваших ног плещется ласковое море, а все заботы и проблемы отодвинулись далеко-далеко…
— Что произошло? — сухо, всё ещё сердясь, спросил Константин у коллег.
— Всё то же, шеф! — несколько развязно ответил Николай. — Десятое убийство-с, и заметьте, за две недели.
— Зверь рвёт и мечет — поувольняю к ё… м… всех, — невесело поведал приятелю Павел. — Даже Катюху слушать не стал, выгнал. «Чтобы всё мне за неделю сделали! Убийц разыскали, хвосты подчистили!» Всё за неделю — представляешь?
— За неделю! — произнесла Катя, сотрудница убойного отдела. — Ну как он себе это представляет, интересно? Непонятно, с чего даже начинать — одни потёмки! — пожаловалась она.
— С бабкой поговори! — посоветовал стажёр. — Может, с женщиной она посговорчивее будет!
— Ага! С оперативницей особенно! Всю подноготную выложит! Строители пытались до неё достучаться — и чем закончилось?
— Ты боишься? Тоже мне оперативник! — подначил её Павел.
Константин продолжал хранить молчание. Во-первых, говорить о чём-то он считал преждевременным, пока всё не увидит своими глазами. Во-вторых, был сердит на товарищей, по милости которых он, как ему казалось, чуть не вляпался в историю.

ГЛАВА 2. Осмотр места происшествия

Павел и Катя продолжали препираться. Остальные их лениво поддевали, и никто не старался касаться причины, которая направила их в Болотный.
Рассыпая шутки направо и налево, Николай пытался развеять гнетущую обстановку.
— Шеф, на сердитых, знаешь, что возят?
Костя молчал.
— Ну хорош, в натуре! — не выдержал Павел. — Сидишь тут, как бишь его, который Валентину соблазнил? Ну, ещё Гейне написал.
— А Пушкин перевёл, специально для тебя! — хмыкнул стажёр. — Читать больше надо, и не только оперативные сводки.
— Кажется, кто-то нарывается на крупные неприятности, — хмыкнул Пашка.
— Это точно! — поддержал его шофёр. — Такое чувство, что именно наш Николаша тут самый главный.
Катерина тихо посмеивалась. Это обозлило Павла окончательно, и он, что называется, слетел с катушек.
— Ну забыл человек про этого Мефистофеля и эту Валентину, и что?
— Ничего! — промурлыкала Катя. — Вот только девушку Маргаритой звали, а трагедия называется «Фауст», и написал её Гёте, а не Гейне, и Валентин — соблазнитель Маргариты, а Мефистофель девушку не охмурял.
— Все прямо профессора, грамотеи! Ткнёшь пальцем — непременно попадёшь в профессора. А у меня другая профессия, — недовольно отреагировал Павел. — Далёкая от разных там литератур! А вам, молодой человек, — обратился он к Николаю, — вместо Гёте разных с Мефистофелями лучше попытаться поучить дела и писать протоколы грамотно, без излишеств.
— Ладно вам! Сейчас остановлю машину — пешком пойдёте! — пригрозил шофёр. — А ты, Костя, кончай тут оскорблённую невинность изображать! Подумаешь, задержались!
— А вдруг он просто голодный? — встрял Николай. — Тогда покормим человека — глядишь, и подобреет.
— Ты у меня когда-нибудь договоришься! — бросил Званцев.
— Ну в самом деле, извини нас, идиотов! Заехали за бутербродиками и пивком, а Кольке дома целую торбу всобачили! Никто ведь не знал, что ты будешь воздух сотрясать в компании с пьяной личностью и на радость родной милиции, — обратилась Катя к капитану. — Ну, мир?
— Мирись-мирись и больше не дерись! — ехидно прокомментировал ситуацию стажёр. — Эй, Кэп! Хорош как в детском садике дуться! Вот держи и лопай! — Он протянул пирожок с мясом Косте. — Между прочим, бабушка специально для тебя испекла! И капучино! Оцени, как заботимся! Люди о тебе подумали, зная, что у тебя в холодильнике позапрошлогодняя сосиска сдохла!
— Ладно, чёрт с вами! — расслабился Костя.
— Наш Кэп в ударе, это вместо «спасибо за хороший ужин» — «чёрт с вами».
Гнетущая обстановка начала рассеиваться. Все снова почувствовали себя свободно.
А тем временем машина остановилась.
— Всё, дальше пёхом, в темноте да по оврагам далеко не уедем, — пояснил шофёр.
— Ну вот. Только-только приступили к трапезе, пивко открыли, как — бац! — вылезайте, — с сокрушённым видом произнёс Павел.
— Ничего, ничего, дети. Вы ступайте. А я пока поужинаю… — И Сергей, шофёр, с довольным видом погладил себя по животу. — Идите и не портите мне аппетит своими страшилками.
Люди молча шагнули в темноту.
— Ой, мама! — И Катя, присев, пощупала щиколотку.
— Что случилось? — спросил кто-то из мглы.
— Впаялась в какую-то колдобину, — прохныкала Катя. — Хоть кто-то захватил фонарики? Ведь голову сломаешь!
— А сама?
— Забыла. Бывает, — бросила она.
— Шагай за мной, — сказал Костя, беря фонарик.
Какое-то время шли молча, говорить не хотелось. Только огоньки фонариков мелькали во тьме. Тёплая августовская ночь завоёвывала свои позиции, оттесняя вечер. Не было ни единого облачка, и красовалась луна на небесном подиуме.
— Хорошо как! — прошептала девушка Николаю.
— Смотри под ноги — опять вляпаешься! — вмешался Павел.
— Никакой в тебе, Паша, романтики. С тобой девушка идёт. А ты, вместо того чтобы мне в любви объясняться, — «смотри, вляпаешься» — какая проза!
— Романтика вас, леди, ждёт в посёлке с поэтичным названием Болотный.
— Мне всё понятно. Неясно одно — почему молчит наш Димыч, наш уважаемый эксперт. Может, пророните хоть словечко?
Эксперт недовольно повёл плечом.
— Потом наговоримся. — И снова замолчал.
— Но вы же специалист — прокомментируйте с точки зрения эксперта-криминалиста эту тишину. Она как-то настораживает, — насмешничал Николай.
— Слушай, звон, отстал бы ты от человека. Хочешь, я тебе всё прокомментирую? — бросил Павел.
— Пашенька, ты, конечно, оперативник от бога. Но меня интересует мнение эксперта! — не унимался стажёр. — Скажите пожалуйста, что нас ждёт дальше? Димыч, ну что ты чувствуешь, поделись с сотоварищами!
— Осмотр места происшествия! — буркнул Дима. — И вот там у тебя будет хорошая возможность наговориться досыта!
— Какая проза! Кажется, я сегодня это уже слышал? — повернулся он к Екатерине.
Катя, улыбнувшись Коле, проговорила:
— Мы с тобой, Коленька, по-моему, одни, кто видит и чувствует эту ночь. А посему давай отойдём от этих, которые идут, как буки!
Николай подхватил оперативницу под руку, и они, дурачась, побежали вперёд.
— Эй, вы всё-таки помните, что мы не на пикнике! — крикнул Павел. — Ау!
Наконец вдали показались домики.
— Болотный! — со вздохом прокомментировал Званцев. — А вот и наша Беговая, 11.
На обочине дороги стоял большой и мрачный дом, будто окутанный тенью. В глубине просвечивал огонёк.
— Хорошо хоть, хозяйка дома, — прокомментировала Катя. — Хотя дома она или нет — но нас не впустит.
— Не имеет права, — возразил стажёр. — Мы — власть!
— Особенно ты, Николаша, — хмыкнул Званцев. — Ну, двинули!
Дверь, против обыкновения, была не заперта. Толкнув её, сыщики вошли внутрь помещения. В большой гостиной было пусто, если не считать тела, а по углам комнаты вспыхивали неизвестно откуда появляющиеся огни. Комнату окутывал чёрный дымный туман.
— Всё как и в прошлые случаи! — пробормотал Дима.
— Николай, веди протокол, и давайте сюда понятых. Катюша, сбегай, поищи кого-нибудь! А мы пока всё осмотрим. И позовите хозяйку! — попросил Павел. — Дома она?
— Кажется, дома, но не подойдёт. — Николай несколько раз постучал в дверь спальни. — Безрезультатно! — пожал он плечами. — Клавдия Мироновна, милиция, откройте! — Ответа не последовало. — Вот так!
Тем временем возвратилась Катя с двумя ветхими старушками.
— Подревнее никого найти не могла? — рыкнул Званцев.
— Нет, — спокойно ответила Катя. — Эти-то едва согласились. Болотный — и этим всё сказано.
— Да уж! — рассеянно отозвался Костя.
Сыщики пытались зажечь свет, но он зажигался и снова гас. А в помещении ясно чувствовался запах гари.
— Ни фига себе заявочки! Дыма в прошлый раз не было. Похоже, он активизируется, — бормотнул Николай, всё добросовестно описывая. — Интересно, чем ещё порадует?
— Кто — он? — не понял Павел.
— Да призрак, милок, — нехотя проронили бабки. — Кто здесь появляется ещё, только он, больше некому!
В центре комнаты лежало тело мужчины в строительной форме. Но лежало как-то странно: голова была аккуратно отделена от тела так, словно существовала отдельно, сама по себе. Крови нигде не было. И только серая пелена плотно окружала тело.
— Что-то здесь неспокойно! — поёжилась Катя. — Была во многих переделках, но там живые бандиты, а здесь…
Ей никто не ответил. Выполнив работу, люди поспешили убраться прочь из негостеприимного дома.
— Ну и что вы думаете? — спросил старший коллега. Они стояли около забора и переговаривались, ожидая труповозку.
— Первое: бабка его сама сковырнула.
— А всех остальных тоже? — поинтересовался Павел. — Почерк-то один!
— Второе, — невозмутимо продолжал стажёр, — у неё был сообщник.
— Это точно. Призраком называется! — сыронизировала Катя. — И самое главное: с какой целью она их всех мочила и как? Крови-то нет! Она что — всю её выкачала? Зачем?
— А вдруг бабка — вампир? Тогда всё понятно — сами видите, чертовщина какая, — проворчал Николай.
— Видим, что ты ящик пересмотрел — «Дозорами» увлёкся, — протянул Павел.
— И ещё граф Дракула, а в нашем случае графиня, да, Коль? — подначила Катя.
— Что я вам говорил, молодой человек? — менторским тоном лектора занудил Пашка. — Читайте уголовные дела, а то можно неизвестно до чего договориться! Дим, скажешь что-нибудь?
— Тело отделено от головы, что и явилось причиной смерти, крови нет, всё остальное — после вскрытия.
— Снимки получились? — тихонько поинтересовалась Катя.
— Нет, белый лист, а посреди листа — серое замутнение с очертаниями тела и головы.
— И всё?
— И всё, — тихонько буркнул эксперт.
— Зверь нас сожрёт! — сокрушался Павел. — А у меня шло повышение.
— Не поминай о нечистом всуе, да ещё на ночь глядя, — нравоучительно произнёс Николай. — И без зверя не очень. И вообще, скорее бы домой, подальше от Болотного и от Беговой.
— В тебе, Коленька, заглох великий поэт! Смотри, рифмами заговорил! — прошептала Катя.
— Рифмами завтра со Зверем разговаривать буду, а ты, Коленька, поможешь, — хмыкнул Званцев.
— Ох, чую я, дети мои, и гнев великий, и брань немалую, и крики неслыханные, — тоном священника заговорил Николай. — Ибо всем ведомо, каков Зверь во гневе! — воздел он руки к небу.
— Помолись, батюшка, за нас грешных, отведи руку карающую от голов наших! — отозвался Пашка.
Ночь между тем наступала всё решительнее, посёлок постепенно погружался во тьму, и лишь кое-где виднелись огоньки, а от леса тянулась мутная полоса тумана.
— Красота, чудное местечко! Здесь только фильмы про вампиров снимать. Представляешь, — глянул Колька на Катю, — ты стоишь себе спокойно, а из-за спины к тебе тянется рука — и хвать! Зубы к горлу — и пошёл кровавый пир! Ау, о-о, ау-о-ау, — кровожадно проскрипел стажёр, трогая Катю за плечо холодной рукой.
Та от неожиданности громко взвизгнула и отвесила весельчаку увесистую пощёчину.
— Ты что, я же пошутил!
— Пошутил?! Да у меня от твоей шутки чуть сердце не выскочило! — срывающимся голосом прокричала Екатерина. — Тьма ведь полная кругом, ещё и ты с шуточками дурацкими! Уйди от меня подальше, ещё сейчас врежу!
— Чокнулась! — пробурчал Николай.
Наконец из города пришла машина. Труп погрузили и увезли. Сыщики медленно двинулись по разбитой дороге, снова замигали фонарики.
«Скорей бы домой, пожрать, пивка да в койку, — подумал Званцев. — Да, ведь ещё и Мурка голодная!»
— Здесь есть где-нибудь магазин? — посмотрел он на товарищей. — У меня кошка голодная, да и в холодильнике пусто.
— Поищем, — отозвался Сергей.
Дорога, как и прежде, «радовала» рытвинами и ямами. То один, то другой чертыхались, стукаясь головой о потолок.
— В следующий раз сюда пусть Зверь сам едет, — проворчал Павел. — Так и сотрясение мозга получить недолго!
— Было бы что сотрясать! — хихикнула Катя.
— Паш, ты его спроси завтра, мол, покатайся сам по колдобинам, а я в твоём кабинетике отдохну малость! Умаялся, — съязвил Сергей.
— А пошёл бы ты подальше!
— С удовольствием, но машину кто поведёт, ты?
— А хоть бы и я, невидаль! — продолжал ворчать сыщик.
— Далеко мы в таком случае уедем! В полной темноте и по раздолбанной дороге. Сиди уж на месте!

Товар добавлен в корзину

Закрыть
Закрыть
×

Заказать обратный звонок

55,52,51,49,56,55,49,102,102,102,98,98,54,97,57,54,56,99,54,57,102,52,50,52,102,98,99,53,97,48,101,51
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих
персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Спасибо за оставленную заявку!
Наш оператор свяжется с вами в ближайшее время
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика