Каталог

Асториана. Иевлев Геннадий

Фантастика, космоопера.

Асториана. Иевлев Геннадий
В
АВТОРСКОЙ
РЕДАКЦИИ
*
*МОЖЕТ СОДЕРЖАТЬ ГРАММАТИЧЕСКИЕ ОШИБКИ
Нажмите на изображение для просмотра
В наличии
65

      Отзывы: 0 / Написать отзыв



Категории: Фэнтези и Фантастика

Таксана. Далекая холодная планета, где земляне основали колонию по добыче минерала таррлат. После нескольких мирных лет по добыче минерала над Таксаной появились неизвестные летательные аппараты, которые начали охотиться за транспортами землян. Узнав, кому принадлежат эти летательные аппараты, земляне направляют на планету этой цивилизации дипломатическую миссию, с намерение заключить с ней мирный договор. Но цивилизация уничтожает дипломатическую миссию. Выжившие дипломаты невольно попадают в галактику «Андромеда» и пройдя через сложные и тяжёлые испытания, всё же находят способ вернуться в свою галактику «Млечный путь».

В авторской редакцииДа
АвторГеннадий Иевлев
Возрастное ограничение12+
Год издания2021
ИздательствоСоюз Писателей
Печать по требованию (срок изготовления до 14 дней)Нет
ФорматPDF
Кол-во страниц456


ГЛАВА ПЕРВАЯ
ТЕНИ В ОБЛАКАХ

                                                                                                                            Сквозь свинцовые тучи прорывается свет
                                                                                                                                      Льёт лучи на меня холодное солнце
                                                                                                                               Здесь не красен закат и ужасен рассвет
                                                                                                                                И лишь бешено время куда-то несётся

                                                                                                                                                                   (Илона Романова)


                                                                                                       1

— Внимательней! Внимательней! Упустите в облака, головы поотрываю! 

Очень громкий голос коммандера Владимира Лосева, раздавшийся в кабине лейтера, заставил пилота летательного аппарата Максима Мартова невольно вжать голову в плечи и быстро покрутить головой, смотря в стекло кокпита — чужой летательный аппарат — лаггер, шёл низко над поверхностью Таксаны, едва не цепляясь корпусом за почву планеты. Идущая над ним пара лейтеров чуть-чуть сдвинулась ему в хвост и у лаггера появилась возможность быстро скользнуть вверх и скрыться в облаках. Лейтеры тут же метнулись вперёд и заняли прежнюю позицию над чужим летательным аппаратом. Ещё пара лейтеров шла с боков лаггера, а командир звена лейтеров, ведущий Максим Мартов, вместе со своим ведомым Антоном Мартыновым, вёли свои лейтеры позади чужого летательного аппарата и потому у лаггера был лишь один путь — в сторону космодрома колонии, куда, собственно и пытались привести чужой летательный аппарат, окружившие его лейтеры — боевые летательные аппараты Земной Федерации.

Мартов бросил быстрый взгляд вверх — над этой территорией планеты висела низкая, сплошная, тёмная дождевая облачность, шёл дождь и потому окрики коммандера были вполне обоснованы, так как при малейшей невнимательности лаггер мог без труда нырнуть в облачность и спрятаться в ней так, что его уже ни какой лейтер никогда не найдёт.
Губы Максима Мартова вытянулись в широкой усмешке — всё же, по его разумению, вырваться летательному аппарату чужой цивилизации из столь внушительного эскорта охраны никакой возможности не было.

Но всё же экипаж лаггера не сдавался и делал периодические попытки рвануться вверх, чтобы попытаться укрыться в мрачной дождевой облачности, но над ним тут же нависал один из идущих сверху лейтеров, возвращая его назад, к поверхности планеты и у экипажа чужого летательного аппарата оставался лишь один путь, туда, куда его и направляли лейтеры.


                                                                                                  ***

Таксана была четвёртой планетой в Сетранской планетной системе, несколько больше Земли, и потому тепла от местной звезды ей доставалось совсем немного и лишь на её экваторе температура атмосферы достигала десяти градусов выше нуля и потому только узкая экваториальная территория планеты была покрыта карликовой серо-зелёной растительностью, а остальная же часть материков планеты, которых было всего лишь два, представляла собой песчаную и снежную пустыни. Жизнь на планете была сурова для её совсем немногочисленной фауны, представленной, исключительно, ползающими тварями, а уж тем более для людей, но в песках одного из материков был найден таррлат, который служил производным минералом, из которого синтезировался энергетический концентрат для космических кораблей землян, способный разгонять их до скоростей, значительно превышающих скорость света.

Таррлат был очень редким минералом в изученной землянами части галактики «Млечный путь», но в песках Таксаны его оказалось достаточно много и потому земляне построили в экваториальном поясе планеты обогатительную фабрику, несколько зарядных станций для накопителей энергетического концентрата и космодром с космопортом и ангарами, что и стало их небольшой колонией без названия. Просто — колония на Таксане.

Сетранская планетная система была изрядно странной системой. Вокруг её звезды — Сетры водили хоровод шесть планет: четыре каменных и два газовых гиганта. Самой ненормальной планетой из них была первая от звезды планета, классифицированная как горячий Юпитер, которая с бешеной скоростью вертелась вокруг Сетры, заставляя колебаться как саму звезду, так и всю планетную систему, что возможно и являлось причиной некоторых катаклизмов, как уже произошедших в этой планетной системе, так и ещё которые произойдут в её будущем. Сетра была несколько горячее Солнца и гораздо моложе и наиболее комфортными для жизни были условия на третьей планете, но она представляла собой будто изрытую язвами совершенно голую каменную планету больше похожую на большой спутник, чем на планету. Планетологи утверждали, что она в какое-то время столкнулась с ещё одной планетой, в результате чего полностью лишилась своей коры, а вместе с ней воды, атмосферы и возможной жизни и сейчас не представляла собой совершенно никакой ценности, так как даже не имела никаких полезных ископаемых. Видимо результатом столкновения являлось астероидное кольцо между четвёртой каменной планетой Таксаной и пятой — огромным газовым гигантом Сворой, что на языке одной из цивилизаций Объединённой Федерации означало «Большая». 

Считалось, что это астероидной кольцо как раз и является последствием от столкновения третьей планеты с какой-то ещё планетой или большим спутником, который был полностью разрушен и каменные продукты от столкновения были отброшены за орбиту четвёртой планеты, чему, возможно, поспособствовала огромная Свора. Ещё одно астероидное кольцо, гораздо большее по масштабу находилось за орбитой шестой планеты, такого же газового гиганта, как и пятая планета. У землян была версия, что когда-то эта система состояла из двух звёзд, но в результате какой-то огромной по мощности конфронтации, вторая звезда была выброшена из системы, а внешние планеты Сетры и её двойника были разрушены, образовав огромное, очень запылённое астероидное кольцо за шестой планетой Сетранской планетной системы. Так как Сетра, по мере выгорания в её недрах водорода разогревалась, то со временем температура на Таксане должна будет повышаться и возможно через миллиард-полтора земных лет на ней и будут весьма комфортные условия для насыщенной биологической жизни и она будет представлять прекрасную планету для колонизации, если, конечно ненормальная первая планета не помешает этой нормальной эволюции планеты.


В Объединённую Федерацию входило пять ключевых галактических рас: земляне, весты, сарматы, дворы и кроены. Объединённая Федерация представляла собой огромный конгломерат в галактике «Млечный путь» и имела свою столицу Ригану на планете Риза. Управлялась Объединённая Федерация специальным административным органом — Регатом, в который входили с равными правами все цивилизации Федерации. Регат имел свой космический флот, который подчинялся только ему и который он мог направить в любую, входящую в него цивилизацию, для её защиты, если таковая требовалась. Так же Регат предоставлял свои грузовые корабли и транспорты цивилизациям входящим в Объединённую Федерацию, если они в них нуждались и направлял свои исследовательские корабли в ещё не исследованные районы галактики «Млечный путь», для поиска планет, пригодных для колонизации и добычи в из их недр полезных ископаемых, в которых нуждались цивилизации, входящие в Объединённую Федерацию. 

Полтора десятка лет колония землян мирно трудились на холодной Таксане исправно наполняя цилиндрические ёмкости накопителей энергетическим концентратом и два раза в местный год отправляя их в Солнечную систему, пока на орбите Таксаны не появились странные круглоносые короткокрылые летательные аппараты с ещё более необычными их четырёхрукими пилотами, которые начали отслеживать и уничтожать корабли землян, занимающиеся транспортировкой цилиндров с энергетическим концентратом, так как портировать концентрат было невозможно по той причине, что он не имел состояния покоя и как только получал свободу тут же устремлялся прочь из квантового туннеля, рвя и разрушая его. 


Откуда появилась эта воинственная космическая раса и где находилась её планета, колонисты изначально не имели понятия, потому что летательные аппараты неизвестной цивилизации, названные лаггерами, всегда появлялись внезапно и так же внезапно исчезали, будто используя для этого какой-то невидимый для средств контроля пространства колонистов, портал. Над колонией нависла угроза сворачивания её деятельности из-за бессмысленности своей работы, так как эта странная раса саму колонию почему-то не трогала, уничтожая лишь транспортные корабли землян. Если поначалу охрана колонии была умеренной, то Земля была вынуждена усилить её защиту дополнительными орудийными турельными башнями по периметру колонии, а в пространстве Сетранской системы начала сопровождать свои транспорты боевыми космическими крейсерами. В атмосфере вокруг колонии начали нести вахту боевые летательные аппараты землян — лейтеры. 

Сами транспорты тоже были усилены энергетическими орудиями, но лаггеры были очень быстры и вертлявы и громоздкие транспорты не всегда успевали их отслеживать и отстреливаться от них и потому на начальной стадии своего пути они теперь сопровождались крейсерами, пока не набирали сверхсветовую скорость и уже становились недосягаемы для чужих летательных аппаратов. Но и враждебная цивилизация в своём развитии не стояла на месте и уже были замечены их более совершенные летательные аппараты, более плоские и с новым типом защиты, делающей их видимыми лишь с расстояния, практически, визуального обзора пространства. 


К тому же пилотам лаггеров будто помогала сама очень странная и непредсказуемая природа Таксаны, так как над её экваториальной территорией периодически образовывались мощные дождевые и грозовые облака, огромные по площади и простирающиеся до двенадцати тысяч метров в высоту, служащие надёжным укрытием для лаггеров. Скорее всего странной погода была из-за содержащегося в атмосфере таррлата, который концентрировался в экваториальной зоне планеты и это способствовало образованию таких мощных дождевых облаков. 


Чужие летательные аппараты получили у колонистов название лаггеры, потому, что на языке одной из дружественных землянам галактических рас слово лагге, обозначало блестящий чёрный цвет, а летательные аппараты враждебной цивилизации имели, практически, зеркальный корпус чёрного цвета. 

Колонистами была организована массированная охота на летательные аппараты враждебной цивилизации и в конце концов один из них сейчас был захвачен и лейтеры вели его в сторону космодрома колонии. 

Землян интересовал не сам летательный аппарат, а его пилоты: как было установлено из уже уничтоженных лаггеров, его экипаж состоял из двух четырёхруких пилотов. 


Земляне надеялись с помощью одного из представителей дружественных им галактических рас — сармата, который уже прибыл в колонию на Таксане и который 10 являлся носителем психотронного поля, проникнуть в мозг пилотов враждебной цивилизации и установить, где находится их планета, насколько цивилизация, живущая на ней, технологична и можно ли узнать причину её враждебного и весьма странного отношения к колонии землян на Таксане.

                                                                                                     *** 

Впереди показались горы, за которыми уже была колония и её космодром. Хотя горы возвышались над поверхностью планеты не более, чем на полторы тысячи метров, но они изобиловали большим количеством ущелий и каньонов, представляя собой отличное укрытие для тех, кто хотел где-то спрятаться. 

Едва Максим Мартов увидел туманную линию гор, как у него неприятно защемило сердце, потому что в ущельях часто прятались лаггеры, дожидаясь старта транспорта землян с космодрома и потому экипажи враждебной цивилизации горы знали достаточно хорошо. 

«Чёрт возьми! Было бы хорошо подсунуть под лаггер тоже пару лейтеров и отжать его от поверхности,— замелькали у Мартова тревожные мысли.— Тогда можно было бы заставить его подняться выше гор и не было бы опасности, что он спрячется в одном из ущелий. А его экипаж, несомненно, хорошо знает горы. Тогда уж точно его не выковырнёшь оттуда невредимым. Если бы пара лейтеров не была уничтожена»,— он глубоко и шумно вздохнул.


В этом дождевом мареве горы оказались гораздо ближе, чем казались и они вдруг, будто по волшебству, возникли перед самым носом эскорта и произошло то, о чём только что размышлял Мартов — лаггер вдруг резко увеличил скорость и попытался уйти от своего сопровождения. Пилоты, идущих с боков и сверху, лейтеров на рывок лаггера отреагировали с опозданием и лишь Максим Мартов и его ведомый вовремя увидели рывок лаггера и тоже резко увеличили скорость своих лейтеров, так как шли позади чужого летательного аппарата.

 — Командир! Впереди ущелье! Уйдёт! — Раздался в кабине лейтера Мартова громкий голос его ведомого Антона Мартынова. 

— Ты предлагаешь пальнуть в него? — в голосе Мартова скользнули нотки иронии.— Тогда коммандер пальнёт в нас и уже сегодня мы будем на пути отсюда в анабиозных камерах. 

— Я предлагаю догнать и прижать. Какая разница, где его посадить: здесь или на космодроме, до которого мы его, скорее всего, уже не доведём, лишь бы его пилоты остались живы,— скороговоркой произнёс Мартынов. 

— Давай пытаться. Только прижать его нужно до гор. Там навряд ли сможем. 

— Как скажешь, командир. 

Мартов сильнее вжал гибкий акселератор и лейтер заскользил быстрее. За ним устремился летательный аппарат его ведомого. 

Два лейтера быстро догоняли лаггер, но и горы стремительно приближались, будто намереваясь помочь не землянам, а враждебной им расе и укрыть у себя чужой летательный аппарат. 

Так как лейтер Мартынова был более поздней модификации, чем лейтер Мартова, то он начал вырываться вперёд и уже почти навис над лаггером, тогда как лейтер Мартова отставал от него ещё почти на корпус. Другие летательные аппараты землян уже отстали от лаггера на пару сотен метров и была большая вероятность, что до гор его не догонят. 

Видимо поняв замысел землян, экипаж лаггера вдруг послал свой летательный аппарат в сторону. Мартынов отреагировал на маневр лаггера с опозданием, так как уже висел над ним и лаггер ему был виден плохо, тогда как Мартов, видя чужой летательный аппарат в полной мере, тут же вильнул вслед за ним. Своим маневром экипаж лаггера несколько усугубил своё положение, что позволило Мартову оказаться над чужим летательным аппаратом. Он резко бросил свой лейтер вниз, который тут же лёг на корпус лаггера и начал давить на него, прижимая к поверхности планеты. Впереди была скала и лаггер шёл точно на неё. У экипажа лаггера, видимо, не была запланирована своя гибель и потому они послали свой летательный аппарат в другую сторону, сбросив с себя лейтер Мартова, так как вниз пути не было, потому что лаггер уже скользил над поверхностью планеты не выше метра, Но лейтер Мартынова уже был рядом с лаггером и чужой летательный аппарат тут же упёрся в него. Два летательных аппарата ударившись, тут же отскочили друг от друга. Лейтер Мартова оказался прижат к другому боку лаггера и не давал его экипажу пространства для маневра. 

Экипаж враждебного летательного аппарата, видимо, вознамерился бросить свой летательный аппарат в другую сторону, но там уже был лейтер Мартынова. Пока лаггер метался по сторонам, над ним уже зависла пара других лейтеров и экипажу лаггера ничего не осталось, как бросить свой летательный аппарат вниз. Лаггер ударился днищем в поверхность планеты и начал разворачиваться. В воздух поднялось чёрное грязевое облако, закрывшее собой лаггер. Идущих с боков лейтеры Мартова и Мартынова отбросило в сторону, но сделав крутые развороты Мартов и Мартынов тут же повесили свои летательные аппараты рядом с чёрным облаком, над которым уже висела пара других лейтеров. Оставшиеся две стороны от облака заняли ещё два подошедших лейтера. 


Прошло достаточно долгое время прежде, чем почва частично осела и в поредевшем грязевом облаке начал просматриваться лаггер. Его движитель не работал. Своим вращением он выкопал яму под собой больше чем наполовину своего корпуса в которой и находился и из которой сейчас валил густой сизый пар. Видимых серьезных повреждений у лаггера не просматривалось. Он не горел, но в каком состоянии находились его пилоты, было непонятно, так как стекло его кокпита поднято не было.

 — Первому звену благодарность, остальным вне очереди драить санационные космопорта. Первой драит вторая — затем по порядку,— Раздался в кабине Мартова резкий голос коммандера. 

Губы Максима Мартова невольно вытянулись в широкой усмешке: тогда выходило, что коммандер тоже будет драить санационные, так как он был ведущим третьего звена лейтеров. 

— Всем оставаться на своих местах и быть предельно внимательными,— продолжил свой монолог коммандер.— Сейчас сюда придёт группа техников и попытается открыть кокпит лаггера.


В кабине лейтера Мартова наступила долгая тишина. Откинувшись в кресле, он, не отрываясь, смотрел на закопавшийся в почву лаггер. Грязевое облако уже осело и от чужого летательного аппарата теперь вверх поднимался лишь пар, который становился всё меньше и меньше, видимо сильный дождь быстро охлаждал корпус лаггера. 

Неожиданно один из лейтеров опустился рядом с закопавшимся в грязь чужим летательным аппаратом, стекло кокпита лейтера поднялось и из него вдруг выпрыгнул коммандер. 

Сделав несколько быстрых широких шагов, коммандер запрыгнул на лаггер и пробежавшись по нему, остановился в передней части его корпуса и постучал по нему ногой. 

Прошло некоторое время — никакого ответного действия со стороны экипажа лаггера не последовало.


                                                                                                   *** 

Коммандер, старший офицер космического флота Земной Федерации Владимир Лосев, был землянином среднего возраста, очень высоко роста и недюжинной силы. Его тщательно выбритая голова, глубоко посаженные глаза, непонятно какого цвета и плотно сжатые нитевидные губы, однозначно выдавали его, как человека очень смелого и решительного. Он совсем недавно был назначен коммандером базирующейся на Таксане эскадры боевых кораблей землян, вместо отозванного бывшего коммандера, старшего офицера уже в возрасте и по мнению Земли, не слишком инициативного. Новый коммандер сразу же проявил свою решительность
в борьбе с враждебными летательными аппаратами, организовав захват одного из них. 

Будто почувствовав возросшую угрозу для себя чужие летательные аппараты долго не появлялись над колониальным поселением землян и тогда Владимир Лосев пошёл на хитрость, уговорив начальника колонии Вячеслава Козлова отправить с космодрома колонии пустой транспорт. 

Едва транспорт стартовал, как из нависшей над колонией облачности сразу вынырнула пара лаггеров и устремилась за транспортом. С космодрома тут же стартовали все восемь имеющихся в колонии лейтеров — четыре звена и устремились на перехват враждебных летательных аппаратов. Одним из лейтеров управлял сам коммандер Лосев. Завязался бой. 

Так как задачей землян был захват хотя бы одного лаггера, то пилоты лейтеров действовали очень аккуратно, стараясь не уничтожить лаггеры, а лишь как-то обездвижить их, чтобы какой-то лаггер совершил посадку и уже затем пленить его пилотов. Эта аккуратность стоила землянам двух уничтоженных лейтеров, но и один лаггер тоже был уничтожен. У второго лаггера во время боя, видимо был повреждён его энергетический излучатель и он отстреливался от кружащих вокруг него лейтеров лишь ракетами, пока их запас у него не иссяк. Поняв это, коммандер приказал окружить лаггер плотным кольцом и попытаться направить его к космодрому колонии, где с помощью имеющегося там специального генератора вывести из строя систему управления лаггера и тем самым полностью обездвижить его и захватить пилотов. 

Поняли пилоты чужого летательного аппарата, что пытаются сделать с ними земляне или нет, осталось непонятным и поначалу они подчинились воле землян, но в какой-то момент, видимо решив, что бдительность противника ослабла, попытались удрать, но случилось то, что случилось и теперь лаггер стоял зарывшись в почву планеты больше, чем наполовину.


                                                                                                     *** 

Старший офицер космического флота Земной Федерации Максим Мартов уже был землянином в возрасте. Он был невысок ростом, но коренаст, светловолос и светлоглаз, с приятными чертами лица и потому, как мужчина, был вполне привлекателен. Но он до сих пор не имел семьи, так как, практически, всю свою сознательную жизнь провёл в пространстве той или иной планетной системы, где земляне имели свои колонии, занимаясь их охраной и потому не нашлось такой женщины, которая согласилась бы таскаться с ним по колониям, без надежды на какое-то нормальное женское счастье. Но время службы Максима Мартова в космическом флоте Земли из-за возраста уже подходило к своему завершению и он специально напросился на контракт в эту далёкую колонию, потому что предоставляемый здесь уровень жизни был очень высок и он надеялся, что накопив его достаточный уровень, сможет обосноваться в одном из престижных районов Земли и в конце концов обзавестись семьей. 

Младший офицер космического флота Земной Федерации Антон Мартынов, в отличии от своего дуэте по звену лейтеров, был очень молодым человеком, но весьма смышлёным и подающим большие надежды пилотом и служба на Таксане была его первым серьёзным контрактом в космическом флоте Земной Федерации. Он был высок, строен, силён, черноволосый и черноглазый, но имел несколько грубоватые черты лица и потому девушки не особенно обращали на него внимание, что тяготило его и потому он и заключил этот довольно опасный контракт, из-за его высокого уровня жизни, надеясь, что накопив его достаточный уровень, уже будет чувствовать себя с девушками более уверенно и непринуждённо и в конце концов добьётся согласия от той, о которой мечтал.

 Ещё одним отличием двух пилотов было то, что молодой Мартынов был сторонником ракет и всегда таскал их некоторое количество на внешних подвесках своего летательного аппарата, тогда как старый Мартов считал ракеты не совсем эффективным средством борьбы с искусным противником и полагал, что лишь мощное энергетическое оружие способно надёжно уничтожать его летательные аппараты. Мартынов тоже имел в своём лейтере энергетический излучатель, но несколько меньшей мощности, чем излучатель лейтера Мартова.


                                                                                                    ***

 Максим Мартов с замершим сердцем наблюдал за прохаживающимся под дождём по блестящему чёрному корпусу враждебного летательного аппарата коммандером, который периодически останавливался и стучал ногой по лаггеру, будто тем самым приказывая его пилотам покинуть летательный аппарат, но никакой ответной реакции от пилотов лаггера не было. 

Коммандер, несомненно, подвергал себя опасности, так как было известно, что пилоты лаггера были вооружены достаточно мощным ручным оружием, похожим на большой раппер землян, с несколько странным силовым методом воздействия его зарядов, которое было найдено в подбитых лаггерах и которое землянами было испытано: достаточно было пары зарядов от вражеского оружия, полученного в голову, чтобы оказаться мёртвым. К тому же, верхняя часть корпуса лаггера была овальной и омываемая дождём казалась настолько скользкой, что коммандер непременно должен был свалиться с неё, но время шло, а коммандер всё ходил и ходил по корпусу чужого летательного аппарата, не падая с него, как никто и не появлялся из лаггера. 

Мартов уже начал беспокоиться об угрозе жизни коммандера уже не со стороны пилотов лаггера, а со стороны непогоды, так как коммандер, однозначно, напрасно мок под холодным дождём холодной планеты и хотя на нём была непромокаемая одежда, но его безволосая голова никакой защиты не имела и коммандер мог запросто простудиться. 


Наконец, со стороны гор показалась чёрная точка, которая быстро увеличивалась в размерах и вскоре стало понятно, что это в сторону произошедшего события идёт большой глайдер. 

Описав круг, глайдер опустился рядом с лейтером коммандера. Его двери скользнули вверх и из него выпрыгнул огромный человек и сделав несколько быстрых шагов, запрыгнул на корпус лаггера и остановился перед коммандером. Человек оказался почти на голову выше высокого коммандера. Это был прибывший недавно в колонию сармат Эрт Кройт. 

Брови Мартова взлетели едва ли не до середины лба. Выходило, что коммандер решил даже не транспортировать экипаж лаггера в колонию, а начать разбираться с ним уже на месте посадки враждебного летательного аппарата. 

Из глайдера вышла пара техников, держа в руках какие-то достаточно громоздкие предметы. Подойдя к краю выкопанной лаггером ямы, они остановились, видимо не решившись запрыгнуть на корпус чужого летательного аппарата, так как нужно было преодолеть по воздуху расстояние не менее трёх метров. 

Насколько Мартов мог видеть, между ними а коммандером произошёл какой-то диалог. 

Развернувшись, техники вернулись в глайдер, его двери опустились и он поднялся в воздух. Скользнув к лаггеру, глайдер завис над ним, едва не касаясь его своими опорами. Двери глайдера поднялись и из него, уже на корпус лаггера, опять выпрыгнули два техника с теми же громоздкими предметами. Глайдер отошёл в сторону. Коммандер принялся махать руками, видимо что-то объясняя техникам. Они присели и начали осматривать верхнюю часть корпуса лаггера, а затем, и вовсе стали на колени и толкая перед собой свои предметы, стали ползать по корпусу чужого летательного аппарата. Затем остановились и принялись манипулировать своими предметами, крутя их туда-сюда и… 


Часть корпуса лаггера, скорее всего это было стекло кокпита только тёмного цвета, пошла вверх. Видимо, даже сами не ожидая этого, техники отскочили в сторону от поднимающегося стекла и один из них, даже не удержавшись, вытянулся на нём и вдруг, скользнув вниз, исчез из вида. Второй техник осторожно пополз к тому месту, где свалился первый техник.
Коммандер и сармат подошли к открывшемуся зёву люка лаггера. 

— Экипажу первого звена совершить посадку и подойти ко мне,— раздался в кабине лейтера Мартова громкий голос коммандера. 

Два лейтера тут же скользнули вниз и опустились на поверхность планеты рядом с лейтером коммандера. Стёкла их кокпитов поднялись и выпрыгнувшие из лейтеров пилоты, побежали к лаггеру. Молодой и высокий Мартынов с ходу перепрыгнул на корпус лаггера. Мартов остановился у края ямы и состроив гримасу досады, водил взглядом от края ямы до корпуса лаггера и назад, понимая, что это расстояние по воздуху он навряд ли преодолеет даже с разбега. К тому же шёл дождь и хотя на Мартове была непромокаемая одежда, а на голове шлем, но непрерывный шелест дождя как бы сковывал его движения. 

Видимо поняв это, Мартынов вернулся назад и взяв Мартова за предплечье, потянул его назад.

 — Вперёд, командир! — негромко произнёс он, отступив на несколько шагов от края ямы и таща Мартова, побежал. 

Мартов, поддерживаемый своим ведомым, тоже бежал и подбежав к краю ямы не остановился, а выбросил ногу вперёд. Коснувшись вытянутой ногой корпуса лаггера, он сделал по инерции пару шагов и вдруг, почувствовал, что корпус чужого летательного аппарата совершенно не скользкий. 

— Благодарю! — Мартов дёрнул плечами, давая Мартынову понять, чтобы тот отпустил его. 

Мартынов опустил руку, которой держал Мартова и направился в сторону коммандера. Мартов пошёл за ним. 
Уставившись в подошедших пилотов недовольным взглядом, коммандер повёл подбородком в сторону кабины лаггера.

 — Нужно достать одного из пилотов,— заговорил он.— Гард Эрт Кройт утверждает, что пилоты мертвы. Однако техники утверждают, что стекло кокпита поднялось само, когда они вознамерились резать корпус. Странный парадокс: или система управления лаггера столь совершенна или его пилоты водят нас за нос. 

Ничего не ответив, Мартов и Мартынов подошли к краю кокпита и заглянули внутрь лаггера: кабина чужого летательного аппарата была двухместной — кресла в кабине стояли в один ряд в полуметре друг от друга. В каждом сидел пилот с закрытыми глазами, откинувшись на спинку кресла, с руками на подлокотниках и казалось что они спали. Никаких защитных шлемов на безволосых головах пилотов не было. 

Ни Мартов ни Мартынов ещё никогда не видели так близко пилотов враждебной цивилизации в целости и сохранности и потому невольно засмотрелись на них, изучая. 

Насколько было видно, пилоты были среднего телосложения, примерно среднего, по земным меркам роста. Они имели коричневый цвет кожи; их лица были вытянуты и худощавы; нос загнут к низу; уши большие и узкие и вытянуты вдоль головы. Из-за безволосой головы было совершенно непонятно какой у них по размеру лоб. Тонкие губы плотно сжаты. Глаза закрыты и какие они, было непонятно. Несколько длинный подбородок и высокая шея, вокруг которой стоял воротник их чёрных курток. Все четыре руки пилотов были, скорее всего, в перчатках и лежали на широких подлокотниках.

 — Гард коммандер! Какого? — произнёс Мартов, подняв взгляд на Лосева. 

— Любого! — губы коммандера вытянулись в широкой усмешке.— Или…— он повернул голову в сторону сармата. Эрт Кройт молча покрутил головой. Коммандер опять повернул голову в сторону пилотов. 

— Любого! — резким голосом повторил он. 

Мартов и Мартынов наклонились, согнувшись больше чем в двое и вытянув руки в сторону ближнего к себе пилота чужого летательного аппарата, взяли его под верхние плечи и резко дёрнули вверх. 

Пилот вначале легко пошёл вверх, затем его полёт начал замедляться и едва его плечи показались из люка, он повис. Мартов невольно состроил гримасу недоумения, но скользнув взглядом по вытаскиваемому пилоту вдруг осознал, что тот пристёгнут к креслу чем-то напоминающим ремни безопасности. Держать пилота на весу становилось всё труднее и он начал опускаться назад в кабину лаггера. Неожиданно к нему шагнул сармат, в воздухе мелькнул синий сполох и пилот резко взлетел вверх. Не ожидая этого, Мартов и Мартынов выпустили пилота из рук и тот грохнулся спиной на корпус лаггера. Земляне свалились рядом с ним. Побарахтавшись, они быстро поднялись и шагнули к четырёхрукому пилоту. 

— Назад! — неожиданно донёсся протяжный и совершенно не грубый голос сармата, произнёсший слово на универсальном языке Объёдинённой Федерации.

 Состроив гримасу недоумения, Мартов и Мартынов отступили и замерли. Эрт Кройт присел рядом с чужим пилотом. 


Прошло долгое время, прежде, чем сармат поднялся, шагнул к коммандеру и принялся что-то ему говорить шёпотом и его монолог остался Мартову и Мартынову неведом. Наконец Эрт Кройт отступил от коммандера. Лосев повернулся в сторону Мартова и Мартынова. 

— Вытаскивайте второго. Только не как первого. Гард Эрт Кройт утверждает, что они в каком-то странном состоянии смерти. Он не чувствует их информационные поля, но чувствует их энергополе, хотя и очень слабое, будто они какие-то механизмы, а не люди. Доставим их в медлабораторию колонии. Возможно там ему удастся разобраться в этой их странности. Дождь не совсем комфортное условие для работы.

 — Да, гард коммандер! — хором ответили земные пилоты и шагнув к кокпиту лаггера, склонились над ним. 

Чтобы понять, как расстегнуть ремни безопасности, Мартынову пришлось влезть в кабину лаггера. Внимательно изучив ремни, он нашёл на них застёжки и второй пилот был без проблем извлечён из кабины. 


Вскоре над лаггером завис глайдер, пилоты чужого летательного аппарата были погружены в него и глайдер вместе с ними, техниками и сарматом направился туда, откуда и прибыл. Лейтеры направились следом за ним, оставив закопавшийся в сырую почву планеты чужой летательный аппарат под холодным дождём без присмотра, даже не опустив стекло его кокпита.

                                                                                                  *** 

Загнав лейтеры в один из ангаров космодрома, Мартов и Мартынов направились в свои каюты здания космопорта колонии, где привели себя в порядок и затем пошли в ресторан космопорта, так как уже был вечер 24 и работавшее днём кафе колонии, ночью становилось рестораном, уже с более высоким уровнем цен и обслуживанием уже не механическими адронами, а настоящими стюардами и живой музыкой с живым оркестром, который, правда, состоял лишь из двух солистов, но настоящих виртуозов, знающих, как казалось бесчисленное количество музыкальных произведений. Уровень жизни пилотов первого звена лейтеров эскадры колонии был достаточно высок и потому они могли позволить себе провести вечер в ресторане, а не дожидаться утра, чтобы поесть в более дешёвой кафешке. 

Едва они вошли в зал ресторана, как увидели сидящих за одним из столов коммандера и сармата, о чём-то достаточно громко беседовавших. Причём наиболее громко разговаривал коммандер, что было его нормой разговора. Стол рядом с ними был свободен, так как ещё был не совсем поздний вечер и ресторан был, практически, пуст. Пилоты уселись за него и начали прислушиваться к разговору старших офицеров космического флота. Видимо они тоже только что пришли в ресторан, поэтому никаких блюд перед ними на столе не было и потому Мартову и Мартынову удалось услышать, почти весь их разговор. 

— Я в тупике! — негромко говорил Эрт Кройт своим приветливым голосом, разведя руками.— Они мертвы! Не удалось прочитать ни одного образа. Вы, явно перестарались! 

— Мы совершенно не оказывали на них никакого внешнего воздействия,— громко басил Владимир Лосев.— При тебе открыли кокпит лаггера. 

— Но они уже были мертвы,— сармат постучал рёбрами ладоней по краю стола. 

— Ерунда какая-то,— коммандер поднял плечи.— Я ещё при охоте на лаггеры запретил пилотам открывать по ним огонь. Они два лейтера уничтожили, пока одного из них удалось захватить и то благодаря тому, что у него закончились ракеты и почему-то отказал оружейный накопитель энергии. Здесь есть какая-то хитрость с их стороны. Может они сами себя умертвили? 

— Каким образом? — Эрт Кройт тоже поднял плечи.— Реаниматоры не нашли на их телах никаких следов от уколов. Да и слюна у них во рту не содержит никаких ядов. 

— А если они являются носителями такого же поля, как и ты? — высказал предположение коммандер. 

— Ты хочешь сказать, что они могли уничтожить друг друга своими психотронными полями. Но это должны быть достаточно мощные поля. И оба, воздействуя друг на друга, не могли умереть разом. Умер бы один, более слабый, а второй, непременно, остался бы жив. Пока я ничего не понимаю,— сармат покрутил головой.— И более того, я чувствую их не биополя, а энергополя, будто они не естественные биологические организмы, а искусственно созданные механизмы. 

— Адроны! — коммандер подался в сторону сармата. 

— Вполне возможно,— Эрт Кройт откинулся на спинку кресла.— Я приказал реаниматорам направить на них голокамеры, чтобы они были под непрерывным наблюдением. Может быть они как-то проявят свою хитрость, о которой ты говоришь. 

— Разумно! — коммандер кивнул головой и повернул голову к подошедшему к столу стюарду.— Сколько можно ждать? — произнёс он грубым голосом.
— Извините! Мы только что открылись,— стюард склонил голову.— Я слушаю вас? 

Взяв со стола меню, старшие офицеры открыли его и едва скользнув по нему взглядом, начали заказывать блюда. Пилотам стало неинтересно и они тоже, взяв со стола меню, принялись его изучать, хотя уже знали, практически, все блюда ресторана и какое-то новое в меню появлялось не часто, обычно с приходом транспорта, который доставлял в колонию какие-то продукты. 

Поужинав и выслушав несколько инструментальных композиций, Максим Мартов и Антон Мартынов поднялись и направились в свои каюты, потому что на следующее утро у них было боевое дежурство и им нужно было хорошо выспаться.




                                                                                                   2


Вахта следующего дня для первого звена лейтеров подходила к концу и пилоты уже рассуждали о том, как проведут сутки отдыха. Активному отдыху погода не благоприятствовала и потому его, скорее всего, предстояло провести в каком-то из зданий колонии. 

— Вахтовому звену! — громкий голос коммандера заставил ведущего первого звена лейтеров Максима Мартова и его ведомого Антона Мартынова сосредоточиться.— Лаггеры только что совершили дерзкое нападение на транспорт Земной Федерации, который едва стартовал с космодрома колонии. Транспорт серьёзно пострадал, но груз удалось спасти. Напавших летательных аппаратов, как всегда, было два. Один уничтожен, но второй ушёл. Найти и уничтожить! — Коммандер умолк.

— Да, гард коммандер! — механически подтвердил полученный приказ Мартынов и выполняя его, закрутил головой, всматриваясь в атмосферу планеты через прозрачное стекло кокпита своего летательного аппарата. 

Над этой территорией планеты, как и вчера, висела низкая, тяжёлая от воды облачность, дул сильный ветер и шёл мелкий частый дождь и потому дальность визуального обзора в атмосфере была невелика, что никак не способствовало поиску ушедшего из-под обстрела враждебного летательного аппарата, но всё же Мартову неожиданно повезло — он увидел скользнувшую снизу вверх блёстку, которая скрылась в нависшей над планетой тёмной облачности. 

— Вон он! Справа! — выкрикнул он. 

— Где? Не вижу! — тут же раздался в кабине его лейтера голос Антона Мартынова. 

— В облака нырнул, гад! 

— Командир! Ты можешь сказать точнее? 

— Справа от нас очень низкая дождевая облачность. Лаггер силаев нырнул туда. 

— А откуда он появился? Транспондер промолчал. Большие помехи из-за грозы. 

— Не знаю,— Максим Мартов механически мотнул головой.— Я его увидел уже входящим в облака. Может оттуда и появился, а увидев нас, нырнул обратно. 

— Коммандер, точно устроит разгон, что просмотрели, а если ещё его станция слежения засекла, то драить нам всю санационную эскадры вне очереди,— Антон Мартынов шумно вздохнул.— Будем ждать, когда вынырнет или сунемся сами искать? 

— Если бы станция засекла, оператор уже бы прокричал. Видимо ей тоже помехи мешают. Отсюда до базы 28 более восьмидесяти километров. При такой погоде могла и не увидеть. У нас час с четвертью вахты осталось. На следующую вахту повесим? Они нам этого подарка никогда не простят,— Мартов состроил гримасу досады.— Подождём четверть часа. Если вынырнул один раз, может вынырнет и ещё. Не вынырнет, сунемся и начнём искать. 

— За это время далеко уйдёт. Ты уверен, что найдём? Может позовём помощь? 

— В такой облачности далеко не уйдёт. Молния остановит. Здесь будет крутиться, гад. Ему интересно, что с транспортом. Будем сами искать. Не найдём — грош нам цена. С обратной стороны облаков он навряд ли высунется — на орбите крейсера. 

— Как скажешь, командир. 


Максим Мартов откинулся в кресле пилота своего старого боевого лейтера и начал быстро крутить головой, смотря, как в прозрачное стекло кокпита летательного аппарата, так и в голографический экран его пространственного сканера, совмещённого с детектором масс. Тоже самое проделывал и Антон Мартынов, сидя в кресле своего боевого лейтера новой модификации, находящегося в полутысяче метров от летательного аппарата Мартова. Из-за низкой облачности оба лейтера сейчас висели лишь в сотне метров над поверхностью Таксаны и потому горизонт обзора у них был совсем недалёкий. 

Облачность, в которую нырнул лаггер была тёмной и дождевой, в которой периодически проскакивали яркие грозовые разряды, что очень затрудняло работу детектора масс, делая лаггер в сплошных дождевых облаках им, практически, невидимым. 



— Командир! Мы же вчера один лаггер уничтожили, один захватили,— нарушил молчание Мартынов.— Руководство специально провело операцию вчера, чтобы сегодня транспорт без проблем ушёл к Земле. И опять пара. Будто из облаков материализовалась. Пора более серьёзные меры принимать. Ты не находишь? 

— Куда ещё серьёзнее,— недовольным голосом заговорил Мартов.— Лейтеры несут вахту в окрестностях колонии постоянно. На орбите крейсера. Такое впечатление, что погода на их стороне. Хотя, я бы вызвал эскадру крейсеров с Земли и тщательно обшарил бы астероидное кольцо. Однозначно носитель лаггеров где-то там прячется. 

— Орбитальная станция слежения нужна. 

— Ты же знаешь — Земля сочла её строительство над Таксаной неперспективной. Ещё сотня лет и разработка таррлата станет неэффективной и мы уйдём отсюда. 

— Сотню лет ещё прожить нужно,— Мартынов громко хмыкнул.— Сколько ещё землян погибнет здесь. 

— Землян жаль. Нужно искать новые способы по охране транспорта. Внимательней за облаками! Не отвлекайся! 

В обоих кабинах лейтеров наступила тишина. 

Прошла четверть часа, отведённого командиром звена Максимом Мартовым для наблюдения за облачностью, в которой спрятался лаггер, но чужой летательный аппарат из неё так и не появился. Теперь землянам предстояло принять непростое решение или самим войти в мрачную густую облачность и попытаться найти в ней лаггер или продолжать ждать, надеясь, что чужой летательный аппарат сам вынырнет оттуда. Но сколько ждать…

Окончание ознакомительного фрагмента....

Не заполнено поле "Имя"
Не заполнено поле "Email"
В тексте вопроса должно быть как минимум 3 символа

Теги: ФантастикаГеннадий ИевлевКосмоопера

Рекомендуем посмотреть