Тайны творчества Тамары Сижук

Поэзия – это самое проникновенное, чувственное, глубокое направление в литературе. Она охватывает все грани бытия и является голосом души писателя, вкладывающего свои мысли, чувства и эмоции в строки. Его слова отзываются эхом в сердцах читателя, переплавляя их, перекраивая, меняя навсегда. Ибо нельзя остаться прежним, соприкоснувшись с таким накалом страстей, с таким высоковольтным напряжением.

Современная поэтесса Тамара Сижук – женщина, которая не готова ограничивать себя одной темой. Ей интересно всё, что происходит вокруг. Её трогает всё, что она видит, о чём слышит или читает. Эта любознательность, дополненная умением сопереживать, стремлением разобраться в основах мироздания, проникнув в его тайны, и искреннее желание сделать мир чуточку светлее и лучше накладывает отпечаток на всё её творчество. В нём ставятся вопросы о смысле бытия, отражается попытка отыскать истину, звучат патриотические нотки и восхищение красотами родной природы, приоткрывается занавес между миром реальным и мистическим, бурлят страсти и, словно в колдовском котле, кипят эмоции, вызванные любовью.

Корреспондент издательства «Союз писателей» пообщался с Тамарой о литературе, жизни и новом сборнике стихотворений «Поэзии боготворящий лик».

Екатерина: Тамара, поздравляю Вас с выходом новой книги. Можете представить свою жизнь, если бы в ней не было творчества?

Тамара: Екатерина, спасибо большое за поздравление, мне очень приятно.

Вопрос и простой, и сложный одновременно. По образованию я филолог, окончила филфак Томского государственного университета, поэтому всегда трепетно относилась и к стихам, и к хорошей прозе, но много времени, как и у всех, отнимала работа. Хорошо, что она у меня всегда была связана с литературой и творчеством. Когда жили в ГДР, я писала сценарии литературно-музыкальных композиций, сочиняла стихотворные заставки для концертов и т.д. В начале двухтысячных годов со мной произошла интересная история.

Я приехала в Николо-Угрешский монастырь, что под Москвой, и там на меня снизошёл (по-другому и сказать не могу) стих следующего содержания:

Ты прости меня, грешницу, Боже,

За мирские мои дела,

Что я в жизни, на праздник похожей,

Не монашенкой прожила,

И ещё, как сказал нам Есенин,

За неверие в благодать,

А теперь я «стою на коленях»,

Грешну душу прошу принять.

Я стою пред иконами в храме,

Солнцем залито всё вокруг,

Вижу лики святых над свечами,

Слышу в сердце тревожный стук,

И летит душа от восторга

В поднебесные купола.

Я услышала Господа Бога,

Звоном плачут колокола!

И прошу: «Помоги мне, мой Боже,

В жизни бренной когда-нибудь,

Чтоб нашла я свой свет в бездорожье,

И лишь ты освещал мой путь,

Чтобы радость меня услышала,

И могла, не боясь беды,

С верной помощью, данной Всевышним,

Ношу в жизни свою нести.

Какая-то энергетическая сила меня услышала: я стала писать стихи постоянно и осознанно. Я почувствовала, какой мощный поток жизненной энергии заложен в стихах! Они – моя живая душа, олицетворение моего сознания. У меня появился свой внутренний мир поэтического слова, свой почерк. Я торопилась рассказать листу бумаги всё, что накопилось во мне за годы жизни: сомнения в поисках истины, рассуждения о прощении и выходе сознания из тупиковых ситуаций. И, что удивительно, стала хорошо себя чувствовать. Поэтому слова, что стихи – это моя жизнь, несут для меня прямой смысл.

Екатерина: Когда родились Ваши самые первые стихи? О чём они были?

Тамара: Самые ранние стихи не припоминаются, но помню, когда мне было лет 14, я написала:

Солнце прячется в горы синие,

Красным высветив скалы с инеем.

Позабыто всё, позаброшено,

Много ль надо судьбе хорошего?

Счастья мало, под ноги стелется,

Засыпаясь седой метелицей.

Когда сейчас читаю эти строки, улыбаюсь. Даже не знаю, откуда взялась такая грусть.

Екатерина: Возможно ли написать стихотворение по заказу, или непременно нужно особое настроение? Что является для Вас источником вдохновения?

Тамара: Екатерина, бывает по-разному, но писать по заказу мне нравится меньше, хотя, если это – посвящение человеку, которого любишь, или тема, которая трогает, то вдохновение всё равно пересиливает необходимость.

Особое настроение или вдохновение может порой прийти от какого-нибудь слова, события, чувства горечи или радости. Так было после пожара в торговом центре в Кемерово. В стихотворении, посвящённом этому трагическому событию, есть такие строки:

Ах, как больно и страшно, сгорая, ещё быть живыми,

И как слепо, бездушно не видеть своих палачей.

Екатерина: А что насчёт особых писательских ритуалов – есть что-то, что помогает Вам сосредоточиться?

Тамара: Главное для меня в момент творческого подъёма – быть одной, чтобы можно было включить воображение «на полную катушку». Когда я писала стихи о войне, посвящённые моему отцу и отцу моего мужа (а я знала события их боёв поверхностно), то моё воображение так включалось и уходило в подробности боя, что я видела «глаза пилота, на солнце – рыжий, ухмылка – чёрта…», который летал над полем за каждым живым бойцом, а у бойцов в руках – только винтовки. Иногда – одна на двоих. Так начиналась война. Говорят, что это – генетическая память.

Стихи о любви чаще всего написаны мною от лица литературных героинь. Какое-нибудь нечаянное слово тоже может перенести моё воображение в их мир страдания, горечи и любви.

Екатерина: Когда родилась идея создать сборник «Поэзии боготворящий лик»? Что было дальше: по какому принципу Вы отбирали стихотворения? Приходилось ли что-то править? Сколько времени занял рабочий процесс?

Тамара: Идея создать сборник стихов у меня родилась примерно год назад. Стихи отбирала те, которые больше нравятся и в которые я вложила свои самые глубокие рассуждения на различные темы: об истине (т.е. что обозначает само понятие и есть ли она, эта истина), также о любви и вере, об эзотерике и мистике, о войне и природе, о поэзии и поэтах, о несправедливости и нравственности. Все стихи распределила по тематике, к каждой теме написала эпиграф.

Конечно, что-то исправляла, дополняла, меняла. Это я делаю постоянно. Как говорят, «нет предела совершенству», поэтому мой подготовительный процесс занял около трёх месяцев. Потом ещё работали совместно по изданию сборника с сотрудницами издательства – с Юлией Радыгиной, Галиной Дониной, Алисой Дьяченко, Мариной Дьяченко. Я очень благодарна этим специалистам, профессионалам своего дела. Книга получилась красочной, с замечательной дизайнерской обложкой, с теми нужными иллюстрациями художника, которые я задумала.

Екатерина: Какие главные мысли Вы пытаетесь донести до читателя через своё творчество в целом и какое отражение они нашли в новой книге?

Тамара: У каждого человека есть свой внутренний мир, не видимый постороннему глазу, но очень часто созвучный своими мыслями с внутренним состоянием другого человека. Мне кажется, очень важно найти эту связующую нить, потому что в страданиях, в ненависти, в любви, в вере мы все очень похожи, и поэт, поделившись своим опытом возрождения души и тела, вполне возможно, поможет обрести и читателю надежду на лучшее состояние. Об этом у меня много стихов, одно из них – «И воскреснуть опять», в котором есть такие строки:

Рассыпается жизнь на мгновения,

Надо ль горечь обиды прощать?

Как разрушить тьму зла и сомнения,

Чтоб душа возродилась опять?

Сборник стихов – это мой жизненный опыт, мои наблюдения, гражданская и моральная позиции, обусловленные обстоятельствами.

Екатерина: Как Вы считаете, раскрыть какую из тем Вам удаётся лучше всего и почему?

Тамара: Все темы важны, если они затрагивают какую-то струнку души автора. Я воспитывалась на классике, поэтому мне интересен внутренний мир героев, я думаю, что у меня эта сторона творчества и получается лучше. В стихотворении «Ах, Анна, Анна…» я, можно сказать, осудила поведение Анны Карениной, но, когда прочитала эпиграф Л. Толстого к этому произведению («Аз воздам»), то поняла, что пошла не против замысла писателя, а поддержала его. Эти слова в церковно-славянском тексте обозначают: «На мне лежит отмщение, и оно придёт от меня», – в смысле – не от человеческого суда.

Но, когда я пишу о природе, тоже вкладываю в описание своё внутреннее восприятие, видя красоту или увядание, и, смотря на то, что вижу, эти чувства и проявляются на бумаге.

Екатерина: Можете продекламировать Ваше любимое стихотворение из нового сборника? Почему именно оно?

Тамара: Любимых произведений много, но в данный момент хочу продекламировать стихотворение «Играл скрипач».

Играла скрипка в свете дня

Под россыпь нот на небосклоне,

Внимала звукам тишина,

Разлившись эхом в нежном зове!

Листва притихла, чуть дрожа,

Замолкли птицы, и в мгновенье

С надеждой зыбкою душа

Взлетела в сказочном прозренье,

Где в тайном замысле скрипач

Воздвиг любовь в дыханье гулком,

И нежной нотой скрипки плач

Вознёсся чудотворным звуком!

Отдавшись радости мечты,

Восторг застыл в глухом молчанье,

Глубокий, томный звук струны

Окутал вечность мирозданья!

И разум стал тягуч, как сон,

Бездонной тайной наслаждаясь,

А в тихой страсти скрипки стон

Всё плыл, бессмертия касаясь…

…Я помню: так играл скрипач,

Очистив души воскрешеньем!

Летел, растаяв, скрипки плач,

Как луч, молитва и спасенье!

Это стихотворение мне нравится за то, что, читая его, я слышу звучание скрипки, страдание скрипача в его музыке, но эта сила музыки возрождает и обновляет человеческое сознание.

Екатерина: Назовите Ваших любимых поэтов. Как Вы считаете, насколько сильное влияние их произведения оказали на формирование Вашей личности и Ваше творчество?

Тамара: Не буду оригинальной, если скажу, что любимые поэты, которые прививали чувство любви к поэзии – это А. Пушкин, М. Лермонтов, С. Есенин, М. Цветаева, А. Ахматова, Ю. Друнина, Е. Евтушенко, В. Тушнова и, конечно, уже в зрелом возрасте – В. Высоцкий. Читая их, понимаешь, какая сила мысли заложена в стихотворных строчках, как глубоко они влияют на развитие личности, на воспитание и умение понимать окружающий мир.

Екатерина: Пробовали ли Вы себя в прозе? Какие жанры Вам кажутся наиболее привлекательными?

Тамара: Я всегда очень любила читать. Романы Л. Толстого перечитывала по 2-3 раза, понимая, что совершенно по-разному они воспринимаются в школьные годы и уже в зрелом возрасте. Сила слова имеет громаднейшее влияние на воспитание человека, но прозу писать не пробовала. Может, ещё попробую. Всё может быть.

Что мне нравится? Мне нравятся исторические романы, где есть и вымысел, и повествование, приближенное к действительности. В любом жанре предпочитаю, чтобы автор анализировал поступки своих героев, давая этим возможность читателю погрузиться в душевные переживания персонажей. Мне нравятся книги, в которых писатель старается раскрыть глубинные качества героя, стремящегося понять этот мир и найти в нём своё место.

Екатерина: Расскажите о творческих планах на ближайшее будущее.

Тамара: Главное – продолжать писать стихи, добавляя новые темы, улучшать качество произведений и углублять их смысл. Стихотворной формой, как никакой другой, можно качественно и ёмко выразить суть желаемого, подчеркнуть полную гамму чувств любви, страдания, восхищения, ненависти. Стихи – это «огонь в плену желаний, из вечности звенящий зов, тревожное в ночи дыханье из мира параллельных снов».

Екатерина: Спасибо, Тамара, за беседу. Хочется пожелать, чтобы огонь Вашего творчества не угасал, а читатели оценили каждое Ваше стихотворение, поняли его и прочувствовали.