Каталог

Там. Сергей Ржецкий

Фантастическая повесть

Там. Сергей Ржецкий
Нажмите на изображение для просмотра
978-5-00143-365-1
В наличии
240 Р

      Отзывы: 0 / Написать отзыв



Категории: Повести и РассказыПечать по требованию

Сила в единстве. Но как его достичь? О войне и мире, смуте и покое написана эта книга, уводящая читателя в неведомый мир, где люди разных племен соседствуют с великанами, гномами и эльфами. У каждого народа свои цели, задачи, возможности. Но все они могут пересечься в одной точке, и тогда беды́ не миновать. В землях эльфов расцвел диковинный цветок, юный великан отправляется в странствие, чтобы выполнить три задания, необходимые для сватовства. Уставший гном получает право покинуть горные подземелья и ненадолго выйти на поверхность. Корабли с людьми на борту плывут в поисках наживы, прокладывают путь северяне к своей заветной цели... Как примирить их всех между собой? Создать идеальный мир? Надолго ли его хватит? Пришла пора пережить приключения вдали от родного дома, порассуждать о дружбе и вражде, вечных ценностях и естественных слабостях.

Возрастное ограничение12+
Кол-во страниц120
АвторСергей Ржецкий
Год издания2020
ФорматА5
ИздательствоИздательство "Союз писателей"
Вес гр.150 г
ПереплетМягкий
ОбложкаМатовая
Печать по требованию (срок изготовления до 14 дней)Да

Глава 1

Гай из рода ухта

Полоса, где встречаются жара и холод, где равнина, благоухающая разноцветием, упирается в лед. В этих местах, в ледяных пещерах и проживает народ снежных людей, называющих себя «ухта».

Сильные, высокие работяги, занимающиеся в основном собирательством и охотой. Это спокойный трудолюбивый народ, и только в охоте проявляется азарт и агрессия, но после того, как добыча повержена, становятся добродушными. На месте убитого зверя вы не найдете и капли крови, так хорошо они маскируют места́ охоты. Самое главное, они обладают гипнозом и какой-то энергией, которой и выплавляют свои огромные дома. К пище неприхотливы, едят всё и очень чистоплотны. В их домах, огромных пещерах, всегда чисто, сухо и прохладно. Живут родами. У каждого рода свой цвет волосяного покрова, от седого до черного. Знающий сразу сможет определить, к какому клану относится ухта.

Гай — пятилетний великан, более двух с половиной метра роста, относился к клану меченых. Этот род имел отличие: левая рука была рыжего цвета и на седом фоне казалась нарукавником. Откуда появилась метка, никто уже не помнил, ни седые, ни рыжие не признавали их за своих, поэтому клан меченых жил в стороне от всех остальных.

Гая не очень это расстраивало. У него подошло время сватать невесту. Построить свою пещеру, завести наследника и счастливо прожить оставшиеся тридцать пять лет. Да, вы не ошиблись, сорок лет — это век снежного человека, да и то, если он не погибнет в битве или на охоте. Добродушный и неунывающий, он уже присмотрел себе подружку из клана белых. Даже встречался с ней во время охоты на медведя. Ободрав буряка, он оторвал заднюю лапу и отдал ей. Когда их глаза встретились, он понял, что пропал.

Отец, старый Хуг, ходил сватать, пришел расстроенный, еще трое снежных из других кланов просили руки красавицы Рут. В день солнцестояния он должен будет доказать, что достоин ее.

Жених готовился к состязаниям. Все кланы заранее знали, что нужно сделать снежному, чтобы получить невесту. Заданий было три. Первое — добыть минерал у гномов, в глубинах скальных пещер. Чем больше минерал, тем выше шансы на победу. Этот драгоценный камень позже будет украшать твою пещеру. Каждый гордится своим камнем, ведь не все возвращаются домой. Второе — убить медведя. Принести мясо для пира, а шкуру невеста выделает для ложа. И у кого крупней и тяжелей хищник, тому и идет зачет. И наконец третье задние — цветок. Он растет на юге, в лесах, где проживают свирепые эльфы. Это самое сложное, практически никто не возвращался. Последний раз цветок приносили тридцать лет назад. Это красивое, красное растение предназначалось матери невесты, и настой из него продлял ей год жизни.

Гай обо всем выспрашивал у старших своего клана: «Как лучше добраться? Какие проходы известны в подземельях?». Он излазил все места на западе и востоке, нашел пару десятков берлог, изготовил шлем, сшитый из нескольких слоев кожи бизона, выстрогал об камни дубину. Всё было готово, и Гай с нетерпением ждал день солнцестояния.

Глава 2

Тук из рода гномов

Тук сидел, завороженно смотрел на жилу. Впервые за семьдесят лет ему так повезло: алмазы попадались один крупнее другого. Больше десяти штук уже лежали в корзине, завернутые в материю. Самый мелкий — карат сто — сто пятьдесят. Гном был счастлив, сегодня его семья будет сытой. Всё: и грибы, и мясо, даже сладости можно позволить, и веселящий напиток.

В глубинах гор каждый гном после двадцати лет должен был сдать в казну гномов минералов или золота не менее чем на двадцать пять карат в месяц. Минералы принимали, но самыми дорогими были алмазы, рубины и изумруды.

Тук размечтался: «Этого мне хватит, чтобы год не работать киркой, не бояться завалов и обвалов. Вполне хватит кормить семью и даже помочь родителям. Появится время выходить на свет из глубин. Там, наверху, можно охотиться, собирать ягоды и грибы, ловить рыбу, да и, в конце концов, валяться в траве, греясь на солнце».

Гном приступил к маскировке места находки. Выползая из прохода, он завалил его огромным валуном, благо, здоровьем Тындж не обидел.

Тындж — божество гномов, которому весь подземный мир поклонялся. Божество поглощало дарованные минералы и золото, взамен давая жизнь новорожденным, и после смерти любой из гномов попадал в Кокол. Кокол — место, где ничего не делаешь, ешь, пьешь, ходишь в золоте, спишь на мехах, — поэтому гномы не боялись смерти, были бесстрашны и беспощадны к врагам, их ждал рай.

До́ма все были в шоке от алмазов. Семья Тука состояла из четырех гномов. Супруга Тин, если смотреть на всех гномов сразу, казалась красавицей, ей и было-то всего шестьдесят, что у них считалось юностью. Дочь Ута подходила к тридцати годам, возрасту замужества. И сын Иит, еще малыш десяти лет.

Тук и Тин собрались сдать долговые двадцать пять, а за остальное получить бриллианты и на рынке в Зале Обилия закупить продуктов.

Зал Обилия — второй по величине грот после покоев Короля. Сюда приносили излишки, меняли, покупали. Здесь было всё: оружие, коим славились местные кузнецы, кирки, молоты, кайло, ломы, крюки. Чего только нет! Грибы — любимое блюдо гномов, выращенные без солнца и принесенные с поверхности. Шкуры, мясо, дичь, зерно, рыба, ягоды и орехи. Стояли новые плетеные корзины разных видов и размеров, точеная посуда, серебряные кубки и подносы.

Впрочем, это надо видеть, а запах из приготовленных блюд сразу заставлял выделять слюну, даже самого сытого.

Приемщик налогов старый Тарыл, увидев алмаз, аж позеленел от зависти. Взвесил минерал, весы показали: сто тридцать карат. Трясущейся рукой он отсчитал сто пятьдесят бриллиантов, по карату каждый. Тук подал Тарылу пять камешков: «Это вам, уважаемый, живите долго». Остальную сотню он высыпал в кожаный мешочек и, довольный, вместе с Тин отправился за покупками.

Вечером в доме Тука, небольшой пещере, слышалось веселье. Собрались соседи, пришли родители, друзья. Пили, ели от души, пели древние песни о былинных героях гномах, погибших и попавших в Кокол. Хозяин потратил почти половину камней. Когда гости разошлись и они с Тин улеглись на шкурах, он с улыбкой прошептал, что послезавтра пойдет на верх. Последний раз десять лет назад он был там. Ведь за выход нужно заплатить пять карат. Лишних камней обычно не хватало.

Глава 3

Эльфийский лес

В воздухе витала тревога. Донат объявил полное построение воинов эльфов. На поляне под могучим дубом быстро строились ровные сотни. Затрубили трубы, и князь эльфов произнес речь:

— Наступает пора цветения Эриоко — красного цветка, что растет в нашей местности. Всем быть начеку, расставить схроны, усилить наблюдение за всем лесом. Про Эриоко знают все: и гномы, и снежные люди, и каранги с севера. За десять дней цветения у нас обязательно будут гости незваные, а это означает смерть. Особо опасны морские жители — плюханы. Это трех-четырехметровые полулюди-полурыбы. Передвигаются медленно, но плюют ядовитой слюной, которая разъедает всё, даже металл. После построения командиры сотен получат указания.

Дети князя, Веток и Лисья, были двойняшками и решили охранять самый опасный участок. Сначала Донат был против, но вскоре, поддавшись уговорам, приставил каждому по лучшему воину из личной охраны, отправил в южную часть леса, к морю.

Собрав всё необходимое, с утра четверо всадников на благородных оленях отправились к месту пограничья.

С вершины дерева, где был устроен схрон, хорошо просматривалась вся лагуна. Это был великолепный вид: голубую тарелку окаймлял золотой песок, который постепенно переходил в бархат зелени. От воды до леса открытое место метров триста, которое хорошо можно было простреливать из эльфийских метких луков. Старший из телохранителей Хвой каждому указал свое место и объяснил, что плюхана можно убить с первого раза, если попасть между глаз, иначе придется всадить не менее пяти стрел. Хоть они и медлительны, но после ранения крутятся как угорелые.

Вечерело, на песок повылазили смешные крабы; бегая, стучали друг по другу клешнями. Следом появились любители крабов — чундрики. Не каждый чундрик одолеет краба, а если удалось схватить — тут же убегай, иначе крабы лавиной накинутся и давай дубасить противника. Налюбовавшись и теми, и другими, все погрузились в чуткий эльфийский сон.

Глава 4

Плюханы — жизнь в море

В море, в подводном гроте, стояла тишина, в семье Плеска был слышен только шепот. Старейшая из плюханов медленно умирала. Все ждали начала цветения Эриоко, чтобы отправить за ним воинов клана. С каждого из кланов и желтохвостых, и зеленохвостых, и остальных цветов радуги собиралось несколько воинов. Плеск — молодой десятилетний плюхан из рода краснохвостых, и еще десяток воинов поклялись добыть красный цветок для своей прародительницы. В прошлом году не удалось его добыть. Все помнят, сколько трупов разных кланов осталось гнить на песке, а кто прорвался в заросли — не вернулся. Только по истечении десяти дней эльфы разрешили забрать загнившие и изъеденные крабами трупы. Молодой плюхан понимал, что глупо лезть напролом, и придумывал план.

Уже несколько дней, как он выдалбливал сердцевину большого бревна. Заранее отправил пару таких же бревен в бухту. Так что третье выкинутое волнами не привлечет к себе внимания. Одна проблема, которая всё время была в голове, — крабы будут щипать его и могут выдать, если он шевельнется или начнет сопротивляться.

В боевом гроте плюханы собирались по вечерам отрабатывать рукопашный бой. Каждый имел шлем и разные кинжалы и мечи. Здесь были и эльфийские, и гномьи, и человеческие виды оружия. Все они были добыты во время кораблекрушения или из-за зазевавшихся у моря воинов. В воде у всех получалось отлично, но на суше руки заняты, и движения, и скорость терялись. Плюханы учились попадать в мишень слюной с расстояния пятидесяти метров, дальше редко, кто мог плюнуть. После бомбардировки от камня оставалась шипящая лужа. Довольные тренировкой, плюханы расплывались в море полакомиться и собрать на ужин пищу. Любой моллюск, рыба, мидия шли в питание.

Иногда собирались в компанию и охотились на акул, любимое блюдо, заодно и отрабатывали тактику боя. Акулы ненавидели плюханов и частенько нападали на одинокого в море, но редко появлялись в водах их проживания. Все блюда готовились на огне и обильно посыпались морской капустой. Отужинав, разнохвостые отсыпались по родовым гротам.

Глава 5

Каранги — племена, обитающие на севере

Каранги шли след в след молча, в любую секунду готовые к бою. Вожак сотни двух, могучий воин поднял руку, и все остановились. Возвращался отряд разведки: объявили привал. Впереди дозор обнаружил лесистую долину, справа у подножья долины видели гномов, слева — живут снежные, а прямо — эльфийский лес, до которого двести километров, где растет Эриоко. Дух мечтал быть владыкой каранги, ему нужен цветок, год бессмертия. За это время он убьет владыку Чуха и поведет за собой всех на эльфийский лес. Никто из каранги других родов не пошел за ним, и он считал их неженками и трусами. Самое сложное: и равнина, и лес. Можно получить топором от гнома, дубиной от снежного, стрелу от эльфа. Но самое страшное — медведи. Откуда это пошло, никто не помнит, но, учуяв запах каранги, медведи преследуют, караулят и убивают их один за другим. Конечно, два-три воина могут убить зверя, но это слишком много шума.

Здесь они еще в спячке, но чем южнее, тем больше их проснувшихся. Дух объявил привал на ночлег. Вместе с мужчинами шли воевать и женщины каранги. На их плечах забота о детях, хижинах, питание и питье. Они никогда не перечили мужчинам. После смерти мужа — предпочитали умереть, вызывая на бой самого сильного воина. Бывали и такие, кто шел убивать медведя и после двух-трех хищников перерождался и становился мужчиной, после чего создавал семью. Может, поэтому и была у карангов с медведями бесконечная война.

Вечерело. Дежурные ушли на посты. Горели костры. Готовилась горячая пища, в основном из чундриков, куропаток и зайцев. Дичье зверя настреляли женщины и дети по дороге. Это, наверное, последняя горячая еда, дальше нужно быть осторожнее, костры разводиться не будут. Каранги могут питаться желудями несколько дней. Были и старые запасы, и всё чаще попадались дубняки, под которыми валялся прошлогодний урожай. Насытившись и уложив детей, все члены племени собирались у костра и слушали рассказы старых воинов о битвах с гномами и снежными. Вспоминали стычки с медведями, о перерожденных и славную охоту на бизонов. Эти дни были самыми сытными, когда бизоны пересекали северные тундры. Все, что было у бизона, шло на пользу каранги. Пили кровь, ели сколько могли мяса, из костей готовили наконечники для копий и стрел, из шкур шили доспехи и укрытия для хижин. Постепенно все расходились по своим местам, готовясь ко сну.

Глава 6

Человек из моря

Иван проснулся от пощипывания; открыв глаза, увидел вокруг себя крабов. Десятки глаз смотрели на него, как на кучу мяса. «Где я?» — подумал парень, и вдруг вспомнил всё. Молнии разрывали небо, волны с легкостью подбрасывали корабль кверху, затем швыряли в бездну. Бешеный ветер, казалось, нападал со всех сторон, хлестал ледяной дождь. Почему-то вспомнился «Девятый вал» с картины Айвазовского.

Он, молодой морпех, первый выход в море, было тихо и вокруг — голубая даль. Пацаны валялись на палубе, курили, вспоминали девчат и своих родных, и тут началось. Корабль подбросило так, что половина ребят, улетела за борт. Хватались за всё, что могло удержать. Рядом упал спасательный круг, и Иван машинально забрался в него; после, получив по голове чем-то, потерял сознание.

Поднявшись, сел, разминая руки, огляделся. Такой красоты он никогда еще не видел, деревенский паренек, выросший в тайге. Море лазурного цвета, чистый, белый песок и, главное, — странный лес. Крабы окружили Ивана и о чем-то перестукивались клешнями. Поднявшись, он заметил, что крабы увеличили круг, сделал шаг, и морские обитатели кинулись врассыпную. Вспомнив, что крабы — питательный деликатес, кинулся ловить их. Схватил одного, и сразу остальные кинулись на него. Десятки клешней впились в тело. Бросив краба, он стал отступать к лесу в надежде найти какую-нибудь палку. Вскоре ему повезло. Выломав из дерева что-то типа дубинки, пошел в наступление. Крабы кинулись к морю, и он, махая своей битой, успел наколотить с десяток. Собрав добычу в кучу, осмотрел карманы. Фото родителей, пачка размокших сигарет, зажигалка, несколько монет, вот и всё, плюс на ремне штык-нож и фляга. Пустая, сразу начала мучить жажда. Запихав клешнями крабов за ремень, отправился искать воду в лес.

Здесь всё отличалось от тайги, где он привык бродить в детстве. Казалось, что лес — чистый, стволы дубов соседствовали с пальмами, кусты, если попадались, были одинокими; всюду клочками, как будто клумбами, росли цветы, как в саду, часто пересекали путь мелкие зверьки, похожие на сусликов. Зайцы совершенно не боялись и не обращали внимания на путника. Всюду летали разноцветные птицы: попадались рябчики и фазаны. Сильно хотелось пить, но не было ни луж, ни ключика.

Ванька залез на высокое дерево, огляделся, сзади море, слева и справа горы. Вдалеке были видны даже белые шапки снега. До правых гор было ближе, и парень решил идти в ту сторону, должен же быть под горой хоть какой-нибудь ключик. Часа через три направленного хода он вышел на звериную тропу. Выбитая, как асфальтовая дорожка, явно куда-то вела, и он не ошибся, минут через пять услышал журчание. Ускоряя шаг, он вспугнул табушок кабанов, которые с треском кинулись в разные стороны.

Резко открылся вид на речку. Подбежав, он встал на колени и долго пил воду. Наконец, утолив жажду, умылся и решил приготовить еду. Зажигалка давно высохла и с первого раза зажглась. Насобирал кучу хвороста, поджег и тут понял, что сварить крабов не в чем. Выстрогал палочку, насадил несколько клешней в виде шашлыка и обжарил над огнем. Впервые в жизни он ел с таким наслаждением. Вечерело, и он решил поискать место для ночлега, осмотрелся и увидел на той стороне реки расщелину в камнях. Переходя через реку, видел промелькнувших мимо рыб — значит, можно было и порыбачить. Заглянул в расщелину. «Вроде пролезу», — решил он и на четвереньках полез внутрь. Через три метра он очутился в небольшой пещере. Здесь было сухо и тепло. «Хорошо», — подумал парень и, свернувшись калачиком, наконец-то заснул.

Глава 7

Похождения Гая

Через два дня зацветет Эриоко, и первое, что решил Гай, — добыть цветок. Напялив шлем и прихватив дубинку, отправился вдоль подножья гор к лесу. Заранее придя на место, он подождет цветения в засаде и, обретя нужное, потихоньку улизнет, думал он про себя. Не спеша, копая по дороге корешки, с удовольствием хрумкал их, попадались прошлогодние желуди. Возле одиноких дубов, которые с удовольствием тоже поглощались, в одном месте ему улыбнулась удача: на водопое поймал подсвинка. Освежевав его, он с удовольствием перекусил задней лапой. Остальную тушу утопил в холодной воде реки, придавив ее огромным валуном. Тщательно убрав все останки, замел следы и, умывшись, долго пил.

«Вот здесь и перейду речку», — решил снежный.

Переходя вброд, внимательно следил за деревьями, он знал, что эльфийские стрелы никогда не летят мимо цели, и был начеку.

Выйдя из воды, отряхнулся и спрятался за огромным камнем. Еще раз внимательно осмотрел деревья и кусты. «Никого не видно», — подумал он, но, не успел сделать и двух шагов, как перед ним в песок вонзилась стрела. Гай в один прыжок оказался за камнем. Выглянув из-за укрытия, внимательно осмотрел полосу леса и разглядел несколько засад. Напрасно он старался встретиться взглядом с противником. Лесные люди тоже знали о гипнозе снежных, и, когда его взгляд находил засаду, они просто закрывали глаза. Гай проворно вернулся на ту сторону, откуда и пришел. «Спущусь ниже по течению», — решил он.

До самого вечера так и негде не удалось проскочить в лес. Расстроенный, похрустев корешками, он повалился спать на мох.

Теги: повестьФантастика12+Сергей Ржецкий

Рекомендуем посмотреть