Каталог

Тайна новой обители. Геннадий Иевлев

Роман

Тайна новой обители. Геннадий Иевлев
В
АВТОРСКОЙ
РЕДАКЦИИ
*
*МОЖЕТ СОДЕРЖАТЬ ГРАММАТИЧЕСКИЕ ОШИБКИ
Нажмите на изображение для просмотра

      Отзывы: 0 / Написать отзыв


Категории: Романы  Самиздат.Книга  Электронные книги  Печать по требованию  

Новокузнецк, ул. Вокзальная, 10: Нет в наличии
Под заказ: В наличии
2 565
Сообщить о поступлении
Сообщить о поступлении товара
Ваша просьба принята!

Вы получите уведомление о поступлении товара в продажу на указанные Вами контакты
Ваш E-Mail
Актуальность
- обязательно к заполнению
Проверка...

Третья часть романа «Галактики». Экспедиция с Норе удачно портиртируется в галактику «Ат Ланта» для колонизации одной из её планет. Высадившись на планету, земляне вдруг узнают, что на ней уже побывала какая-то высокоразвитая цивилизация и по непонятной причине ушла с неё. Пытаясь узнать причину ухода чужой цивилизации, земляне организуют несколько экспедиций в одну из пещер планеты, где они сталкиваются с местными гуманоидами, которые уже используют для своей охоты луки и копья. Попытка вступить с ними в контакт заканчивается вооружённым противостоянием. Местные гуманоиды нападают на колонию землян, но колонистам удаётся отстоять своё право на колонизацию планеты и в конце концов разгадать тайну своей новой обители.



Купить в Новокузнецке или онлайн с доставкой по России Роман "Тайна новой обители. Геннадий Иевлев".
Страна производстваРоссия
КомплектацияКнига - 1 шт.
АудиторияВзрослая
Жанр / ТематикаПроза для взрослых Художественная литература
Размеры упаковки150 × 210 × 50 мм
Тип носителяПечать по требованию
Возрастное ограничение16+
В авторской редакцииДа
Год издания2021
АвторГеннадий Иевлев
Вес605 г
ФорматА5, PDF
Кол-во страниц428
Переплет7БЦ (твердый шитый)
ОбложкаГлянцевая

1

Ан-Менсоро вздрогнул и закрутил головой, осматриваясь: он по-прежнему сидел в зале управления транспорта «Траст», на всю овальную стену которого был развёрнут экран сканера пространного обзора, на котором отображалась густая россыпь больших ярких звёзд, заставивших синтезированное сердце геора невольно заработать энергичнее от того, что такого звёздного великолепия воочию он ещё никогда не видел, а видел лишь в старых голофильмах, которые были созданы ещё на древней Земле, когда земляне только начинали свои путешествия в другие планетные системы и до соединения галактик «Млечный путь» и «Андромеда» было ещё очень и очень далеко.

По залу управления пронёсся громких ропот, шедший, несомненно от вахтенных, которые тоже были восхищены отображаемым на экране звёздным великолепием.

— Господин Ан-Менсоро! Мы туда попали, куда намеревались? — раздался в тиши зала управления голос капитана транспорта Сергея Мартова, который сейчас исполнял обязанность вахтенного офицера.

— Будем надеяться, — Ан-Менсоро поднялся. — Транспорт остаётся на месте. Передай на крейсер «Регул» и большой транспорт «Странник», чтобы тоже оставались на месте. Свяжись со второй экспедицией и узнай, как у них прошла портация. Я в верхний ангар. Осмотрюсь и потом доложу о нашем местонахождении. Затем решим, куда направиться.

— Да, господин Ан-Менсоро! — пришло подтверждение от капитана «Траст».

Развернувшись, Ан-Менсоро направился к выходу из зала управления.

Быстро шагая по коридору, ещё задолго до подхода к каюте реаниматора Елены Физиковой, он увидел её, стоящую в коридоре перед дверью своей каюты.

***

У нескольких техников георов, при монтаже девятого портала, появились симптомы непонятной болезни, нисколько непохожей на те галлюцинации, которые некогда были у техников при монтаже восьмого портала — георы девятой станции, находясь в пространстве, вдруг теряли ориентацию и начинали удаляться от портала куда попало. Реаниматоры девятой станции оказались бессильны в лечении этой болезни. Возникшую проблему, неожиданно решила Елена Физикова, которая сказала, что с подобной болезнью у георов она уже сталкивалась, когда работала реаниматором на круизном лайнере. Эта болезнь появляется в пространстве у георов, если при их человеческой жизни у них были нарушения с работой вестибулярного аппарата и единственным лечением этой болезни является удаление геора из пространства. Как только девятый портал заработал, проблемные техники были отправлены на Норе. Чтобы с ними по пути ничего не случилось, их сопровождал реаниматор девятой станции. На освободившееся место реаниматора, попросился у командира станции реаниматор с транспорта «Траст», который не имел желания отправляться с транспортом в другую галактику. Тогда Ан-Менсоро предложил капитану «Траст» на должность реаниматора транспорта Елену Физикову. Под впечатлением способностей Елены, капитан охотно дал своё согласие, даже выполнив просьбу Ан-Менсоро, не сообщать об этом на Норе. Так Елена Физикова стала членом экипажа транспорта «Траст» и заняла каюту реаниматора транспорта, переселившись туда из каюты Ан-Менсоро. С одной стороны Ан-Менсоро был доволен, что Елена приобрела некоторую легальность; с другой — ему всё же было грустно, так как он уже привык, что Елена находилась рядом с ним, хотя он никогда никаких намерений сексуального характера к ней не проявлял даже в мыслях, она стала ему будто дочерью, а не кем-то другим.

***

Ан-Менсоро заторопился и подойдя к Елене, остановился и тронул её за локоть. Она повернулась к нему — в её глазах был явный испуг

— Что произошло? Почему ты не в каюте? — с тревогой поинтересовался Ан-Менсоро. — Это может быть опасно при перемещении по квантовому туннелю на большое расстояние.

— Т-т-там, кто-то есть. Я испугалась, — едва слышно произнесла Елена.

— Кто-то из экипажа? —Ан-Менсоро поднял брови в удивлении.

— Не знаю! — Елена покрутила головой. — Он… Он… перемещается неслышно. Мне страшно, — она прижала руки к груди.

Состроив гримасу озабоченности, Ан-Менсоро шагнул к двери и ткнул ладонью в пластинку идентификации — дверь осталась на месте. Он поелозил ладонью по пластинке, но дверь каюты так и не открылась.

— Что за ерунда? — невольно вырвалось у него и Ан-Менсоро хлопнул ладонью по верхнему карману своей куртки. — Капитана Мартова! — достаточно громко произнёс он.

— Здесь капитан Мартов, — донёсся голос от верхнего кармана куртки Ан-Менсоро.

— Почему дверь каюты реаниматора заблокирована? — недовольным голосом произнёс астрофизик.

— Она не заблокирована, — раздался через несколько мгновений голос капитана.

— Но она не открывается, — возмутился Ан-Менсоро. — Реаниматор утверждает, что в каюте кто-то находится и возможно это он заблокировал дверь.

— Ждите! Сейчас подойдёт техник.

— Некогда мне ждать. Пусть разберётся и доложит. Мы будем в верхнем ангаре.

Отвернувшись от двери, Ан-Менсоро взял Елену за локоть и подтолкнул в сторону от двери каюты.

— Пойдём в верхний ангар. Побудешь со мной. Попытаемся осмотреться, чтобы понять, где мы находимся и куда нам двигаться дальше?

Ничего не сказав, Елена повернулась и пошла рядом с астрофизиком, который продолжал поддерживать её за локоть.

***

Поднявшись в верхний ангар, Ан-Менсоро усадил Елену за рабочий стол телескопа, а сам начал работать с ним стоя. Дождавшись, когда телескоп выйдет наружу и голограмма от него развернётся на весь ангар, настроив телескоп на обзор близлежащего пространства, смотря в голограмму, он начал вращать телескоп.

Как и было намечено ещё на девятой станции портации, портал выбросил все корабли достаточно далеко от выбранной планетной системы, перпендикулярно её эклиптике и планетная система с этого расстояния в голограмме телескопа просматривалась во всём своём величии. Звезда планетной системы была жёлто-оранжевой и потому не слишком яркой, что говорило ещё о её молодости. Все двенадцать планет, водящих вокруг неё хоровод, были видны. Удивительным образом планеты были разделены на две части: шесть из них были каменными и шесть газовыми гигантами, причём самой большой планетой была седьмая, которая виднелась огромным светло-коричневым кругом, вокруг которого просматривались несколько больших спутников. Выбранная для колонизации планета была третьей от звезды, яркой бело-синей, с хорошо видимым мощным атмосферным слоем вокруг неё. Атмосфера также просматривалась, и на четвёртой, и пятой планетах. С энергично работающим своим синтезированным сердцем, Ан-Менсоро всматривался в голограмму, пытаясь увидеть объекты искусственного происхождения в этой планетной системе, и если бы они увиделись, то его репутация, как авторитетнейшего астрофизика цивилизации, несомненно скатилась бы до самых низов и что нужно тогда делать, пришедшей сюда экспедиции, было бы совершенно непонятно, так как возможности возврата на Норе были очень призрачные и ещё более призрачным был бы успех в противостоянии с местной цивилизаций, имея лишь один военный корабль. Но никаких тревожных откликов от объектов искусственного происхождения в голограмме не отображалось и работа сердца астрофизика постепенно нормализовалась. Большой транспорт «Странник» и крейсер «Регул» висели неподалёку от «Траст», не проявляя никакой активности. Никаких объектов естественного происхождения, как то, комет и астероидов, ни находящихся поблизости, ни двигающихся в сторону кораблей экспедиции, тоже не наблюдалось.

Определив вектор пути на третью планету этой планетной системы, Ан-Менсоро погасил голограмму, опустил телескоп и шагнув к Елене, всё время молча наблюдавшей за его манипуляциями с голограммой, вытянул руку в сторону выхода из ангара.

— Я определился! Пойдём отсюда!

— Что ты увидел? — поинтересовалась Елена, вставая.

— Портал нас выбросил туда, куда и было намечено. Ничего тревожного вокруг не наблюдается. Экспедиция направляется к выбранной для колонизации планете, — доложил Ан-Менсоро о результате своего обзора пространства, опуская руку. — Пойдём узнаем, что за приведение оказалось в твоей каюте? Может быть не стоило нам расселяться? И тебе было бы спокойнее и мне не тревожно за тебя?

— Я не один раз слышала шушуканье экипажа транспорта, что я твоя любовница, — достаточно эмоционально заговорила Елена. — Хотя это не соответствует действительности, мы оба свободны от семейных уз, но мне неприятно это прозвище. Я хочу быть независимой во всём, от кого бы то ни было. Такой же, как и до встречи с тобой.

— Что ж! — Ан-Менсоро дёрнул плечами. — Это твоё право.

Отвернувшись от Елены, он направился к выходу. Хмыкнув, Елена, теперь уже не поддерживаемая Ан-Менсоро, заторопилась за ним.

***

Когда они подошли к каюте Елены, её дверь была открыта, но перед входом никого не было. Придержав Елену за локоть, первым в дверной проём вошёл Ан-Менсоро и тут же увидел техника, который держа в руке какой-то предмет, ходил по каюте, водя предметом перед собой. Видимо услышав шаги, техник остановился и повернул голову в сторону входа. Он был человеком.

Техник был молод, достаточно высок, строен, тёмноволос и темноглаз, с явной биоэпиляцией волос на лице и вполне красив. Увидев вошедших, он широко улыбнулся. Краем глаза Ан-Менсоро заметил, что Елена улыбнулась ему в ответ.

— Что? — Ан-Менсоро подтвердил свой вопрос взмахом подбородка.

Техник развернулся и состроив непонятную гримасу, молча пожал плечами.

— Что у тебя в руке? — задал Ан-Менсоро более конкретный вопрос.

— Биосканер. Но никаких биополей в каюте он не находит, — он вытянул руку со сканером в сторону Ан-Менсоро. — Ваши биополя он превосходно видит: одно биополе геора, второе — человека.

Ан-Менсоро бросил взгляд в сторону Елены — она стояла справа от него.

— А ты не пробовал искать в диапазоне энергий? — Ан-Менсоро опять взмахнул подбородком.

— Нет! — техник мотнул головой.

— Так поищи, чёрт… — Ан-Менсоро остановил озвучивание нелестного эпитета своих древних предков.

Развернув прибор к себе, техник поводил по нему пальцем и опять направил его в сторону Ан-Менсоро.

— Господин Ан-Менсоро! Вы классифицируетесь, как сгусток энергии третьего уровня, — заговорил он с усмешкой на губах. — Госпожа реаниматор — как сгусток первого уровня.

— Ищи в каюте! — с негодованием произнёс Ан-Менсоро, взмахнув перед собой рукой, будто отмахиваясь от техника.

Развернувшись, техник возобновил хождение по каюте. Стоя перед входом, Ан-Менсоро и Елена молча наблюдали за ним.

Походив по каюте, техник остановился напротив Ан-Менсоро и опустив руку со сканером, молча покрутил головой.

— Странно! — Ан-Менсоро повернул голову в сторону Елены. — Может тебе показалось, что в каюте кто-то есть? Что ты делала в то время, когда что-то почувствовала?

— Смотрела голофильм, — Елена повела головой в сторону стола. — У меня время отдыха.

Повернув голову в том направлении, Ан-Менсоро увидел лежащий на столе видеоголограф и негромко хмыкнул.

— А как ты открыл дверь каюты? У тебя есть доступ? — поинтересовался он у техника.

— Отодвинул дверь в сторону. К ней нет энергии, — ответил техник.

Ан-Менсоро тут же развернулся и шагнув к двери, попытался вытянуть её из стены, она без проблем вышла. Толкнув её назад в стену, он опять развернулся в сторону техника.

— Она теперь так и будет не работать? — с явным недовольством произнёс Ан-Менсоро.

— Сейчас посмотрю!

Техник шагнул в сторону и обойдя астрофизика, вышел в коридор и куда-то направился. Елена пошла за ним. Ан-Менсоро начал ходить по каюте, крутя головой, будто пытаясь что-то найти.

Прошло недолгое время и раздавшийся тихий свист заставил его повернуть голову — дверь каюты была закрыта.

Через некоторое время. Дверь каюты открылась и внутрь вошли улыбающиеся Елена и техник. Определённо, они были довольны.

— Что? — процедил Ан-Менсоро, смотря на техника.

— На панели выключателей, один выключатель был выключен, — техник дёрнул плечами.

— И кто его выключил? — Ан-Менсоро взмахнул подбородком.

Состроив гримасу недоумения, техник пожал плечами.

— А кто имеет доступ к этой панели? — поинтересовался Ан-Менсоро.

— Все, кто знает, как её открыть, — техник опять пожал плечами.

— Ты теперь знаешь? Сможешь сама включить? — поинтересовался Ан-Менсоро, переведя взгляд на Елену.

Елена молча покивала головой. Ан-Менсоро опять повернул голову в сторону техника.

— Тебя как звать? — поинтересовался он.

— Владимир Грачёв.

— Благодарю, Владимир! Свободен!

Ничего больше не сказав, техник развернулся и вышел из каюты.

Дождавшись, когда за ним закроется дверь, Ан-Менсоро повернулся в сторону Елены.

— Даже не знаю, что и сказать, — он поднял плечи. — Я не могу не верить тебе, — он покрутил головой. — Если у тебя появились проблемы, можешь опять перейти в мою каюту.

— Нет у меня проблем, — состроив гримасу досады, Елена медленно покрутила головой и подойдя к дивану, села. — Я останусь у себя. У меня ещё есть время отдыха и я хочу отдохнуть.

— Как знаешь!

Дёрнув плечами, Ан-Менсоро подошёл к двери, ткнул рукой в пластинку идентификации, и дождавшись, когда дверь скользнёт в стену, вышел в коридор и направился в зал управления, чтобы сообщить капитану вектор пути к выбранной для колонизации планете и что путь к ней свободен, по пути пытаясь осознать произошедшее с Еленой событие: не верить ей он не мог, но и не верить технику, ничего не нашедшего в её каюте, у него тоже оснований не было.

***

Войдя в зал управления, Ан-Менсоро уселся в своё кресло, окинул долгим взглядом экран сканера пространного обзора, на котором продолжало отображаться звёздное великолепие и не найдя на нём никаких изменений, лишь затем перевёл взгляд на кресло вахтенного офицера.

— Вахтенный! Путь свободен. К третьей планете. Свяжись с капитанами «Регул» и «Странник», пусть следуют за «Траст» — придерживаясь традиции, не кричать в зале управления, негромко произнёс астрофизик.

— Да господин Ан-Менсоро! — пришло подтверждение от вахтенного офицера, обязанности которого сейчас исполнял капитан Мартов и тут же над пультом управления повисли две голограммы с отображением капитанов большого транспорта «Странник» и крейсера «Регул». — За мной! — раздалась короткая фраза капитана «Траст» и через несколько мгновений звёзды на экране сканера пространственного обзора зала управления «Траст» приобрели заметный динамизм.

Голограммы с отображением капитанов погасли, но тут же вспыхнула ещё одна с отображением в ней одного из вахтенных офицеров экипажа «Траст», Николая Сомова.

— Гард капитан! — заговорил офицер. — Такое впечатление, что у меня в каюте находится кто-то невидимый.

Лицо Ан-Менсоро невольно вытянулось в тревоге.

— Может тебе спросонку что-то показалось? — с явной насмешкой произнёс капитан Мартов.

— Я не сплю, — офицер в голограмме покрутил головой. — Два раза меня будто обдало холодным ветром.

— К двери не подходи! Из каюты не выходи! — уже не придерживаясь традиции, достаточно громким голосом заговорил Ан-Менсоро. — Капитан! Срочно к его каюте Грачёва с анализатором.

— Грачёв! — раздался голос капитана.

— Да, гард капитан! — тут же пришло подтверждение от техника.

— К четырнадцатой каюте с анализатором. Там тоже, что и в пятнадцатой.

— Да, гард капитан! Только что мимо прошёл, — раздался будто недовольный голос техника и в зале управления наступила тишина.

«Чёрт возьми! Что происходит? — замелькали у Ан-Менсоро тревожные мысли. — Что это за наваждения? Они идут извне или как-то генерируются внутри корабля. Если капитаны других кораблей молчат, значит у них этих наваждений нет. «Траст» долго находился на восьмой станции, где некогда были гроты. Может это какое-то поле от них осталось? И как его нейтрализовать? А что если это последствия долгой портации? Но почему их прежде не было? — он невольно поднял плечи. — Или в этом пространстве тоже есть бестелесный разум, который проник в корабль? И что теперь? Возвращаться? Сколько здесь этих бестелесных разумов? Может удастся как-то договориться с ними? Как войти с ними в контакт? Походить по кораблю и поискать их?»

— Вахтенный! — невольно громко произнёс Ан-Менсоро.

— Да, господин Ан-Менсоро, — тут же пришёл ответ от капитана Мартова.

— Сообщишь, как только транспорт войдёт в планетную систему или появится какая-то угроза. Я пройдусь по транспорту, — поднявшись и развернувшись, Ан-Менсоро шагнул к выходу из зала управления.

— Да, господин Ан-Менсоро, — догнало его подтверждение от капитана «Траст».

***

Выйдя в коридор, Ан-Менсоро быстрым шагом направился к четырнадцатой каюте.

Дверь каюты оказалась закрытой. Ан-Менсоро ткнул рукой в пластинку идентификации — дверь осталась на месте. Тогда он поелозил ладонью по пластинке — никакого результата это не возымело.

«Чёрт возьми! Неужели тоже нет энергии? — мелькнула у Ан-Менсоро тревожная мысль. — Какую следующую выходку можно ждать от этих невидимых разумов? Так и весь корабль они могут оставить без энергии».

Механически вплотную шагнув к двери, астрофизик упёрся в неё руками, пытаясь толкнуть в сторону, но дверь даже не шелохнулась. Он повторил несколько раз попытку вручную открыть дверь, но его действия результата не возымели, дверь осталась на месте. Состроив гримасу недоумения, Ан-Менсоро постучал кулаком в дверь, но и это его действие не возымело результата — дверь так и не открылась. Он механически стукнул рукой по верхнему карману куртки.

— Грачёва! — Громко произнёс он.

Прошло долгое время, никакого ответа не пришло. Ан-Менсоро опять стукнул по верхнему карману куртки.

— Сомова! — приказал он системе связать его с хозяином каюты.

И вновь прошло долгое время и опять никакого ответа не пришло. Ан-Менсоро ещё раз стукнул по верхнему карману куртки.

— Капитана Мартова! — назвал он системе связи следующего абонента.

— Здесь капитан Мартов! — тут же пришло подтверждение.

— Ни Сомов, ни Грачёв на связь не выходят, — быстро заговорил Ан-Менсоро. — Дверь в четырнадцатую каюту не открывается.

— Проклятье! Сейчас пришлю второго техника, — прозвучал от верхнего кармана куртки Ан-Менсоро голос капитана и наступила тишина.

Отступив от двери, без каких-то мыслей, Ан-Менсоро уставился в неё невидящим взглядом.

Техник прибежал очень быстро. Это был человек среднего роста и худощавого, будто болезненного, телосложения. Вместе с ним прибежала и реаниматор Елена Физикова, изрядно удивив Ан-Менсоро своим появлением. Он уже хотел поинтересоваться у Елены, кто её прислал сюда, но вдруг передумал и вытянул руку в сторону двери.

— Не открывается! — негромко произнёс он.

Техник шагнул к двери и ткнул рукой в пластинку идентификации, но дверь осталась на месте. Затем он повторил все те действия по отношению к двери, что проделывал и Ан-Менсоро, но дверь так и не открылась. Тогда техник достал из кармана какой-то блестящий предмет и шагнув к пластинке идентификации, поддел её — дзинькнув, пластинка вылетела из стены и повисла на проводах. Техник ткнул в обратную сторону пластинки блестящим предметом — донеслось громкое шипение и из пластинки брызнул сноп искр.

— Проклятье! — процедил техник.

Видимо сам не ожидая такого развития событий, он отбросил пластинку и она опять повисла на проводах. Дверь дёрнулась.

Ан-Менсоро тут же шагнул к ней и упёршись рукой, попытался двинуть её в сторону, практически без усилий, она скользнула в стену. Ан-Менсоро шагнул внутрь каюты и замер с отвисшей челюстью: техник Грачёв и вахтенный офицер Сомов катались по полу каюты, периодически лупя кулаками друг друга по чём попадя.

— Прекратите! — буквально, рявкнул Ан-Менсоро.

Будто осознав выкрик, техник и вахтенный офицер, разжали руки и резко подпрыгнув, оказались на ногах и сделав шаг друг от друга, повернулись в сторону входной двери. Их лица были разбиты в кровь, которая обильно капала на их одежду и на пол. Оба были высоки, стройны, молоды, по мужски красивы.

— Что, чёрт возьми, происходит? — опять выкрикнул Ан-Менсоро.

Опустив голову, техник и вахтенный офицер, молча достав из кармана биосалфетки, принялись вытирать лица.

— Что между вами произошло? — едва ли не по слогам поинтересовался Ан-Менсоро.

Техник и вахтенный офицер продолжали молчать.

— Грачёв! Ты нашёл то, зачем тебя посылали сюда? — поинтересовался Ан-Менсоро.

Опустив руку с биосалфеткой, техник молча покрутил головой.

— К капитану! Оба! С докладом! Он в зале управления, — произнёс Ан-Менсоро, отступая в сторону, освобождая дверной проём.

Техник и вахтенный офицер направились к выходу. К ним тут же бросилась Елена.

— Отставить! — вдруг так громко рявкнул Ан-Менсоро, что Елена даже вздрогнула и замерла. — Запрещаю оказывать им помощь, — Ан-Менсоро вытянул руку в сторону Елены и взяв за рукав куртки дёрнул к себе. — Сами себя изуродовали, сами пусть и лечат.

— Но я обязана…

— Отставить! — повторил Ан-Менсоро свой приказ реаниматору, перебивая её.

Буквально прошмыгнув в дверной проём, техник и вахтенный офицер быстрым шагом направились в сторону зала управления. Ан-Менсоро повернул голову в сторону оставшегося в каюте второго техника.

— Управление дверью восстановить, пригнать адронов и убрать в каюте, — произнёс он и повернувшись вышел а коридор.

— Что мне делать сейчас? — раздался у него за спиной голос Елены.

— Выполнять свои обязанности, — произнёс Ан-Менсоро и сделав шаг по коридору, вдруг остановился и развернулся в сторону Елены. — Уверен, в произошедшем инциденте твоя вина, — произнёс он, вытянув губы в усмешке.

— Я-я-я! — Елена подняла брови в удивлении. — Но меня даже не было здесь, — возмутилась она.

— Ты теперь здесь везде, — негромко произнёс Ан-Менсоро и повернувшись, продолжил путь по коридору.

Едва он сделал по коридору несколько шагов, как голос капитана от верхнего кармана куртки заставил его остановиться.

— Господин Ан-Менсоро!

— Да!

— Что произошло? Зачем вы направили их ко мне?

— Они банально подрались. Они должны быть наказаны.

— Просто подрались? Из-за чего? Это впервые произошло за годы моей службы в космофлоте, чтобы члены экипажа подрались беспричинно. Может это нечто на них повлияло? Это тревожит.

— Подозреваю, что не нечто на них повлияло, а некто. А никакого нечто, скорее всего, на корабле нет. Выдумки! Я подумаю, как наказать это некто, а ты накажи их. И как можно строже! — повышенным голосом произнёс Ан-Менсоро последнюю фразу.

— Даже не представляю, как я их могу здесь наказать. Две вахты подряд не могу заставить стоять — это может быть чревато. Коридоры драят адроны. Вместо них?

— Отложи наказание до высадки на планету. Уверен, там для них работы будет столько, что они будут вздрагивать при воспоминании о своей драке.

— Да, господин Ан-Менсоро!

Глубоко и протяжно вздохнув, астрофизик продолжил свой путь по коридору…

Долгое хождение Ан-Менсоро по коридорам транспорта ничего не дало — никаких полей он не почувствовал и в конце концов пришёл к озвученному капитану Мартову своему выводу: эти нечто, плод воображения, как Елены Физиковой, так и вахтенного офицера Сомова, но причину этого их воображения всё же нужно будет установить...

Когда Ан-Менсоро вернулся в зал управления, планетная система, к какой приближался эскорт кораблей, заметно увеличилась в размере. Никаких красных отметок от объектов искусственного происхождения на экране не отображалось, говоря о том, что если в этой планетной системе и есть какой-то разум, то находился он на достаточно низкой ступени своего развития, что успокаивало Ан-Менсоро.

— Связь со второй экспедицией была? — поинтересовался он, садясь в своё кресло, направляя свой вопрос в адрес капитана Мартова.

— Была! — заговорил Мартов. — Ничего тревожного в своём пространстве она не увидела и тоже направилась к своей планетной системе. Но связь с экспедицией неустойчива, с большими помехами. Что-то находится между нами.

— Скорее всего какая-то нестабильная звезда, выбрасывает в пространство большие потоки своего излучения, — поморщившись, произнёс Ан-Менсоро.

Он досадливо поморщился от того, что не позаботился о том, чтобы узнать чистоту пространства между двумя экспедициями ещё на девятой станции, хотя, насколько помнил, никаких нестабильных звёзд в пространстве между двумя выбранными планетными системами не наблюдал.

— Я к себе, — Ан-Менсоро поднялся. — Попытаюсь определить, что может мешать связи между экспедициями. Сколько идти до планеты?

— На этой скорости около двух стандартных суток, — пояснил капитан. — Помех нет. Может увеличить скорость?

— Нет! Они могут появиться внезапно. Будь внимателен. Да и высокая скорость будет мешать работе телескопа.

— Мы до сих пор не дали название, ни звезде этой планетной системы, ни планете, к которой направляемся. Вы не находите, что это наше упущение? — каким-то весёлым голосом произнёс Мартов.

— Возможно! — Ан-Менсоро покивал головой, вдруг осознав правоту капитана. — Если ты об этом заговорил, то хотя бы своей вахтой подумайте над этим упущением. Посоветуйся с экипажем по громкой связи.

— Да, господин Ан-Менсоро! — донёсся явно оживлённый вздох капитана транспорта.

***

Подняв телескоп и наведя его в сторону планетной системы, куда портировалась вторая экспедиция, Ан-Менсоро вдруг увидел, что между двумя пространствами, действительно, наблюдается какая-то вуаль, хотя та планетная система через вуаль вполне сносно просматривалась: всё же тридцать световых лет для этого телескопа не было не непреодолимым расстоянием. Но вуаль, несомненно, могла препятствовать нормальной связи между экспедициями.

При более внимательном изучении вуали, Ан-Менсоро вдруг встревожился, так как вуаль, хотя была узкой, но простиралась на тысячи световых лет и как бы извне вклинивалась в галактику «Ат Ланта», чего он прежде не наблюдал, хотя такого огромного образования не заметить с девятой станции было невозможно. Это было непонятной проблемой, которая тревожила.

Он переориентировал телескоп на взаимодействующие галактики «Млечный путь» и «Андромеда» и с тревогой увидел, что странная вуаль идёт как бы с их стороны.

«Чёрт возьми! — синтезированное сердце Ан-Менсоро заработало с усиленной энергией. — Неужели джет от той нейтронной звезды дошёл до «Ат Ланты»? — его лицо вытянулось в недоумении. — Это невозможно. С момента коллапса звезды ещё не прошло пятьдесят миллионов лет. Откуда же тогда эта вуаль?»

Он принялся манипулировать настройками телескопа и вскоре в голограмме, висящей в верхнем ангаре отображались те три проблемные звёзды галактики «Млечный путь». Было превосходно видно, что они были ещё непроколлапсировавшими.

«А если это гроты начали свои манипуляции с энергией внутреннего мира? — появилась у него следующая мысль. — Чёрт возьми! Как их остановить? Неужели тридцать миллионов световых лет для них не расстояние для своих манипуляций с энергией внутреннего мира? И что теперь? Искать галактику на другом краю Вселенной?»

Со всё той же гримасой недоумения, Ан-Менсоро опустил телескоп и опять направился в зал управления.

***

Вернувшись в зал управления и усевшись в своё кресло, Ан-Менсоро окинул экран сканера пространственного обзора внимательным взглядом и по-прежнему не увидев в нём никаких тревожных признаков, могущих препятствовать движению экспедиции в сторону выбранной планеты, повернул голову в сторону кресла вахтенного офицера.

— Между двумя планетными системами наблюдается какая-то помеха в виде непонятной вуали, — заговорил он. — Несомненно, это она дестабилизирует связь. Я прежде не видел эту вуаль. У меня даже такой мысли нет, что я её просмотрел с девятой станции. Такое впечатление, что она появилась совсем недавно, буквально в последние часы, когда экспедиции уже находились в галактике «Ат Ланта». Будто какой-то высокоразвитый разум решил помешать нашей колонизации, устраивая вначале помехи связи, а затем, возможно, и проявляя элементы агрессии.

— У нас появилась ещё одна проблема, — заговорил капитан Мартов, — нет быстрой связи с Норе. Вообще, идут сплошные помехи.

— Это может быть, — Ан-Менсоро механически покивал головой. — Вуаль идёт из пространства между «Ат Лантой» и «Млечным путём». Чёрт возьми! Что-то там произошло? Свяжись с девятой станцией.

В зале управления раздались негромкие шорохи и вскоре над пультом управления вспыхнула голограмма быстрой связи, в которой отображался младший офицер космического флота, который был геором. Его лицо было явно встревожено. Ан-Менсоро поднялся и шагнул в пространство между двух кресел, стоящих перед пультом управления.

— Здесь начальник экспедиции Ан-Менсоро, — заговорил астрофизик. — У нас нет быстрой связи с Норе. Попытайся связаться с АСОР и узнать причину.

— Быстрая связь с Норе потеряна, — с явной тревогой заговорил младший офицер девятой станции. — Оператор быстрой связи восьмой станции доложил, что у восьмой станции тоже потеряна связь с Норе. Он так же сообщил, что прибывшие несколько стандартных суток назад с Норе на седьмую станцию учёные получили приказ от АСОР: разобраться в работе висящего рядом со станцией устройства. Через некоторое время связь и с седьмой станцией и с Норе была потеряна.

— Чёрт возьми! — процедил Ан-Менсоро. — Отбой связи! — махнув рукой, он вернулся в своё кресло.

Голограмма быстрой связи над пультом управления погасла.

— Господин Ан-Менсоро? Ваше возмущение говорит о том, что вам известна появившаяся проблема со связью? — раздался голос капитана транспорта.

— Теперь понятно, откуда появилась эта странная вуаль, — Ан-Менсоро шумно вздохнул. — Это выброс энергии внутреннего мира. Никакого телескопа от гротов теперь не будет. И кто же это оказался таким любопытным?

— О ком вы, господин Ан-Менсоро? — поинтересовался капитан.

— Возможно, находясь здесь, мы этого никогда не узнаем, — Ан-Менсоро ещё раз шумно вздохнул. — Хотя… Тут и думать нечего — Рафаэль Фарес, — он досадливо поморщился.

— И что теперь? — задал капитан Мартов ещё один вопрос.

— Теперь нужно думать лишь об одном: чтобы на той планете, куда мы идём не было никакого разума.

— Даже стоящего на низкой ступени развития?

— Совсем никакого.

— Я посоветовался с экипажем и мы предлагаем такие названия для звезды и планеты, к которым идём.

— Озвучь!

— Звезда — Юниона; планета — Крия; спутник Крии — Феба.

— Где вы только откопали такие названия? — Ан-Менсоро негромко хмыкнул.

— Нашли в информатории транспорта в легендах древней Земли.

— Что ж, если экипаж решил дать такие названия звезде этой планетной системы и планете, которую мы намерены колонизировать, значит такими они и будут. Можешь эти названия и записать в информаторий транспорта, чтобы они так и отображались на экране сканера пространственного обзора.

— Да, господин Ан-Менсоро!

2

Никаких препятствий искусственного происхождения по пути к Крии кораблям землян не встретилось, что успокоило Ан-Менсоро и ещё больше укрепило его уверенность в том, что он правильно выбрал планету для колонизации и к концу вторых стандартных суток после портации эскорт из двух транспортов и крейсера достиг выбранной планеты и начал ходить по её орбитам, пытаясь найти подходящую территорию для посадки.

Никакой невидимый дух больше не беспокоил экипаж транспорта, что тоже укрепило уверенность Ан-Менсоро в правильности своего решения о колонизации этой планеты.

Планета имела четыре материка, которые почти равномерно были разбросаны по её поверхности и большое количество разновеликих островов, на одном из которых даже дымился вулкан. Суша и океаны делили поверхность планеты, практически, пополам. Достаточно мощная атмосфера планеты, в которой содержалось почти тридцать процентов кислорода, даже вызвала у Ан-Менсоро некоторую досаду от того, что окислительные процессы в атмосфере Крии идут достаточно интенсивно. Насколько удалось экипажу транспорта «Странник» измерить с орбиты водные океаны, они были очень глубоки и биосканеры транспорта определяли в них достаточно большие биополя, несомненно принадлежащие животным немалых размеров. Отмечали биосканеры и большие биополя на материках, но принадлежали эти биополя животным или гуманоидам, с орбиты определить было невозможно, потому что растущие на материках деревья их надёжно укрывали своей густой листвой. Все материки были изрезаны большим количеством рек, текущих в разных направлениях, и содержали немалое количество озёр, рядом с которыми были обширные луга и даже с орбиты, по которой ходил «Траст», на этих лугах отчётливо просматривались пасущиеся на них животные.

Большие горные массивы оказались лишь на двух материках и потому экипажи транспортов уделили им большее внимание, надеясь найти в их предгорье большое плато, для посадки кораблей. Но как экипажи ни высматривали, одного большого плато найти не удалось и потому, капитаны кораблей и два начальника экспедиции: Ан-Менсоро на «Траст» и Ли-Шах на «Страннике», посовещавшись через голограммы, решили посадить транспорт «Траст» и крейсер «Регул» на одном плато, а большой транспорт «Странник» на другом, большей площади, находящимся почти в трёхстах километрах от первого.

Никакой разведывательной миссии по обследованию территории планеты экипажам транспортов «Траст» и «Странник» в этот день не планировалось и потому никаких защитных периметров вокруг кораблей сооружать не предусматривалось. Капитану крейсера, начальником колониальной экспедиции Ли-Шахом было приказано посадку пока не совершать, а находясь на орбите, следить за пространством вокруг планеты и вовремя реагировать на могущие возникать опасности.

После посадки «Траст», Ан-Менсоро сразу же поднял телескоп и принялся обозревать планетную систему: в месте посадки уже наступил вечер; Юниона ушла за горизонт; никакой облачности над этой территорией не было, воздух был чист и прозрачен; плато находилось достаточно высоко над уровнем океана и пространство просматривалось превосходно.

Пока Ан-Менсоро обозревал планеты этой планетной системы, надеясь увидеть то, чего он не увидел, когда «Траст» находился в пространстве, наступила ночь и над этой территорией проявился завораживающий своим великолепием звёздный купол. Восхищённый звёздным великолепием, Ан-Менсоро даже предложил всему экипажу транспорта подняться через верхний ангар на корпус транспорта и воочию полюбоваться великолепными звёздами, потому что такого великолепия в «Млечном пути» увидеть было невозможно. Все пятнадцать членов экипажа вняли его предложению и поднялись на корпус. Донеслись возгласы восхищения. Елена Физикова даже схватила Ан-Менсоро за предплечье и прижалась к нему. Астрофизик стоял не шевелясь, отчётливо ощущая трепет её человеческого тела.

Звёздный купол, действительно, был великолепен. Огромные звёзды, казалось, были столь близки, что вытяни руку и непременно коснёшься некоторых их них. Один из звёздных рукавов мощным широким потоком звёздной реки шел через середину небосвода. В некоторых местах звёздная река имела чёрные разновеликие провалы, которые были ничем иным, как мощными газово-пылевыми облаками. Второй звёздный рукав, круто изгибаясь, шёл по краю небосвода. Он был не столь великолепен, как первый, но в нём отчётливо просматривалось звёздное разноцветье, будто какой-то художник макая свою кисть в разные цвета палитры красок, поставил ею великолепные разноцветные точки в этой звёздной реке. Наблюдалось несколько ярких больших звёзд и в пространстве между галактических рукавов и одна из них даже особенно интенсивно подмигивала, будто приветствуя смотрящих на неё новых жителей галактики.

— Я вижу несколько больших красных звёзд в малом рукаве, — раздался рядом с Ан-Менсоро негромкий голос, по которому он узнал капитана Мартова. — Они ведь могут проколлапсировать и представлять угрозу для нашей колонии на этой планете.

— Насколько мне удалось установить, ­— заговорил Ан-Менсоро, несколько отстраняясь от Елены, — ни одного красного гиганта ближе тысячи световых лет от Крии нет. Это достаточно большое расстояние, чтобы их коллапс опасно угрожал нашей колонии.

— Но ведь Норе сейчас угрожает одна из проколлапсировавших звёзд «Млечного пути», хотя, насколько я знаю, она расположена в полутора тысячах световых лет от Норе, — привёл веский аргумент опасности коллапса капитан транспорта.

— Там несколько другая ситуация: проколлапсировавшая звёзда находится под мощным влиянием на неё чёрной дыры, которая служит как бы усилителем её излучения. Надеюсь, что здесь такого усилителя нет, — попытался успокоить капитана Ан-Менсоро.

— А в ваш телескоп, господин Ан-Менсоро, можно увидеть отсюда Норе? Купол защитил город? — поинтересовался Мартов.

— Можно! — Ан-Менсоро широко улыбнулся. — Только Норе мы увидим такой, какой она была сорок семь миллионов лет назад, как и защитил купол город или нет мы тоже узнаем через сорок семь миллионов лет.

— Странно! Почему? — в голосе капитана послышалось удивление.

— Потому что свет от Норе до Крии идёт сорок семь миллионов лет.

— А разве ваш телескоп не может ускорять свет, как быстрая связь ускоряет волну связи?

— Принципы работы быстрой связи и телескопа совсем разные, — Ан-Менсоро глубоко вздохнул. — Можно сказать: телескоп работает в реальном времени прошлого; тогда, как быстрая связь — в реальном времени настоящего. Возможно телескоп, построенный по технологии гротов и мог бы работать по принципу быстрой связи, но этого мы никогда не узнаем. Хотя… — он негромко хмыкнул, — всё может быть. Пора отдыхать!

— Но по стандартному времени сейчас середина дня, — с явной усмешкой произнёс Мартов.

— Если мы пришли сюда навсегда, то и жить теперь нужно по местному времени. Отдых! Вывести на терминалы кают окружающую транспорт территорию, чтобы экипаж мог ориентироваться в местном времени и привыкать к нему, — Ан-Менсоро полностью отстранил от себя Елену. — С наступлением местного утра я и реаниматор отправимся к «Страннику», чтобы с начальником колонии скоординировать наши дальнейшие действия. Экипаж «Траста» занимается обследованием территории вокруг транспорта.

— Вы забираете у нас реаниматора? — в голосе капитана послышалось недовольство. — А если с кем-то, что-то случится?

— Обследуйте местность не выходя из глайдера. И держитесь повыше от деревьев, неизвестно, что из их крон может вылететь. Никаких местных, ни животных, ни птиц, да и вообще никого, не убивать и даже не тревожить без необходимости. Запрещаю!

— Да, господин Ан-Менсоро! — капитан отвернулся от астрофизика. — Второй вахте в зал управления. Остальным отдых, — громко произнёс он.

Глубоко и протяжно вздыхая, члены экипажа направились в сторону люка, подсвеченного неяркими зелёными огнями. Спать, однозначно, никто не хотел. Астрофизик вернулся в верхний ангар последним и задраив люк, через который экипаж поднимался любоваться звёздами, направился в свою каюту на отдых.

Уставший от проведённого в напряжении дня, Ан-Менсоро уснул сразу же, как только его голова коснулась подушки.

***

Ан-Менсоро проснулся едва над плато забрезжил рассвет, как он и запланировал это для себя. Что наступило ранее утро он узнал по экрану терминала, который висел у него в каюте и на котором отображалась территория вокруг транспорта. Снаружи было безоблачно, но скорее всего местное солнце ещё не взошло, лишь обозначив своё появление засветкой горизонта. Если можно было верить отображаемой на терминале температуре, то снаружи было около десяти стандартных градусов тепла. Определённо, воздух над плато был свеж и прохладен.

Сделав несколько гимнастических упражнений, Ан-Менсоро направился в санационную и приведя себя в порядок, вернулся в каюту, выпил две баночки энергетика и одевшись, хлопнул по верхнему карману своей куртки.

— Елена! — негромко произнёс он.

Прошло некоторое время, но никакого ответа не пришло.

— Елена! — уже громче произнёс он.

И опять никакого ответа он не услышал.

— Реаниматор Физикова! — уже едва не рявкнул он.

— Здесь Физикова! — наконец услышал он подтверждение от Елены.

— Приведи себя в порядок и позавтракай. Я жду тебя в нижнем ангаре у малого глайдера.

— Да, господин Ан-Менсоро! — пришло едва слышимое подтверждение от Елены.

Состроив гримасу досады, Ан-Менсоро направился к выходу из каюты.

Дойдя до зала управления и увидев его открытую дверь, он вошёл внутрь и подойдя к креслу вахтенного офицера заглянул в него — вахту нёс капитан Мартов.

— Даже не представлял, что вы выполните поставленную себе задачу, — первым заговорил капитан, не поворачивая головы, видимо почувствовав, что в каюту вошёл именно Ан-Менсоро. — Ведь сейчас ночь стандартного времени. Значит, экипажу тоже пора устроить подъём.

— Разрешаю ещё час сна, — Ан-Менсоро выпрямился. — Но затем экипаж должен заняться обследованием территории. Внимательно изучите местность. Возможно найдёте хорошую территорию для возведения поселения: какая-то возвышенность без леса, рядом река, луг и лес с не слишком свирепой фауной.

— Но экспедиция неподалеку от посадки «Странника» тоже будет искать хорошую территорию, — с удивлением в голосе произнёс Мартов.

— Возможно вы найдёте лучшую. Почему бы не построить сразу два поселения. Мы ведь пришли сюда навсегда и чем больше построим поселений, тем быстрее цивилизация землян переселится на Крию, — высказал свои аргументы Ан-Менсоро. — Ночью какие-то животные подходили к транспорту?

— Я только заступил на вахту и никого не видел, — Мартов мотнул головой. — Но ночная вахта сказала, что какие-то животные бегали по плато. Но я запретил включать прожектора, чтобы не пугать их и потому, по словам вахтенных, рассмотреть животных толком не удалось. Средних размеров, лохматые, — он дёрнул плечами.

— Это уже хорошо, что здесь есть животные. Значит планета живёт, развивается, — Ан-Менсоро широко улыбнулся. — Откроешь люк нижнего ангара. Закрывать его днём или нет, решай сам. Но трап опущенным оставлять нежелательно. «Странник» выходил на связь?

— Нет! Может самим поинтересоваться у них?

— Он на триста километров дальше по ходу местного солнца и скорее всего там ещё ночь. Не свяжется через час, тогда свяжись сам и доложи, что я направился к ним, чтобы ненароком не подстрелили.

— Вы вернётесь сегодня?

— Намереваюсь! — состроив гримасу, астрофизик покивал головой. — Хотя… — он поднял одно плечо. — Будет видно.

Развернувшись, Ан-Менсоро направился к выходу.

Когда он спустился в нижний ангар и подошёл к малому глайдеру, около него, ежась, стояли Елена и к его удивлению, техник Владимир Грачёв.

— Проблема! — Ан-Менсоро перевёл взгляд с Елены на техника и обратно.

— Мне кажется, что за мной кто-то периодически ходит, — заговорила Елена, передёрнув плечами. — Я обратилась к Владимиру, чтобы он некоторое время сопровождал меня со своим сканером. Возможно удастся в конце концов увидеть, кто это.

— И как? Увидел? — переведя взгляд на техника, Ан-Менсоро взмахнул подбородком.

Вытянув губы в лёгкой усмешке, Грачёв молча покрутил головой.

— Я могу сам следить за окружающим тебя пространством с помощью этого же сканера, — Ан-Менсоро вытянул руку в сторону сканера, который держал техник.

— Я себя буду чувствовать в безопасности рядом с ним— Елена шагнула вплотную к технику и прижалась к нему спиной.

«Чёрт возьми! Неужели она влюбилась в него? — замелькали у Ан-Менсоро грустные мысли. — И что теперь? Может рассказать ей правду о нас? Но как она отнесётся к ней? Несомненно, это будет для неё потрясением. Да, господин астрофизик, натворил ты дел. Может смириться и оставить их на транспорте? Один схожу к «Страннику».

С гримасой досады, Ан-Менсоро опустил голову и хлопнул рукой по верхнему карману своей куртки.

— Капитана Мартова! — негромко произнёс он.

— Здесь капитан Мартов, — тут же пришло подтверждение.

— Тебе техник Грачёв нужен для твоих сегодняшних мероприятий? — поинтересовался Ан-Менсоро.

— А в чём дело? — в свою очередь поинтересовался капитан.

— Реаниматор Физикова утверждает, что за ней или ходит или наблюдает какой-то дух. Она требует, чтобы техник Грачёв постоянно контролировал пространство вокруг неё с помощью сканера. Я хотел взять её с собой на «Странник», чтобы проверить, её страхи будут её преследовать в пути, но теперь нужно брать с собой двух членов экипажа. Если Грачёв нужен тебе, я оставлю обоих на «Траст».

— Нет! — Елена отстранилась от техника и мотнула головой. — Я боюсь! Я хочу уйти!

— Хорошо, господин Ан-Менсоро. Забирай обоих. Хотя, я намеревался осуществить отложенное наказание для Грачёва, но исполню его когда он вернётся. Возможно и дух уйдёт вместе с ними и на транспорте будет спокойнее, — с явной иронией произнёс капитан.

— Договорились! — Ан-Менсоро посмотрел на Елену, затем на техника, затем повёл подбородком в сторону дверного проёма глайдера. — Прошу! Мы уходим!

Повернувшись, Елена и Грачёв по очереди запрыгнули в салон и сели в соседние кресла.

С досадой, Ан-Менсоро поднялся в летательный аппарат, прошёл к креслу пилота, сел, ткнул пальцем в сенсор опускания двери и дождавшись, когда она закроется, запустил генератор, взялся за рыпп и оторвав глайдер от пола, направил его в сторону открытого люка нижнего ангара транспорта.

***

Когда глайдер дошёл края плато, Ан-Менсоро повернул его и направил по ходу местного солнца, названного экипажем «Траст» Юнионой, которое большим красным кругом уже показалось из-за горизонта и стал виден его путь по небосводу.

Теперь летательный аппарат скользил над макушками деревьев, казалось бесконечного леса. Насколько Ан-Менсоро видел по высотомеру летательного аппарата, деревья были очень высокими, почти до семидесяти метров, с совсем небольшой кроной иссиня-зелёного цвета и если можно было судить по тому, что они стояли недалеко друг от друга, они были очень стройными. Появились птицы, которых над плато почему-то не было. Птицы были большие, чёрного цвета с белой головой, лишённой перьев и большим горбатым клювом, и некоторые из них даже пытались лететь навстречу глайдеру, широко раскрыв клюв, в котором трепетал яркий зелёно-красный язык, видимо пытаясь напугать летящую им навстречу огромную птицу и лишь в последний момент круто взмывали вверх, уходя от столкновения, скорее всего посчитав, что огромная птица не труслива и с ней лучше не конфликтовать.

Ан-Менсоро рассеянным взглядом смотрел через лобовое стекло, не оглядываясь на сидящих позади Елену и техника, но как ни пытался заглушить мысли об их возможной симпатии друг к другу, они упорно противными иглами лезли и лезли из глубин его синтезированного мозга.

«Несомненно, техник красив, как мужчина, достаточно молод и к тому же он человек, — мысленно негодовал он. — Естественно, Елена симпатизирует ему. Но ведь Хе-Физа утверждала, что за свою жизнь не нашла подходящего себе по духу мужчину. Но, возможно, рядом с ней никогда не было такого техника? Чёрт возьми! Нужно найти какую-то информацию о Грачёве. Возможно капитан что-то может рассказать о нём? Может быть удастся найти его какую-то слабую сторону? Только это нужно сделать как-то деликатно, чтобы не вызвать лишних пересуд на транспорте, которых, по словам Елены, и так предостаточно…»

— Господин Ан-Менсоро! — вдруг раздался в тиши салона громкий голос техника, выводя астрофизика из тягостных размышлений.

— Сканер сработал? — с иронией поинтересовался Ан-Менсоро, не оглядываясь.

— Несколько в стороне наблюдается дым над лесом, — пояснил причину своего обращения техник.

— Возможно была гроза и молния попала в дерево, — аргументировал Ан-Менсоро причину появления дыма.

— Мы ведь совсем недалеко ушли от плато и никакой облачности, ни вчера, ни сегодня над этой территорией не было, — возразил аргументам Ан-Менсоро техник.

— Где? Слева, справа? — Ан-Менсоро покрутил головой, смотря по иллюминаторам.

— Слева. Мы уже прошли и я случайно увидел дым, невольно оглянувшись в иллюминатор позади себя.

Ан-Менсоро, насколько мог, повернул голову к задним иллюминаторам салона и увидел лёгкую дымку над макушками деревьев. Был ли это дым или утренний туман, однозначный вывод сделать было нельзя. Глубоко и протяжно вздохнув, он резко отклонил рыпп и летательный аппарат, описав крутую дугу, направился в сторону дымки.

Чем ближе глайдер подходил к дымке, тем Ан-Менсоро всё больше уверовался, что это действительно дым, а не утренний туман.

Вытянув руку в сторону пульта управления, Ан-Менсоро нажал на несколько сенсоров и перед лобовым стеклом вспыхнула голограмма для боевых действий. Ан-Менсоро никаких боевых действий вести не намеревался, но боевой сканер глайдера всегда показывал цели и Ан-Менсоро надеялся, что он сможет пробить кроны деревьев и показать какие-либо объекты под ними. Его надежда оправдалась, голограмма оказалась наполнена большим количеством небольших перемещающихся в ней серых клякс. Но принадлежали эти кляксы животным или кому-то ещё понять было невозможно.

— Сейчас глайдер пройдёт над дымом, — заговорил он, — посмотрите в иллюминаторы. Возможно что-то или кого-то удастся увидеть внизу.

Ан-Менсоро, выглянул из-за спинки кресла — Елена и техник, привстав, уткнулись головами в один иллюминатор. Состроив гримасу досады, Ан-Менсоро отвернулся.

— Слишком густая листва. Ничего невозможно рассмотреть, — раздался голос техника. — Нужно опуститься к самым кронам.

Ничего не ответив, Ан-Менсоро отклонил рыпп от себя и глайдер начал снижаться. Опустив летательный аппарат так низко, что он начал скользить по макушкам деревьев, Ан-Менсоро, начал водить его кругами вокруг идущего из-под деревьев дыма. Елена и техник молчали. Не выдержав, Ан-Менсоро заговорил сам.

— Что внизу? — негромко поинтересовался он, будто громким голосом мог распугать тех, кто находился под кронами деревьев.

— Трудно понять, — опять заговорил техник. — Листва густая. Кто-то мельтешит внизу. Такое впечатление, что дым идёт прямо из почвы. Неподалёку есть поляна. Можно сесть и посмотреть, что это за дым.

— У тебя есть оружие? — поинтересовался Ан-Менсоро.

— Нет! Даже не подумал, что оно может понадобиться, — техник громко хмыкнул.

— И у меня нет. Значит выяснение происхождения дыма откладывается.

— У меня есть. Два раппера, — произнесла Елена.

— И с кем же ты вознамерилась воевать? — с явной насмешкой произнёс Ан-Менсоро.

— Я теперь всегда ношу оружие с собой. Как только увижу, кто преследует меня, сразу его уничтожу, — с явным экстазом произнесла Елена.

— Ну и ну! Тогда нам бояться некого, — со всё той же насмешкой продолжил говорить Ан-Менсоро. — Где поляна?

— Сейчас будет справа, — пояснил техник.

Ан-Менсоро повернул голову в сторону правой части лобового стекла и вскоре увидел достаточно большой прогал среди деревьев и тут же отклонил рыпп, направляя летательный аппарат в сторону этого прогала.

Посадка оказалась очень жёсткой, потому что трава на поляне была очень высокой из-за чего Ан-Менсоро потерял связь с поверхностью планеты и когда трава выползла из-за низа лобового стекла, он вдруг подумал, что глайдер садится в яму и дёрнул рыпп, но вместо того, чтобы пойти вверх, летательный аппарат вдруг провалился вниз и его опоры жёстко ткнулись в поверхность планеты.

За спиной Ан-Менсоро раздались глухой звук и голос техника.

— Проклятье!

С амортизировав, глайдер чуть подпрыгнул и уже затем плотно опустился на свои опоры. Ан-Менсоро выглянул из-за спинки кресла — наклонившись, техник поднимал с пола сканер, который видимо выронил при жёсткой посадке. Елена сидела вжавшись в спинку кресла и в её глазах был явный испуг.

— Сканер цел? — поинтересовался Ан-Менсоро.

— Кажется, да! — процедил техник.

— Просканируй территорию вокруг глайдера, — приказал Ан-Менсоро.

Техник поднялся и приподняв руку со сканером до уровня иллюминаторов, принялся вертеться. Когда сканер оказался направлен в сторону двери, Грачёв остановился и повернул голову в сторону астрофизика.

— В этом направлении, — он ткнул сканером в сторону двери, — регистрируются большие биополя. Десять-двенадцать. Точно сказать невозможно: несколько полей, то исчезают, то появляются.

— Люди, звери? — поинтересовался Ан-Менсоро.

— Даже не знаю, — техник покрутил головой. — какие-то они нестандартные. На Норе я таких биополей не встречал.

— Как они далеко? — задал Ан-Менсоро ещё один вопрос.

— От тридцати, до пятидесяти метров. Из-за их быстрых перемещений точно не определить.

— На поляне очень высокая трава. Надень на голову голокамеру. Она должна быть в ящике за задними креслами. Я открою дверь. Выйдите и попытайтесь подобраться к биополям. Появится опасность, сразу возвращайтесь. Если будет очень большая опасность — отстреливайтесь. Но это в крайнем случае, — проинструктировал техника и Елену астрофизик.

— Да, господин Ан-Менсоро, — с явной неохотой произнёс техник и не оглядываясь вытянул руку в сторону Елены. — Раппер!

Елена поднялась, шагнула к технику и достав из двух карманов куртки по совсем небольшому рапперу, вызвавших у Ан-Менсоро широкую улыбку, один протянула технику. Взяв оружие, техник прошёл в заднюю часть салона и открыв прикреплённый к стенке салона небольшой ящик и что-то достав из него, надел себе на голову и вернулся к двери, но стал не напротив неё, а чуть в стороне, оттолкнув при этом Елену в противоположную от двери сторону.

— Я готов! — негромко произнёс техник.

— Я тоже, — ещё тише сказала Елена и приподняв оружие, направила его на дверь.

Наблюдавший за ними астрофизик, не глядя, ткнул пальцем в один из сенсоров пульта управления и дверь летательного аппарата скользнула вверх и в тот же момент в салон, взвизгнув, влетели две стрелы и воткнулись в спинку кресла, стоявшего напротив дверного проёма. Техник и Елена отпрыгнули от дверного проёма и в салон наискось по дверному проёму вдруг влетел яркий жёлтый сполох и ударившись в заднюю часть салона, рассыпался по стенке фейерверком ярких искр. Ан-Менсоро мгновенно ткнул пальцем в сенсор на пульте управления и дверь, скользнув вниз, закрыла проём.

— Чёрт возьми! — механически произнёс Ан-Менсоро и поднявшись, быстро прошёл в заднюю часть салона и принялся рассматривать чёрное пятно, оставшееся от сполоха. — Ну и ну! — он развернулся. — Это уже большая неприятность, — он погримасничал губами. — Это уже не племя гуманоидов, а продвинутая цивилизация.

— А стрелы? — техник, сунув раппер в карман куртки, вытянул руку в сторону одной из стрел и попытался выдернуть её из кресла, но его усилие не возымело успеха.

— Осторожно с ними. Они могут быть отравлены, — с тревогой произнёс Ан-Менсоро.

Техник тут же убрал руку от стрелы.

— Он здесь! — вдруг едва слышно произнесла Елена и сделав шаг назад упёрлась спиной в стенку салона — в её глазах был настоящий страх.

— Местный гуманоид? — Ан-Менсоро закрутил головой по салону, но никого, кроме землян, в салоне не было. — Тебе показалось, — он дёрнул плечами.

— Тот, кто преследует меня на транспорте, здесь, — продолжила шептать Елена. — Я думала, что избавилась от него, уйдя с транспорта, — из её глаз вдруг выкатились по слезинке и упав на пол салона растеклись по нему тёмными кляксами.

Техник, приподняв сканер, завертелся, водя сканером перед собой.

— Никого! — произнёс он через некоторое время, опуская сканер и повернув голову в сторону Елены, дёрнул плечами.

Ничего не сказав, Ан-Менсоро прошёл к креслу пилота, откинулся на его спинку и прикрыл глаза.

«Кто ты?» — отправил он мысль в никуда на древнем языке своих предков.

«Я грот,» — тут же вошла ему напрямую в мозг чужая мысль, на том же языке.

«Ты следишь за Еленой? Зачем?» — мысленно поинтересовался Ан-Менсоро, на всё том же языке своих древних предков, пытаясь вложить в свою мысль злость.

«Я синтезировал её и мне любопытно её развитие», — тут же вошла ему напрямую в мозг ответная мысль.

«Ты-ы-ы…» — мысль Ан-Менсоро будто заклинило.

«Ты ведь сам просил об этом», — в полученной Ан-Менсоро мысли будто было возмущение.

«Я просил восстановить Хе-Физу, а не синтезировать её человеческий организм из прошлого», — с ещё большим злом отправил Ан-Менсоро мысль в никуда.

«Я её синтезировал из предоставленного тобой информационного поля. Вини в том, что получил, самого себя», — вошедшая напрямую в мозг Ан-Менсоро чужая мысль была настолько колючей, что он невольно передёрнулся.

«Прекрати её преследовать. Ты пугаешь её», — мысленно возмутился Ан-Менсоро.

«Как скажешь!» — вошедшая Ан-Менсоро напрямую в мозг чужая мысль тоже оказалась колючей, заставив его лицо опять исказиться гримасой боли.

«Я нашёл для вас галактику не хуже этой. Оставьте эту нам. Возвращайся в свою!» — отправил Ан-Менсоро следующую злую мысль в никуда.

«Не могу! Я отстал и не ушёл со всеми. Теперь лишь ты можешь помочь мне уйти в мою галактику», — получил Ан-Менсоро изрядно озадачившую его мысль.

«Как я тебе помогу? Сейчас здесь нет портала. И когда появится неизвестно», — мысленно возмутился Ан-Менсоро.

«Ошибаешься землянин…»

Ан-Менсоро дёрнулся от сильного толчка в плечо и если бы не подлокотник, то непременно вылетел бы из кресла. Открыв глаза он ошалело закрутил головой и увидел рядом с собой встревоженное лицо техника.

— Вы уснули, господин Ан-Менсоро!? — толи спросил, толи констатировал состояние астрофизика техник.

— Чёрт возьми! — едва ли не начал кричать Ан-Менсоро выпрямляясь. — Кто тебя просил толкать меня?

— Там… — техник повёл подбородком в сторону лобового стекла.

Повернув голову, Ан-Менсоро вжался в спинку кресла — по лобовому стеклу глайдера расползлась огромная мохнатая морда, толи животного, толи гуманоида с горящими красными глазами. Род существа был открыт, в котором, между двух жёлтых рядов больших треугольных зубов трепетал иссиня-чёрный язык. Существо, несомненно, что-то кричало.

— Кто это? — механически произнёс Ан-Менсоро.

— Откуда мне знать, — заговорил техник, отступая от кресла пилота. — Какие-то местные твари. Тут их… — он повёл рукой по иллюминаторам салона.

Ан-Менсоро покрутил головой, смотря по иллюминаторам — вокруг глайдера прыгали, потрясая зажатыми в руках копьями и луками мохнатые существа, огромного роста и не менее огромной комплекции. Что предметы, которые они держали в руках, называются копья и луки, Ан-Менсоро знал из древней истории первой Земли, которую он с удовольствием изучал по имеющейся в глобальном информатории цивилизации информации. Однозначно, прыгали вокруг глайдера местные гуманоиды. Некоторые из них бросали в глайдер свои копья и посылали стрелы из луков, которые с громким стуком ударялись в корпус летательного аппарата, заставляя лицо Ан-Менсоро искажаться гримасой тревоги.

— Влипли! — негромко произнёс он, переводя взгляд с техника на Елену, которая сидела вжавшись в спинку кресла, вздрагивая от каждого стука.

— Почему влипли? — по лицу техника скользнула гримаса тревоги. — Мы не сможем теперь уйти отсюда? Глайдер повреждён? Нужно связаться с транспортом и приказать капитану, чтобы он поднял транспорт и забрал нас.

— Влипли не потому, что не можем уйти, а потому, что на этой планете уже есть человеческая жизнь и хотя она стоит ещё на низкой ступени своего развития, но мы можем стать препятствием для её естественного пути развития. Это нежелательно. — Ан-Менсоро глубоко и протяжно вздохнул. — А сейчас распугать их, думаю, проблем нет.

Не поворачиваясь, он отщёлкнул на рыппе крышку, закрывающую клавишу ведения огня и нажал на неё — сверкнувший снаружи яркий красный сполох попал в крону стоящего на краю поляны дерева, которое тут же вспыхнуло, будто её листва была из бумаги и вверх взметнулось яркое пламя и повалил густой дым.

Пляшущие вокруг глайдера гуманоиды, тут же бросились в рассыпную и исчезли из вида.

— Чёрт возьми! Как бы лес не загорелся. Даже не подумал об этом. И местные вместе с ним сгорят, — процедил Ан-Менсоро. — Теперь, действительно, придётся вызывать транспорт.

В салоне наступила тишина. Ан-Менсоро сидел крутя головой, скользя взглядом по иллюминаторам. Гуманоиды больше не наблюдались: или попрятались, или убежали, напуганные выстрелом. Подожжённое дерево почти перестало гореть, хотя продолжало изрядно дымить. К счастью оно росло как-то обособленно и потому огонь на другие деревья не перекинулся. Присмотревшись к нему, Ан-Менсоро понял, что сгорела лишь его листва, будто, действительно, была из бумаги. Ствол дерева был цел и лишь покрылся налётом копоти, которая видимо и дымила. Он перевёл взгляд на другое дерево и всмотрелся в него: листва дерева была не совсем обычной, узкой длинной и какого-то тёмного цвета, будто пожухлой. Эти деревья были совсем не такие, какие росли у подножия плато, где стоял транспорт. Ан-Менсоро негромко хмыкнул.

«Странные деревья, — замелькали у него мысли удивления, — засохшие, что ли? Но тогда бы и ствол загорелся. Может быть сейчас какой-то сезон времени года, когда листья засыхают, а сами деревья нет. А если сейчас на этой территории поздняя осень? Но почему листья не опали?»

Через некоторое время дым из дерева исчез. Трава вокруг глайдера начала интенсивно шевелиться. Поняв, что местные гуманоиды осмелели и опять начали приближаться к летательному аппарату, Ан-Менсоро повернулся к пульту управления, взялся за рыпп и потянул его на себя — надсадно взвизгнув, глайдер скользнул вверх.

Ан-Менсоро ткнул пальцем в несколько сенсоров пульта управления: голограмма боевых действий исчезла и вспыхнула голограмма с отображением вахтенного офицера «Траст» — вахту нёс уже не капитан.

— Вызови капитана! — произнёс Ан-Менсоро.

— Он где-то на плато. Осматривает территорию вокруг транспорта. Отдалился настолько, что связи с ним нет, — ответил вахтенный.

— Со «Странником» была связь? — поинтересовался Ан-Менсоро.

— Когда я заступал на вахту, капитан сказал, что была, но никаких подробностей он не сообщил, — вахтенный офицер в голограмме покрутил головой.

— Найди способ связаться с ним и передай, что примерно в двадцати километрах от транспорта по ходу Юнионы нами обнаружено племя местных гуманоидов. Пусть будет внимателен в том направлении. И пусть немедленно установит на плато мачту ретранслятора, — резким голосом произнёс Ан-Менсоро и ткнув пальцем в сенсор на пульте управления прервал связь.

Теги: Фантастика16+романГеннадий Иевлев


Поделиться ссылкой на товар