Человек и столетие: конец двадцатого века в лицах

January 9, 2023

Кажется, не так давно на дворе был двадцатый век — эпоха бесконечных потрясений. Он еще сохранился в памяти очевидцев, но картинка перед мысленным взором с каждым годом становится все более тусклой, размытой. Желаемое и воображаемое все чаще выдаются за действительное. Такова особенность человеческой психики. И все же хочется сберечь для потомков частичку того очень важного времени. Есть желание донести до них, как мыслили и что чувствовали их родители, бабушки и дедушки на узловых периодах истории, как действительность сказывалась на их повседневности, каким образом заставляла перекраивать жизненные маршруты. И есть один способ добиться этой цели — попробовать сейчас, пока еще не поздно, записать воспоминания, превратить, например, в книгу. Так поступила Ирина Курамшина, автор романа «Чужой птенец, или Биологическая адаптация».

Произведение охватывает несколько десятилетий и позволяет посмотреть на жизнь героев в разные моменты. Читатель знакомится с Буратино, Пьеро и Мальвиной, когда они молоды, полны амбиций, мечтаний, иллюзий. Их чувства чисты и искренни. Они видят перед собой прямые пути и практически не сомневаются, что сумеют с них никогда не свернуть. Как и большинство людей этого возраста и их поколения, они — идеалисты. И это знакомо многим читателям, которые помнят свою молодость или прямо сейчас ее проживают.

Но время не стоит на месте. Меняется мир. Меняются люди. Под давлением обстоятельств, часто просто вследствие обрушившегося на голову набора хаотичных случайностей принимаются опасные, сомнительные, неправильные решения. И это приводит к еще большим переменам, что особенно заметно в эпоху социальной турбулентности. А именно таким был конец прошлого века — турбулентным.

Отношения между тремя персонажами сложные, запутанные. Ни о каких прямых линиях поведения и легких выборах тут говорить не приходится. Множество потрясений ждет каждого на пути в двадцать первый век, к зрелости, к поре осознания допущенных ошибок. Вопрос в том, возможно ли что-то еще исправить, искупить, отыграть назад. И он долгое время открытый. Ответы читатель ищет вместе с персонажами, опираясь на личный опыт.

Таким образом, книга «Чужой птенец, или Биологическая адаптация» драматична, реалистична, психологична. Но, что не менее важно, она атмосферна, проникнута духом исторического периода, в котором развиваются события. Она позволит из нашего настоящего, которое является будущим для героев, взглянуть на прошлое, чтобы лучше понять его ментальность. А это, собственно, даже значительнее фактов, которые, если надо, всегда можно подсмотреть в каком-нибудь умном учебнике.