Настоящий мужчина Эрнест Хемингуэй

Борода, свитер крупной, на вид небрежной вязки, сигара. В руках стакан виски… Этот образ настоящего мужчины, созданный Эрнестом Хемингуэем, до сих пор невероятно популярен, и многие мужчины по всему миру стараются хоть в чём-то быть на него похожим.

Но хотели бы они повторить его судьбу? Ведь гениев жизнь, как известно, возносит на небывалые высоты, а потом так же стремительно повергает в глубины хаоса…

Эрнест родился в элитном пригороде Чикаго в семье врача и домохозяйки, посвятившей жизнь воспитанию шестерых детей. Мать, в прошлом оперная певица, была женщиной не только образованной, но и весьма эмоциональной. Отец же, напротив, любил уединение, и потому пристрастил старшего сына к первым настоящим мужским увлечениям — рыбалке и охоте. Дед, в честь которого и назвали Эрнеста, всячески поддерживал это хобби и даже подарил внуку его первое ружьё.

В школе мальчик был увлечён спортом, в частности, боксом и футболом, но при этом очень любил занятия по литературе и писал для школьной газеты. Вопреки желаниям родителей, которые видели в сыне музыканта или врача, в общем, специалиста с высшим образованием, Эрнест после школы обучение не продолжил, а устроился корреспондентом в газету.

А дальше произошло то, из-за чего целое поколение людей стали называть «потерянным», а Хемингуэй стал его литературным певцом. Разразилась Первая мировая война, Эрнест рвался на фронт, но по здоровью его не пустили в окопы. И тогда, во что бы то ни стало желая попасть на войну, он становится водителем Красного Креста. Его магнитом тянуло на передовую, и Хемингуэй пользовался любым случаем, чтобы оказаться там. Однажды, спасая раненого итальянского снайпера, он попал под огонь и был тяжело ранен. За проявленную отвагу Эрнест был награждён медалью «За доблесть» и «Военным крестом».

Вернувшись в Америку, Хемингуэй продолжил журналистскую работу. Но это был уже не тот весёлый юноша, который, отправляясь на войну, считает себя бессмертным. Несмотря на 20-летний возраст, он уже видел смерть и понимал её внезапность, ему стали чужды люди с их обывательскими проблемами и даже родительский дом. Уединившись в Мичигане, где в детстве проводил много времени, Хемингуэй пробует перо и решает посвятить жизнь литературе.

Первой женой писателя стала рыжеволосая пианистка Хедли Ричардсон. Вскоре после свадьбы молодая пара уезжает в Париж, где Хемингуэю предложили работу. Здесь он знакомится с французскими и английскими литераторами, оттачивает свой собственный стиль в журналистских материалах и небольших рассказах, много путешествует. А потом отходит от работы, полностью поглощённый художественным творчеством.

Успех и славу ему приносит роман «И восходит солнце», где автор использует и объясняет широкой публике термин «потерянное поколение». Это жизненные трагедии людей, в юности попавших на войну, видевших смерть и убивавших, но в мирной жизни так и не смогших адаптироваться. Закрепляет успех писатель чуть позже — почти автобиографическим романом «Прощай, оружие!».

Война в Испании, где Хемингуэй принимает сторону республиканцев, выплёскивается в роман «По ком звонит колокол», ставший одним из лучших произведений самого Хемингуэя, да и мировой литературы тоже.

Во время Второй мировой войны Хемингуэй находился на Кубе и на своём катере «Пилар», где был установлен пулемёт, охотился… нет не акул — на немецкие подлодки!

Когда в 44-м союзники наконец открыли второй фронт, он добился участия в боевых действиях. В отряде французских партизан воевал во Франции, Бельгии, за что удостоен «Бронзовой звезды».

Столь бурная жизнь, а если ещё учесть пристрастие к курению и выпивке, не могла не наложить определённый отпечаток на здоровье писателя, в том числе и на психику. Он стал замкнутым, молчаливым, впал в депрессию, появилась мания преследования (хотя по последним данным из рассекреченных документов ФБР факт слежки подтверждается).

Его лечили и, вероятно, как считали врачи, вылечили. А спустя несколько дней после выписки Хемингуэй застрелился.

Ни одним пунктом своей жизни он не нарушил созданный образ настоящего мужчины, по его мнению.

Хемингуэй считал, что умереть в постели от болезней позорно, достойно настоящего мужчины — принять смерть от свинца… Что он и сделал.

Мира Ермакова