Жизнь врачебного закулисья и тайны врачебных сердец

В любой период времени о врачах говорится очень много. Иногда их ругают, иногда хвалят, иногда жалеют, иногда возносят на заслуженный пьедестал за труды. Но мало кто задумывается, отправляясь на приём в клинику, что ему предстоит встреча не только с профессионалом, но и с человеком, у которого может быть масса личных проблем, головная боль, планы на вечер и, конечно, морально-этические дилеммы, с лихвой подкидываемые некоторыми пациентами, словно сговорившимися с начальством.

Тайны врачебного закулисья раскрывает писательница и доктор Нина Лето (Романова) на страницах книги «Повести в белых халатах». Фактически это роман в пяти частях или сборник из пяти романов, которые объединены концепцией, героями и сюжетными линиями. Каждый персонаж важен для автора и имеет значение как для раскрытия медицинской ветки, так и для создания психологического напряжения или поиска ответов на философские вопросы. Среди героев, чьи жизни попадают под увеличительное стекло литературного микроскопа, узистка Нина Лето, терапевт Марк Тёткин, их однокурсница — психолог из Канады Саша Лужина, главный врач Людмила Кунцева, а также их коллеги, родственники и друзья. Все линии разные по настроению и посылу. Но каждая увлекательна, интересна и жизненна.

Начать разговор о «Повестях в белых халатах» разумнее всего с обсуждения медицинской ветки. Читатели познакомятся с историей медицины, вплоть до времён Гиппократа и его изобретений, которые используются по сих пор: «Например, “маска Гиппократа” — описание лица тяжёлого пациента. Обычно этот феномен наблюдается на терминальных стадиях заболеваний и является “предвестником смерти”. Гиппократ много лет был странствующим врачом и его заметки поистине бесценны. Задумайтесь хотя бы над одной фразой: “Жизнь коротка, путь искусства долог, удобный случай скоропреходящ, опыт обманчив, суждение трудно”». 

Они услышат множество диагнозов, которые трудно повторить вслух и страшно даже представить, а между тем доктора сталкиваются с ними ежедневно, должны заподозрить, диагностировать, сообщить новости пациенту и расписать лечение, способное привести к исцелению или как минимум упростить жизнь: «Она сидела передо мной, похудевшая, постаревшая лет на десять, как-то разом сдавшаяся и потерявшая надежду. А мне нужно было эту надежду в неё вселить. И не просто надежду, а твёрдую веру в то, что ничего ещё не потеряно и мы сделаем всё возможное». Осознав, какие трудные решения приходится принимать врачам буквально каждый день, сколько препятствий преодолевать, чтобы донести информацию вовремя и помочь пациенту не только делом, но и словом, как невозможно бывает спорить со страховыми компаниями, недобросовестными коллегами и ведомственными организациями, стараясь принести пользу и не навредить, читатели, далёкие от медицины, непременно проникнутся уважением и большим доверием к людям в белых халатах.

Отдельное место в сборнике занимает психология, о которой подробнее говорится в «Парашютах и парашютистах». Возможно, именно потому эта часть вышла самой чувственной, очень эмоциональной, до невозможности романтичной и пугающе драматичной в финале. Ведь психология преподносится Ниной Лето (Романовой) не только в качестве работы главной героини, но также становится почвой, на которой строятся взаимоотношения героев, принимаются личные решения и делаются выводы.

Однако, несмотря на то, что медицина является основой книги и цементом, связывающим между собой разные части сборника, это вовсе не единственная и, возможно, даже не главная тема. Во главе угла стоят простые человеческие чувства.

Любовь, способная сокрушить, свести с ума, стать причиной отчаяния: «Я словно увидела всё со стороны, и стало предельно ясно, что для него наши отношения лишь попытка вырваться из рутины, глотнуть свежего воздуха, разнообразить череду бесконечных забот и проблем. Может быть, это также способ показать жене, что он достоин большего, что он хочет любви, заботы, благодарности за все, что он для них, для Неё делает! Это вовсе не те чувства, которые испытываю к нему я! Это не любовь, точнее, любовь не ко мне!»

Счастье, которое невозможно определить или охарактеризовать, можно лишь почувствовать: «Малыш, увидев меня, улыбнулся и протянул руки. Я взял его и, вдохнув непередаваемый нежно-сладкий запах ребёнка, коснулся губами пушистых волос, бережно и крепко удерживая в руках единственный оставшийся у меня шанс на призрачное счастье».

Дружба, заключающаяся в взаимовыручке, готовности слушать и слышать другого человека, став для него «парашютом» в миг свободного падения в бездну отчаяния: «Все мы в определённый момент нашей жизни становимся парашютистами, — думала я. — Мы бросаем себе и окружающим вызов, отталкиваемся от опоры и воспаряем над обыденностью, мечтая о полёте, как o свободе, которой порой нам не хватает. И в то же время все мы в определённый момент становимся чьими-то парашютами: раскрываемся над головами дорогих и близких людей, чтобы замедлить падение, оградить их полёт от опасностей и дать им возможность насладиться красотой жизни, пока не придёт время помочь мягко приземлиться в заданной точке. Вот сейчас сама для себя я парашютистка, а для Таси — парашют. И самое главное, чтобы она приземлилась как можно легче…»

Семья, без которой всё на свете теряет смысл: «Телефон снова звякнул. На экране появилась фотография: счастливо улыбающийся Марк, на коленях у которого сидел Марик, обнимающий серого зайца. Люся снова глубоко вздохнула. “Домой, к семье летите?” — спросила старушка, устраиваясь на соседнем сидении. “Домой... К семье...” — ответила Люся».

Боль, способная сокрушить, когда кажется, что сил подняться уже не будет, все возможности упущены, любая надежда утрачена, а пережитые потери невосполнимы: «Воздух казался таким густым, что Людмила чувствовала и слышала каждый свой вдох, удивляясь тому, что вот она стоит в этом лесу, дышит морозом, прикасается к снегу, а Аркадия рядом нет и не будет уже никогда. Горячие слёзы наперегонки заструились по щекам, цепляясь за уголки губ, просачивались солёной влагой в рот, и вот уже невозможно было выносить это безмолвие… Женщина, упав на колени в сугроб, разрыдалась так горько, что деревья в сочувствии склонили над ней свои головы».

И вдохновение, заставляющее творить и созидать, та самая ниточка, что Нина Лето (Романова) протянула между медициной и литературой, вложив перо в руки одной из своих героинь: «Для полного счастья я хочу написать книгу… Ну или хотя бы рассказ…»

Таким образом, книга «Повести в белых халатах» очень многогранная, интересная, эмоциональная. В ней жизнь представлена такой, какой она есть в действительности, а персонажи — настоящие люди со своими слабостями, чаяниями, страданиями. И каждый из них становится близким другом, чья судьба имеет значение для читателя.