«Мысли мои, как бабочки, порхают с темы на тему»

Свет и Тьма не вокруг человека, а внутри. Каким мы хотим видеть мир, таким он и станет. Вот и превращается жизнь в чёрно-белую зебру. И кажется людям, что белые полоски короткие, а чёрные длятся бесконечно. Контрастности бытия посвятила свою книгу «Белый стих и чёрные рассказы» Светлана Третьякова, уже в названии отразив суть переменчивости, присущей человеку.

В этом мире так много чёрного!
Дайте право на белый стих!

Оптимистично звучат слова писательницы, которая стремится мыслью охватить всё многообразие жизни, превращая цвета в символы и позволяя читателю визуализировать собственные эмоции, как это делают психологи во время консультаций:

Мысли мои, как бабочки,
Порхают с темы на тему.
Белым цветёт мольба в ночи,
Зловеще-красным — проблемы.

Темы, которые поднимает автор в поэзии и прозе, колеблются в широком диапазоне. Она восхищается красотой природы, умея наслаждаться её причудами, капризами и странностями: «Завершался июнь-разноцвет, только разноцветья в этом году было мало. На лугах да в степях разрастались жёлтые плешины сухой травы. Дождя не было почти месяц! Природа изнывала от зноя. Пыльная земля просила воды, а влаги не хватало даже для утренней росы». Через пейзажные зарисовки Светлана показывает чувства:

Время по сезонам продолжает бег.
Уезжала в ливень, приезжаю в снег.
Воробьи на ветках заменили листья.
В непогоду птицам луч июля снится.

Они же становятся отражением глубокого патриотизма, присущего ей:

Я еду на запад! Я еду домой!
Я еду в сугробы по пояс,
Где взлёт снегирей нарушает покой,
Сбивая морозную поросль.

Гражданская лирика посвящается родному для писательницы городу Новокузнецку:

Прощалось лето с Новокузнецком,
В сандалиях пыльных, панаме детской.
Оно в карманы упаковало
Не очень много, но и не мало!

Звучат с нежностью, эмпатией слова о простых людях, живущих в этом краю. А там, где люди, находится место естественным переживаниям, надеждам, страхам. Любовь является основой всего сущего. Близость спасает от одиночества. Романтика позволяет расширить горизонты возможного, фантазировать, мечтать, предаваться философским раздумьям:

Быть может, звёзды — умерших души,
Оберегают людей на суше?
Мы ищем звёзды родных и близких.
Они так рядом! Они так низко!

Где романтика, там поэзия. А значит, нет смысла удивляться, что Светлана Третьякова говорит о творчестве, посвящает строки своим коллегам, с теплом, трепетом и благодарностью обращаясь к каждому из них в отдельности и ко всем вместе:

Мне нравится, что вы на свете есть,
Что общая у нас на всех забава:
Свой затаённый в сердце стих прочесть,
На осужденье не имея права.

Где фантазия, там бескрайнее множество сюжетов, развивающихся не только в привычной обыденной плоскости, но и за её пределами. В сферах мистического и паранормального, загадочного и таинственного: «Цыганка умерла, но по-прежнему гадала... Спросите как? Просто. Достаточно было задремать в Цыганово (там был лесхозный покос, и косари часто отдыхали на свежескошенной траве), как во сне появлялась гадалка. Всё вам расскажет, о чём ни спросишь. Много историй ходит про эти вещие сны. Расскажу только одну».

В стихах и прозе Светлана Третьякова сохраняет лёгкость повествования при общей значимости поднимаемых тем. Она всегда остаётся проникновенной, чуткой, тактичной. Шутки и серьёзность на страницах идут рука об руку. Красоты внешнего мира и глубина внутреннего перетекают друг в друга, словно воды двух морей, встретившихся и ставших неделимым целым.

«Белый стих и чёрные рассказы» — книга очень символичная, приятная, в меру драматичная, изменчивая по настроению и атмосфере, противоречивая в своих концепциях. Она похожа на ковёр полевых цветов, который поражает буйством красок. На лоскутное одеяло, где каждый кусочек — новая история. На откровенную беседу с другом за чашечкой чая, когда темы сменяют друг друга так быстро, что трудно выявить переходы и понять связи между, казалось бы, совершенно неочевидными вещами. И эта разносторонность придаёт сборнику художественную ценность, делает его полезным и интересным для читателей с разными вкусами и жизненными позициями. Она открывает дверь в мир эмоций, без которых не было бы ни стихов, ни прозы, ни белого, ни чёрного, лишь бесконечная пустыня серой рутины.