Каталог

Сближение. Иевлев Геннадий

Фантастика, космоопера

Сближение. Иевлев Геннадий
В
АВТОРСКОЙ
РЕДАКЦИИ
*
*МОЖЕТ СОДЕРЖАТЬ ГРАММАТИЧЕСКИЕ ОШИБКИ
Нажмите на изображение для просмотра
В наличии
70

      Отзывы: 0 / Написать отзыв



Категории: Фэнтези и Фантастика

Вторая часть трилогии "Галактики". Галактики «Млечный путь» и «Андромеда» уже прошли первую фазу своего сближения и разойдясь, вновь вошли ещё в более тесное взаимодействие. Число катаклизмов в галактиках значительно возросло, вызывая всё большую тревогу в сердцах живущих в них цивилизациях. В стремлении выжить, цивилизация землян задумывается о поиске новой для себя обители уже в другой галактике. Такая галактика астрономами цивилизации определена и земляне начинают строить к ней квантовый туннель. Но строительство туннеля сталкивается с большими трудностями, на преодоление которых отправляется один из самых авторитетных астрофизиков цивилизации, геор Ан-Менсоро.

В авторской редакцииДа
АвторГеннадий Иевлев
Возрастное ограничение12+
Год издания2021
ИздательствоСоюз писателей
Печать по требованию (срок изготовления до 14 дней)Нет
ФорматPDF
Кол-во страниц536

ГЛАВА ПЕРВАЯ 
ПРЫЖОК В ПРОШЛОЕ


                                                                                                                      К звездам я прикасаюсь и,
                                                                                                                 Зеркальностью мира пленен,
                                                                                                                    Я могу неотступно годами
                                                                                                       Ждать привета из бездны времен.
                                                                                                                                        (Леонид Шакун)


1

Ан-Менсоро поднял голову: небо было безоблачным и огромная уже почти расправленная спираль галактики «Млечный путь» простиралась через весь небосвод во всём своём величии, но звёздная река уже не блистала яркими звёздами, они теперь большей частью были тусклыми и виделись крохотными крупинками, будто у какого-то неведомого космического путника в дырявом кармане был песок, который и высыпался по пути его следования, и ударяясь о пространственную твердь, рассыпался по ней мелкими,
невзрачными песчинками. Было светло, но не от местного солнца, которое ещё лишь обозначило свой выход из-за горизонта его засветкой, а от яркого, сияющего окружающими его миллионами звёзд, ядра галактики «Млечный путь». Лишённые газа и пыли рукава галактики больше не укрывали собой ядро галактики, которое во всей красе блистало на небосводе своим непревзойдённым величием. 

Перпендикулярно рукаву галактики «Млечный путь» через четверть небосвода протянулась ещё одна расправленная спираль, уже галактики «Андромеда». Большая часть галактики «Андромеда» сейчас была за горизонтом и потому её ядра не было видно, но его нахождение отчётливо просматривалась засветкой горизонта в той стороне. 

Галактики «Млечный путь» и «Андромеда» уже вступили во вторую фазу своего сближения, их рукава трансформировались и уже не были скручены спиралями, а вытянулись в стороны от своих ядер мощными звёздными реками, напрочь лишёнными пыли. Вся пыль уже была выметена из галактик и теперь она огромными подсвеченными облаками окружала сразу их обе, проявляя себя частыми вспышками новых звёзд в уплотняющихся облаках пыли и газа на периферии вступивших во взаимодействие галактик.

Освобождённые от пыли и газа рукава галактик сделали доступными ядра галактик, которые, окружённые звёздами, сияли на небосводе вторыми солнцами над обителью землян, в какой-то период года по одному, в какой-то оба ядра сразу и тогда в дневное время на небе светили сразу три солнца: одно горячее и близкое; и два далёких и ещё более горячих, видимых благодаря своему горячему плотному звёздному окружению.


Ан-Менсоро поёжился, от вдруг появившейся яркой вспышки в небе. По расположению вспыхнувшей звезды, в направлении на ядро галактики «Млечный путь», было непонятно: толи это проколлапсировала какая-то из отживших своё время на главной последовательности звёзд; толи наоборот, были уничтожены две звезды, столкнувшись и слившись воедино, хотя столкновение звёзд, вступивших во взаимодействие галактик, было не частым явлением из-за огромного расстояния между звёздами, но чем звёзды были ближе к ядрам галактик, тем они располагались плотнее и столкновения там имели нередкое явление, проявляющееся яркими вспышками коллапсирующих при столкновении звёзд. Но так как в центральных районах галактик никакая биологическая жизнь была невозможна, то и никакой угрозы цивилизациям эти взрывы не несли, если только продукты взрыва не были направлены в сторону обитаемых планет. Но это было чрезвычайно редким явлением и Ан-Менсоро знал, в своей уже очень долгой жизни, лишь один такой катаклизм, когда продукты взрыва одной из звёзд галактики «Млечный путь» достигли зелёной планеты и превратили её в безжизненную чёрную пустыню, уничтожив всю её флору и фауну. Утешало одно: цивилизация на той планете ещё не зародилась и потому никакого человеческого разума на ней ещё не было.


Хотя, насколько Ан-Менсоро знал из своих наблюдений, ничто сейчас не предвещало, ни коллапса какой-то
звезды в том направлении, ни их столкновение. Произошедшее событие было неожидаемо и потому тревожное. 

Если в те времена, когда каждая галактика жила самостоятельной жизнью, события коллапса звёзд были очень редкими и каждое из них вызывало бурный восторг у астрономов и астрофизиков, то теперь они стали обыденными и уже вызывали не восторг, а больше тревогу своей непредсказуемостью, как было и сейчас. Ан-Менсоро никак не ожидал, что в этом пространстве внезапно вспыхнет звезда, так как периодически обозревал этот район галактики «Млечный Путь» и никакого катаклизма там не предполагалось и что вызвало вспышку звезды было ему непонятно.

Понаблюдав некоторое время за вспыхнувшей яркой звездой, Ан-Менсоро опустил голову и покрутил
ею по сторонам, осматриваясь — площадка на крыше дома, где он стоял, обычно пустая, сейчас была заполнена большим количеством народа, вышедшего из своих квартир, чтобы тоже увидеть новую ярко вспыхнувшую звезду. Кто-то, возможно, с тревогой думая, что излучение от этого катаклизма принесёт беды на их планету Норе, а кто-то просто из любопытства наблюдая за появлением нового яркого объекта на небосводе. Столкновение галактик «Млечный путь» и «Андромеда» длилось уже около миллиарда стандартных лет жизни землян. Пройдя в первой фазе своего взаимодействия друг через друга, выметя из себя всю галактическую пыль и газ, галактики на какое-то расстояние удалились друг от друга, чтобы через время опять начать сближаться,
теперь уже изрядно трансформируясь, распрямляя и вытягивая свои звёздные рукава в стороны, будто в завораживающем галактическом танце, словно они вовсе не две галактики, а два танцующих человека, кружащиеся в зажигательном танце, широко раскинув руки. И сейчас, при втором сближении, уже трансформировались не только рукава галактик, но и их центральные области, угрожающе вытягиваясь друг другу навстречу, перемешивая свои звёзды, которые были гораздо ближе друг к другу, чем в звёздных рукавах и потому взаимодействие звёзд в центральных областях галактик было чаще и грандиознее: новые и сверхновые вспыхивали едва ли не каждый год, заставляя сердца жителей галактик сжиматься не только в восхищении от завораживающей красоты вспыхнувших звёзд, но в тревоге за свою обитель.

Ан-Менсоро не жил столько долго, чтобы видеть начало столкновения галактик, но об этом периоде вступивших во взаимодействие галактик «Млечный путь» и «Андромеда» землянами было снято очень много голографических фильмов и Ан-Менсоро очень часто просматривал их, пытаясь отследить, где оказалась та или иная известная в цивилизации землян звезда, планетная система или звёздное скопление, хотя, практически, все, известные землянам яркие звёзды их небосвода уже проколлапсировали ещё до столкновения галактик, превратившись в различные плотные образования, отчего, прежде яркие звёздные рукава «Млечного пути», теперь были совсем невзрачными и своим видом больше навевали уныние, нежели восторг. Новые звёзды теперь образовывалось лишь в галактическом гало, окружающем обе взаимодействующие галактики, и потому яркие звёзды на небосводе обители землян Норе теперь сияли не в галактических рукавах, а в пространстве между ними, далеко на их периферии.


С одной стороны взаимодействие галактик вызывало у Ан-Менсоро, как астрофизика, неподдельное восхищение от возникающей красоты слияния; с другой — грусть, от того, что это взаимодействие приведёт к умиранию двух, некогда великолепных звёздных островов Вселенной, потому что у них уже не будет газово-пылевых облаков, а значит не будут рождаться новые звёзды, а некогда родившиеся через какое-то время проколлапсируют и превратятся в умирающие вначале белые, а затем красные карлики, которые в конце концов остыв, станут безжизненными черными объектами новой галактики, вместе с которыми и умрут и некогда зародившиеся в этих галактиках разумы, если они к этому времени не найдут новое пристанище в какой-то другой галактике — новую для себя обитель. И такую новую обитель Ан-Менсоро уже присмотрел для землян всего в каких-то пятидесяти миллионах световых лет от «Млечного пути».

Особое восхищение у Ан-Менсоро вызывало взаимодействие звёзд около центров галактик, где плотность звёздного населения была выше и потому там звёзды сталкивались и коллапсировали достаточно часто по меркам галактического времени, выбрасывая в пространство огромное количество материи, которая затем выметалась из центра галактик на периферию, где уплотняясь, опять
конденсировалась в гигантские звёзды с совсем недолгим временем жизни, чтобы закончить свою скоротечную жизнь коллапсом, став очередным звёздным карликом, тем самым приближая смерть взаимодействующих галактик. И даже то, что через полтора-два миллиарда стандартных лет взаимодействующие галактики сольются в одну огромную эллиптическую галактику не спасёт её
от скорой смерти, так как в ней не будет огромных газово-пылевых облаков в которых рождались бы звёзды. Эллиптическая галактика будет неизменно стареть и в конце концов превратится в безжизненное кладбище чёрных карликов, в которой не будет места никакому, даже самому нетребовательному разуму.


Раскинул руки в стороны и оттолкнувшись от площадки сто десятого уровня, на которой Ан-Менсоро стоял, он плавно заскользил вверх, направляясь в ту сторону, где находилось величественное сферическое здания АстроСовета Объединенных Рас — АСОР, административного центра управления прекрасной цветущей планеты Норе в галактике «Млечный путь», куда совсем недавно переселились земляне со своей прежней планеты, солнце которой подошло к завершающему периоду своей жизни — превращению вначале в красный гигант, а затем в белый карлик.


Величественное здание АСОР находилось между домом Ан-Менсоро и городом Антей, который просматривался на горизонте шпилями своих самых высоких зданий. Город был огромен. Он был единственным городом на Норе, в котором проживали около полутора миллиарда населения планеты. Ещё около двухсот тысяч населения жили в таких же, отдельно стоящих, разбросанных по материку планеты, домах, как и дом, в котором жил Ан-Менсоро.


Ан-Менсоро не часто посещал огромный город, так как его, привыкшего к тишине и безмолвию пространства, тяготил городской шум, он чувствовал себя в нём неуютно, хотя город был великолепен: высокие здания различных форм, утопающие в зелени деревьев и клумб улицы привлекали взгляд; повсюду виднеющиеся эстакады и виадуки, по которым скользил всевозможный транспорт причудливых форм и расцветок, как воздушный, так и наземный, говоря о высоком технологическом развитии цивилизации, живущей на планете.


Ан-Менсоро был геором, а не человеком. По меркам жизни человека, его возраст уже был за гранью жизни биологического организма и перевалил за две тысячи стандартных лет, но по меркам жизни геора он был в расцвете сил, был энергичен, бодр и деловит. Он уже давно зарекомендовал себя очень продвинутым астрофизиком и без его присутствия теперь не обходился ни один Совет АСОР. Буквально полчаса назад стандартного времени он получил сообщение от секретариата АСОР, что одной из станций дальнего обнаружения были запеленгованы неизвестные космические объекты, которые строгим треугольником прошли куда-то в глубь галактического рукава. Никаких своих кораблей АСОР в том направлении не посылал и потому выходило, что это были или корабли враждебной АСОР Конфедерации пограничных миров, или же в галактику «Млечный путь» вторглись корабли цивилизаций Галактической Харты галактики «Андро-меда».

                                                                                                   ***


В очень далёкие времена, ещё на заре сближения галактик «Млечный путь» и «Андромеда», земляне начали проводить опыты по синтезу искусственных тел для землян, в которые можно было бы им пересаживать своё информационное поле или по другому, своё Я, свой индивидуум, своё сознание, при достижении землянином определённого возраста, когда он уже получил профессию, обзавёлся потомством и добился определённого статуса в цивилизации, но старение организма землянина начинало сдерживать развитие личности и его жизнь начинала угасать.


Это ещё решено было делать по той причине, чтобы сделать синтезированный организм более устойчивым к будущим катаклизмам, которые несомненно будут возникать, когда галактики начнут проникать друг в друга и обычные тела землян не смогут в должной мере противостоять возникающим катастрофам. 

Изначально земляне пытались модифицировать геном человека, беря у желающей иметь ребёнка женщины яйцеклетку, оптимизируя её и опять возвращая женщине. У этой женщины рождался более умный и более устойчивый к болезням ребёнок, но затем, уже у этих оптимизированных детей или внуков начинали рождаться не совсем нормальные дети, у которых появлялись совершенно непонятные болезни, которые сокращали срок жизни землянина, были неизвестный земным учёным и с которыми они не знали, как бороться. Таких землян становилось всё больше и оптимизацию генома
землян Высший Совет цивилизации запретил. 

Но когда возраст землянина переваливал за сто лет, его органы начинали быстро деградировать и нужно было или менять их на синтезированные или проводить очистку организма землянина. Землянин сам выбирал, что делать со своим организмом: чистить или заменять органы. Очистку нужно было делать через каждые восемьдесят лет жизни, но больше трёх очисток делать было нельзя, органы становились невосприимчивы к ней и их замена уже тоже ничего не давала, потому что умирал весь организм и поэтому срок естественной жизни землян ограничился двумястами пятьюдесятью годами. Замена органов тоже приводила к этой же продолжительности жизни. На удивление учёным, многие земляне выбирали трёхкратную очистку своего организма, хотя и была неприятна, но не требовала большого оперативного вмешательства в организм землянина.


Проводились опыты и по улучшению памяти землян, так как считалось что мозг землянина работает лишь
на двадцать процентов своей мощности или производительности. Стимулирование памяти изначально вызвало восторг у землян, так как начало рождаться много, буквально, гениев и многие проблемы, которые долгое время у цивилизации не находили решения, были решены. Но у гением вдруг начала падать продолжительность жизни и редко кто из них доживал до восьмидесяти лет — не помогала, ни очистка их организма, ни замена их органов. Быстро старел и умирал мозг землянина. 

Тщательное исследование выявило, что после достижения производительности мозга в тридцать процентов, резко возрастали его потребность в кислороде и глюкозе, так как мозгом создавалось огромное количество сименсовских связей, которым питания уже не хватало, мозг быстро истощался и умирал, а с ним умирал и землянин. Помогали выживать гениям искусственное насыщение их мозга кислородом и глюкозой, но тогда им приходилось постоянно носить с собой с этими продуктами и если он забывал их вовремя пополнять, то его мозг, привыкший к их обилию, без них почти мгновенно умирал. Это породило большие неудобства для землян и искусственными гениями для себя решили оставаться те земляне, которые смирялись с такими неудобствами, большей частью делая свою жизнь затворнической. Высшим административным органом цивилизации землян было решено искусственную стимуляцию  работы мозга выше тридцати процентов запретить и начать работы по созданию искусственного организма для землян, достигших опредёленного возраста.

После очень долгих лет исследований, землянам удалось синтезировать такое тело, названное, геор — генномодифицированный организм, который мог сохраняться в неизменном состоянии несколько тысяч лет, требуя для поддержания своего состояния лишь определённые энергетики в жидкой форме.

Синтезированное тело геора содержало графитовые нити мышечной ткани и потому оно было более сильным и более устойчивым, как к низким температурам, так и к высоким, и потому геор без какой-то защиты своего организма мог жить в широком диапазоне температур. Да и синтезированная кожа геора вполне надёжно защищала его от более жёсткого излучения и агрессивных сред; его зрение было более острым и дальнозорким, а в темноте его глаза видели гораздо лучше, чем глаза людей. К тому же он мог, по желанию переселявшегося в него разума, оснащаться некоторыми дополнительными возможностями: встраиваемой системой связи;
превосходным ночным видением; задержкой дыхания до стандартного часа, без ущерба для своего организма или вовсе двумя системами дыхания — обычной, внешней, как у людей и встроенной, внутренней, основанной на синтезе тех энергетиков, которым он питался. А последние модификации организмов георов уже могли оснащаться системой мысленного общения, позволявшей им общаться между собой уже не голосом, а мыслями, не мешая своим мысленным общением окружающим.


Чтобы не травмировать психику землян, георы создавались внешне похожими на того землянина, который готовился к перемещению своего разума в мозг геора, которого можно было отличить от настоящего землянина лишь по глазам — глаза всех георов были чёрными и внешне беззрачковыми. Это было обязательным требованием высшего административного органа Земли. Но через какое-то время в подпольных лабораториях начали синтезироваться для георов глаза ничем не отличающиеся от глаз людей
и тогда узнать, кто перед тобой: геор или настоящий землянин можно было лишь поранив организм — у георов кровь была синего цвета, называемая крозой. И опять появились такие лаборатории, которые синтезировали для георов кровь красного цвета и теперь уже узнать, кто перед тобой, можно было лишь вспоров живот индивидуума. У геора в животе вместо человеческих внутренностей находились: синтезированное сердце, гоняющее крозу по всему организму; компактный антиграв с нуклеиновым источником энергии, который позволял ему парить над поверхностью планет, даже ещё лучше, чем парили птицы, так как геору никогда не нужно было махать своими руками, как птицам махать крыльями; и химический реактор, который синтезировал выпиваемый геором энергетик в нужные для жизни геора химические соединения. Никакие подпольные лаборатории не синтезировали для георов людские внутренности их организма, точно такими же, как и у настоящих землян, потому что геор тогда становился простым клоном, с продолжительностью жизни такой же, как и у землян. А клонирование в цивилизации землян было строжайше запрещено. Да и те георы, которые подвергались большой незаконной модификации своего организма, утилизировались, без права переноса их сознания в другое тело геора.


Изначально у землян была обоснованная тревога, что со временем в цивилизации не останется людей, так как все земляне станут георами и цивилизация начнёт вырождаться и умирать. Но вдруг оказалось, что далеко не все земляне желали переносить свой разум из своего настоящего мозга в синтезированный и становиться геором, потому что продолжительность жизни настоящих землян уже приблизилась к двухсот пятидесяти стандартным годам и многие земляне считали, что такая продолжительность жизни вполне достаточна для нормального человека. За всё время, когда был создан геор и до сегодняшних дней всего лишь около полутора миллиардов землян решили стать георами, что составляли лишь четверть их населения.


Что ещё отличало георов от людей — георы не могли иметь детей, но наслаждения от интимных связей у них ничем не отличались от наслаждений настоящих землян, потому что среди георов были, как мужчины, так и женщины и они часто создавали семейные пары. Создавались пары и у георов с людьми, но такое супружество в цивилизации землян приветствовалось лишь в возрасте землянина за сто лет, когда детородные функции у женщин землян уже утрачивались. Да и зачем георам нужны были дети, потому что сознание землянина могло быть перенесено в искусственное информационное поле геора лишь после ста лет жизни настоящего землянина, когда его дети уже были взрослыми, обеспеченными и не нуждались в родительской заботе.


Но были переносы и разума молодых землян в тело геора, когда молодой землянин попадал в какую-либо катастрофу и его дальнейшая жизнь в своём настоящем организме была невозможна. Но такие переносы были нечасты и требовали специальных процедур согласования родственников с различными социальными службами АСОР.


Ан-Менсоро не подвергал своё синтезированное тело незаконной модификации, не встраивал в свой организм никаких дополнительных устройств и потому не опасался быть утилизированным и жил нормальной безбоязненной жизнью геора.



                                                                                              ***


Ан-Менсоро мог бы вызвать какой-то летательный аппарат: хорнет или глайдер, так как своего не имел, чтобы с комфортом добраться до величественного здания АСОР, но он часто предпочитал левитальные полёты, которые доставляли ему огромное удовольствие ощущением свободного парения, тем более, что до административного здания было не так уж и далеко,всего каких-то пятьдесят тысяч стандартных единиц длины.


Ан-Менсоро посмотрел вниз и широко улыбнулся летящим под ним птицам, так как не каждая из них могла подняться на такую высоту. Внизу был лес, среди деревьев которого будто грибы росли величественные здания, уносящиеся ввысь своими шпилями или сферами. В одном из таких зданий жил и он, на сто десятом уровне, стодесятиуровневого здания, где занимал со своей астрофизической лабораторией весь уровень. Он специально выбрал такой далекий от поверхности планеты уровень, чтобы ничто не мешало ему наблюдать за грандиознейшим событием Вселенной — сближением галактик «Млечный путь» и «Андромеда».


К тому же Советом АСОР ему была поставлена задача, составлять ежегодный прогноз о возможном направлении трансформации обоих галактик, чтобы иметь возможность заранее предупреждать цивилизации, некогда входящие в Объединённую Федерацию, о возможном катаклизме их планетных систем, чтобы они могли заблаговременно переселиться на другую планету, пригодную для обитания. Таких запасных для обитания планет было ещё в достаточном количестве в галактике «Млечный путь», но к досаде цивилизаций их количество неуклонно сокращалось и если изначально для обитания считались пригодными только лишь планеты прошедшие определённый путь своего развития, когда катаклизмы на их поверхностях уже были не столь очевидны и в их планетных системах астероидная опасность уже была не столь велика, то теперь к обитаемым причислялись уже любые планеты, где была более-менее нормальная сила тяжести и пригодная для дыхания биологическим организмам атмосфера.


                                                                                              ***


Цивилизация землян уже несколько раз меняла свою обитель и это было уже девятое её переселение в другую планетную систему, но она всегда переселялась на одну планету. При последнем же переселении, когда над очередной обителью землян нависла угроза уничтожения, цивилизация разделилась: настоящие земляне и некоторая часть георов выбрали для своей дальнейшей жизни более комфортную планету, уже с завершившимися глобальными природными катаклизмами на ней, надеясь, что следующее переселение у цивилизации будет не менее, чем через половину миллиарда лет; тогда как большая часть георов и некоторое количество людей выбрали для себя очень молодую планету, ближе к окраине галактического рукава, надеясь, что планета избежит катаклизма при слиянии двух спиральных галактик в одну эллиптическую и потому этой ветви цивилизации предстоит долгая и безопасная жизнь и процветание в один или даже два миллиарда лет жизни цивилизации.


Первое переселение землян с её родной Земли произошло ещё задолго до начала слияния галактик: когда температура Солнца повысилась настолько, что началось быстрое таяние льдов северного и южного полюсов Земли, испарение воды из океанов увеличилось настолько, что почти вся планета была покрыта сплошной облачностью и шли частые проливные дожди по всей планете. Жизнь на Земле стала практически невыносимой. На Марсе, на который возлагалась большая надежда, жизнь комфортной так и не стала, даже несмотря на то, что из пояса астероидов постоянно перетаскивались ледяные астероиды и сбрасывались на поверхность планеты. Но низкая сила тяжести была не в состоянии удержать атмосферу Марса и она периодически сдувалась усилившимися солнечными ветрами. К тому же, увеличившееся излучение Солнца делало жизнь на Марсе весьма опасной для биологических объектов. Не спасали даже поселения под поверхностью, так как всё равно жителям нужно было выбираться на поверхность, для проведения всевозможных работ. На Марсе какое-то время жили георы, как более стойкие организмы к солнечному излучению и бедной атмосфере, но когда люди покинули Землю, ушли вслед за ними и они.


При первых переселениях все цивилизации Объединённой Федерации старались переселяться на планеты, которые находились не слишком далеко друг от друга, чтобы сохранять Федерацию и не терять связь цивилизаций друг с другом, но со временем, таких, близкорасположенных планет не стало и цивилизации расползлись по рукавам галактики «Млечный путь», настолько далеко друг от друга, что даже портаторные перемещения между цивилизациями стали затруднительны, и они, практически потеряли связь друг с другом. Объединённая Федерация распалась. Даже некогда злейший враг Объединённой Федерации — Конфедерация пограничных миров, перестала угрожать цивилизациям, некогда входившим в Объединённую Федерацию и где сейчас находились цивилизации входившие в Конфедерацию, было неизвестно. Из цивилизаций Объединённой Федерации устойчивую и прочную связь между собой поддерживали лишь земляне и зевсы.


Цивилизация дворов погибла, так как тянула со своим переселением, надеясь, что у них ещё есть время, но внезапное превращение их звезды в красный гигант полностью испепелило их планету, которая оказалась внутри оболочки раздувшейся звезды. Остатки цивилизации дворов, которые были разбросаны по другим цивилизациям и колониям, объединились и теперь компактной группой жили на планете зевсов, даже не пытаясь найти себе новую обитель.


Цивилизации вестов, более требовательные к своей обители, нашли для своего переселения планеты лишь в другом рукаве галактики «Млечный путь» и земляне обменивались с ними информацией только лишь по линии быстрой связи, практически прекратив прямые контакты.


Некогда в Объединённую Федерацию входили ещё цивилизации сармат и кроенов. Но они тоже ушли в другой рукав галактики и контакты землян с ними теперь были очень редки.


Некогда у землян было четырнадцать колоний в других планетных системах, но теперь остались лишь три.
На семи планетах колонии, по различным веским причинам, не получили развития и земляне покинули эти планеты. Семь колоний существовали очень долго, практически, до сближения галактик. Но когда галактики вошли во взаимодействие стали иметь место всевозможные катастрофы угрожающие жизни колонистам. Одна колония была уничтожена произошедшим на ней катаклизмом, когда галактики вступили во взаимодействие, будто послужившим катализатором катаклизма. Три колонии, из-за угроз их солнцам от звёзд галактики «Андромеда», земляне переселили на свою планету, так как они была немногочисленны. Оставшиеся три колонии, были вполне устоявшимися и переселялись на другие планеты самостоятельно, но связь с очередной Землёй не теряли, как бы далеко от неё они не находились.

Переселение землян с одной планеты на другую шло очень долго и занимало несколько сотен лет. Первыми всегда переселялись строители, которые начинали возводить поселения или даже город на новой планете, а уже затем начинали переселяться другие земляне, развивая и обустраивая новую обитель. Не желая забывать о своих изначальных Земле и Солнце, земляне своим новым планетам давали всё те же названия — Земля и Солнце, лишь добавляя к названию порядковый номер. И это было уже их девятое переселение и соответственно, это были Земля девять и Солнце девять.

Наученные первым горьким переселением, когда нужно было переселить более двенадцати миллиардов землян, из которых почти два миллиарда погибли, земляне на следующих планетах определили строгую планку численности землян в шесть миллиардов, кото-рой неукоснительно придерживались. Из-за высокой продолжительности жизни семьям землян разрешалось иметь лишь одного ребёнка, но когда численность населения заметно падала, семьям разрешалось уже иметь двух детей, а иногда и трёх, но как только численность землян переваливала за шесть миллиардов, тут же вступал в силу закон об одном ребёнке.


При последнем переселении с Земли восемь, земляне решили разделиться. Побудило их к разделению попытка сохранить цивилизацию, так как во взаимодействующих галактиках увеличилось число катаклизмов и земляне начали опасаться, что какой-то из внезапных катаклизмов может уничтожить планету и цивилизация землян прекратит своё существование, как исчезла цивилизация дворов.


Но живя на новой планете, земляне никогда не теряли связь со своей прежней обителью и регулярно организовывали в неё рейсы круизных лайнеров, чтобы потомки могли посетить могилы своих предков, да и просто поностальгировать по своей прежней обители, если такая ностальгия кому-то была нужна.


Насколько знал Ан-Менсоро, с Норе два раза в год отправлялись круизные лайнеры и в другие районы галактики «Млечный путь», к всевозможным туманностям, скоплениям звёзд и к другим планетам, представляющим собой какой-то интерес. Эти круизы у жителей Норе пользовались большим желанием. Круиз длился от полугода до года. Круизный лайнер вмещал от полутысячи до тысячи пассажиров. В одном из таких круизов, ещё будучи человеком на Земле восемь, некогда совершил вояж и Ан-Менсоро.


                                                                                                   ***


Планета, на которой сейчас жил Ан-Менсоро называлась Норе, что на одном из древних языков землян означало Надежда. Такое ласковое название планета получила потому, что у переселившихся на неё землян была надежда на долгую жизнь на этой прекрасной зелёной планете, которая входила в Иргинскую планетную систему, имеющую в своём составе всего лишь пять планет:
три каменных и два газовых гиганта. Норе была несколько больше древней Земли, что делало её атмосферу более мощной, поверхность больше, и потому жизнь на ней более комфортной.


Из древних звёздных карт, хранящихся в глобальном информатории АСОР, было известно, что некогда эта планетная система состояла из двух звёзд и четырнадцати планет, которые образовались в одном газово-пылевом облаке.
Вообще-то, в этих звёздных яслях сразу родилось шестнадцать звёзд, но по истечении времени они потеряли связь друг с другом и расползлись по галактике. 

Эта планетная система тоже оказалась нестабильной, но всё же самой долгоживущей, но в конце концов и она распалась и более массивная звезда ушла из неё и увела за собой девять планет и большую часть астероидного облака, окружающего двойную систему. Оставшаяся планетная система, которая у Землян получила название Иргинской, очистилась от большей части астероидов,
которые без конца бомбардировали планеты. Планеты стабилизировались в своём орбитальном хороводе и на одной из них появились прекрасные условия для жизни на ней биологических организмов.

Норе была второй планетой в Иргинской планетной системе, так как Иргина была оранжевой звездой и потому несколько холодноватой. Вокруг Норе вращались два небольших каменных спутника неправильной формы. Скорее всего они некогда были одним спутником, но во время какого-то катаклизма этот спутник раскололся на две части и теперь они вращались вокруг Норе по одной и той же орбите, напротив друг друга, не сближаясь и не удаляясь друг от друга, вполне надёжно стабилизируя планету на своей орбите от каких-то колебаний. Поверхность Норе имела три больших материка и более полутора сотен разновеликих островов. Две трети планеты занимали водные поверхности. Большая часть материков была покрыта лиственными лесами. Хвойных деревьев было очень мало, потому что температура на планете было достаточно высокой и лишь полюса планеты имели небольшие снежные шапки и хвойные деревья росли лишь в окружении этих снежных шапок.
На удивление, животный мир планеты был не богат и состоял в основном из мелких животных, хотя крупные птицы и крупные животные в океанах были в большом количестве. Всё это биологи объясняли повышенной силой тяжести, так как крупным животным было достаточно сложно её переносить, а более плотная атмосфера позволяла полёты птиц делать более комфортными, так как им приходилось реже махать крыльями, а вода способствовала охлаждению больших животных живущих в ней и потому в воде и в атмосфере больших животных и птиц было много.

Изначально планета не намечалась к колонизации, но сближение двух огромных галактик вызвало большое  количество катаклизмов в галактических рукавах галактики «Млечный путь», и уже немолодая планета Земля восемь оказалась под угрозой катаклизма от движущейся в её сторону одной из звёзд галактики «Андромеда» и начала представлять возможную угрозу для биологических организмов и землянам пришлось искать для себя новую обитель. Но единого мнения по переселению на новую планету у землян не оказалось и чтобы уберечь цивилизацию, они разделись на две колонии: большая часть землян переселилась на уже вполне обжитую
планету — Земля девять, где уже очень долгое время жили колонисты, которые строили поселения и следили за развитием планеты и даже в чём-то направляя её развитие в нужном русле, воздействием на её климат, флору и фауну всевозможными технологиями; а примерно четверть землян ушли ближе к окраине галактики, на Норе, надеясь, что планетная система в которую входит эта планета избежит больших катаклизмов от слияния двух галактик и останется пригодной для жизни даже во вновь образованной галактической структуре, где-то на её периферии.


Большая часть этой четверти землян была уже и не совсем людьми — это были георы, искусственно созданные
носители для мозга истинных землян.


Ещё одним аргументом для разделения землян послужил аргумент, что Иргина лишь несколько моложе Солнца девять и нет смысла держать Норе резервной планетой для переселения, так как Солнце девять и Иргина станут красными гигантами лишь с небольшой
разницей по времени и Норе, как планета, останется невостребованной.

                                                                                                ***


Ан-Менсоро опустил голову — под ним сейчас находилось одно из очень высоких зданий и ему пришлось подняться выше, чтобы не напороться на шпиль здания. 

Большая часть георов не захотели жить на Норе в городе, решив, что он им ни к чему, а решили возводить для себя лишь отдельно стоящие здания прямо в лесах планеты, лишь подготавливая площадку для здания, да посадочную площадку для летательных аппаратов вокруг него. 

Собственно здания георы не строили, а выращивали прямо из той почвы, на которой намеревались возвести здание. Хотя на выращивание здания требовалось около десяти лет местного времени, но для георов это был лишь миг их долгой жизни.
Не строили георы для себя и никаких дорог, так как считали, что для их летающих организмов они совершенно не нужны. Все уровни зданий имели специальные посадочные площадки, с которых геор мог как отправиться в свой полёт, так и совершить посадку, если такая необходимость у него была.


Построенный на Норе город назывался Атлант. Он был построен на одном из материков планеты. Город был столь огромен, что прекрасно виделся огромным светлым пятном даже с дальних орбит планеты. 

Но всё же георы тоже пользовались летательными аппаратами, когда им нужно было преодолевать большие расстояния: глайдерами, которые строились в основном для людей и хорнетами — комфортными оптимизированными летательными аппаратами разработанными под георов, хотя ничто не мешало перемещаться в них и людям.



                                                                                             ***


Ан-Менсоро один занимал весь самый последний уровень очень высокого дома, в котором жил и работал, так как этот уровень и был его местом работы, на котором размещалась его обсерватория с несколькими астрономическими аппаратами, которые он использовал для наблюдения, за имеющими для него интерес, объектами в пространстве. Чтобы колебания дома не оказывали влияния на его астрономические аппараты, которые к тому же имели большой вес, дом имел усиленную конструкцию, как фундамента, так и стен с перекрытиями.


Чтобы засветка города не мешала наблюдениям, дом был построен очень далеко от него и изначально задумывался как дом-обсерватория. Но в какое-то время несколько десятков семей пожелали тоже жить подальше от города и дом-обсерватория превратился в обычный жилой дом, лишь с обсерваторией на его верхнем уровне. Чтобы животные не тревожили жителей дома, он и его посадочная площадка для летательных аппаратов были обнесены высокой изгородью. Дом располагался на достаточно живописной территории: в лесу, с недалёкой рекой, изобилующей рыбой. Охота в лесу была запрещена, но рыбалка нет и потому на берегу реки часто можно было видеть жителей дома на рыбалке. К тому же в лесу были проложены специальные огороженные тропинки, чтобы жители дома могли гулять, рассматривая представителей местной фауны, не опасаясь, как за свою
жизнь, так и за жизнь животных.


Ан-Менсоро не имел семьи, потому что не нашлось такой женщины у землян и георов, которая бы согласилась вести перевёрнутую жизнь и подолгу находиться одной, когда её супруг месяцами, а порой и годами находился на орбитах планет, наблюдая за какими-то объектами в пространстве. Это особенно и не тяготило Ан-Менсоро, так как ему и скучать было некогда: от созерцания завораживающих, для него, своей непревзойдённой красотой бесчисленного количества объектов Вселенной он был в восторге, забывая обо всём. И потому Андрей Менсоров — такое было настоящее имя астрофизика, когда он был человеком, как только ему исполнилось сто лет, сразу же подал заявку на перенос своего разума в синтезированное тело геора. Ещё одной причиной переноса
своего разума в тело геора послужило то, что он хотел, как можно дольше наблюдать взаимодействие галактик «Млечный путь» и «Андромеда». Его заявка была без промедления удовлетворена и он стал геором Ан-Менсоро, нисколько об этом не жалея.


Будучи Андреем Менсоровым он был высок строен, темноволос, высоколоб, с приятными чертами лица мужчины, хотя не слишком физически сильным из-за специфики своей профессии. Ещё будучи человеком, он всегда одевался в лёгкую полуспортивную одежду бежевых или светлых коричневых тонов, не стесняющих его движения и такую же лёгкую комфортную обувь. Таким он и остался, став Ан-Менсоро. Он был единственным сыном своих родителей, настоящих землян (людям, последние годы
жизни цивилизации, разрешалось иметь лишь одного ребёнка), которые не захотели стать георами, а когда узнали, что их единственный сын стал им, не смогли пережить такого, как они посчитали, потрясения, отчего и умерли ещё в сравнительно раннем для землян возрасте, практически, одновременно. Ан-Менсоро долго тосковал по ним, так как любил их, но считал, что он уже
вправе сам распоряжаться своей жизнью и совершенно не понимал их странного поступка. 

Это печальное событие ещё больше наложило на Ан-Менсоро печать замкнутости и он всё больше времени теперь проводил в наблюдениях за взаимодействующими галактиками, став по сути их астролетописцем. Стараясь заглушить свою тоску, он даже покинул Землю восемь, перебравшись на одну из её орбитальных станций. Постепенно его тоска улеглась и уже около двух тысяч лет он оставался совершенно один, вначале на Земле восемь, а затем и на Норе, не стремясь связать себя семейными узами, живя лишь своей деятельностью, наблюдая за непревзойдённым по красоте катаклизмом — взаимодействием двух, некогда величественных и красивых галактик местной Вселенной, «Млечный путь» и «Андромеда».


                                                                                                 ***


Поднявшись в своём полете выше, Ан-Менсоро вдруг увидел, что к нему приближается большая птица. Усмехнувшись, он послал себя ещё выше — птица тоже устремилась выше. Он поднялся ещё выше — птица не отставала. 
Ан-Менсоро стало любопытно, на какую высоту способна подняться вдруг затеявшая с ним игру птица и подпустив её к себе как можно близко, неторопливо устремился вверх. 

Для информационного хранилища, синтезированного мозга, геору, как и человеку требовался кислород, но геор мог получать кислород двумя путями, как от дыхания атмосферным воздухом, так и от тех энергетиков, которые ему были нужны для поддержания его жизненных функций и потому геор мог даже долгое время находиться в безвоздушном пространстве.


Игра Ан-Менсоро с птицей продолжалась достаточно долго — птица оказалась упорной и поднялась почти на восемь тысяч метров над поверхностью планеты, изрядно удивив геора.
Дождавшись, когда птица, в конце концов развернулась и быстро заскользила к поверхности планеты,Ан-Менсоро вдруг спохватился, что заигравшись, потерял связь со временем и теперь мог опоздать на СоветАСОР.


Он был странным членом АСОР, как бы со свободным посещением его Совета и получал приглашение на Совет почти всегда лично от Председателя АСОР Де-Хихе, который благоволил к нему, потому что был некогда дружен с какими-то далёкими предками Ан-Менсоро и оставлял без последствий многие лёгкие проступки своего протеже.

Заигравшись с птицей, Ан-Менсоро незаметно для себя дошёл до здания АСОР, которое было сейчас далеко внизу, но вместе с тем, чувствовал, что опаздывает на Совет. Для придания себе большей скорости, Ан-Менсоро развернулся и плотно прижав руки к телу,
устремился вниз. Его одежда затрепетала, температура головы и плеч начала повышаться, но плотно сжав зубы и губы он терпел, но всё же, когда он плавно стал ногами на эстакаду одного из уровней сферического здания, Совет АСОР уже начался.

Внутренне съёжившись, Ан-Менсоро осторожно вошёл в зал Совета, надеясь незаметно занять какое-либо из крайних кресел ближнего ко входу ряда, но едва вышел из дверного проёма, как тут же уловил на себе взгляд Председателя АСОР Де-Хихе. Ан-Менсоро замер — скандал был неизбежен.

— Твоё неуважение к АСОР переходит все границы,—загремел в зале Совета едва ли не громоподобный голос Председателя.— Ты опоздал на десять минут, которые могут стоить жизни всей цивилизации. Позор!

Окончание ознакомительного фрагмента

Теги: ФантастикаГеннадий ИевлевКосмоопера

Рекомендуем посмотреть