«Лишь одна история остаётся на сцене…»

«Человек меняется и уходит со сцены истории. Вместе с ним исчезают его воззрения, или они видоизменяются. Лишь одна история остаётся на сцене — бессменная актриса всех времён и народов». На страницах продолжения романа «Корветы лунных морей», которое носит название «Пламень, пожирающий причалы», Виталий Гольдман позволяет великой актрисе исполнить свою роль. Через героев и их судьбы, старинные легенды и факты, легко проверяемые по учебникам, переписку и диалоги он протягивает нить от эпохи к эпохе, от человека к человеку, от народа к народу, чтобы показать целостность того, что есть, было и будет.

Виталий Гольдман прежде всего — поэт. Это чувствуется не только в его стихотворениях, опубликованных в разные годы, но и в новой прозе. Книга показывает, что поэзия не столько литературная форма, сколько состояние души. Оно проявляется во всём — в том, как ведётся повествование, выстраиваются мысли, подмечаются детали, расставляются акценты, вырисовываются характеры и антураж. Экшн и приключения, которые сегодня находятся на пике популярности, для автора «Корветов…» не главное. Они могут присутствовать в тексте в той или иной мере, но никогда не выходят на первый план, не становятся тем, вокруг чего строится сюжет.

Обращаясь к легендам о Лорелее, анализируя судьбы целых стран, рассуждая о войне и мире, политике и дипломатии, Виталий Гольдман не забывает, что он литератор, а значит, профессионал, имеющий своё мнение по разным вопросам в выбранной области, и потому позволяет себе сложную и глубокую критику знаковых произведений, созданных в разные исторические периоды: «Вообще, весь разговор стихотворца с Каибом отражает размышления молодого литератора Ивана Крылова о выборе своего пути в поэзии. Видно по всему в этом диалоге (а точнее, монологе), что молодой автор склоняется к выбору серьёзного жанра сатиры. Он считает этот жанр наиболее достойным видом поэзии. Эти поиски и размышления и привели в дальнейшем И. А. Крылова к выбору басни как основного жанра поэзии, наиболее соответствующего его духовному устремлению и устроению». Это стало отличительной чертой всего романа автора и не исчезло ближе к финалу, в третьем, заключительном томе. Размышления о жизни и литературе связаны между собой прочной нитью и помогают отобразить внутреннее состояние души одного из главных персонажей: «Эля, тут я приболел. Кажется, гриппом. В каком-то помоечном бреду три тени загромоздили пути моего воображения. И это были тени трёх налётчиков из рассказа Исаака Эммануиловича Бабеля “Как это делалось в Одессе”. Тени как бы были спроецированы из трёх персонажей повести “Каиб” Ивана Андреевича Крылова». Они неотделимы от сюжета, его основных ответвлений и поднимаемых морально-этических, философских и психологических тем.

«Корветы лунных морей. Том 3. Пламень, пожирающий причалы» — квинтэссенция интеллектуального поиска автора. Это романтичная, неординарная, многогранная и полисюжетная история, что служит своеобразным будильником, пробуждающим от унылого сна, в который рутина, лишённая мысли и эмоции, превращает жизнь обывателя, постепенно теряющего себя в сером мареве однообразия и материализма.