Каталог

Сплетённые в узлы мгновенья. Наталья Мазюкова

Литературное попурри

Сплетённые в узлы мгновенья. Наталья Мазюкова
Нажмите на изображение для просмотра
В наличии
204 Р

      Отзывы: 0 / Написать отзыв



Категории: Повести и РассказыПоэзияЖурналы и публицистикаПечать по требованию

Это издание — не просто сборник рассказов, стихотворений, публицистических статей, краеведческих миниатюр, это «стенограмма» жизни обычного человека, в которой переплетены грустные и радостные моменты, творческие искания и отзывы читателей, работа и творчество.

Остановить мгновения во времени — получилось ли…

Возрастное ограничение12+
Кол-во страниц96
АвторНаталья Мазюкова
Год издания2019
ФорматА5
ИздательствоИздательство "Союз писателей"
Вес гр.130 г
ПереплетМягкий
ОбложкаМатовая
Печать по требованию (срок изготовления до 14 дней)Да

СПЛЕТЁННЫЕ В УЗЛЫ МГНОВЕНЬЯ

Правда интереснее вымысла

Предисловие

Ещё в детстве меня интересовал вопрос: что делают и о чём думают в этот миг времени знаменитые современники, к примеру, Алла Пугачёва — она же тоже живёт сейчас?.. Наивно? Думаю, не совсем, потому и ход мыслей, и сопричастность к настоящему времени очевидна, и ощущение себя в этом мире налицо. И это последнее берёт, наконец, верх, и так продолжается до определённого времени — когда человек начинает снова задавать себе неудобные вопросы, в частности о смысле жизни и о самостийности личности.
Удивительная категория — время. Несмотря на то, что оно измеряется в долях секунды, каждый ощущает время по-своему: в детстве оно тянется медленно-медленно, с годами несётся всё стремительнее, приближая нас к неумолимому концу. «Концу чего?» — спросите вы, но и за той чертой небытия время будет существовать неотвратимо, так же всевластно связывая в узлы судьбы людей и обстоятельства жизни.

Сначала белый чистый лист,
Над ним — дыхание былого.

Язык задумчиво речист.
Я в думы погружаюсь снова.

Слова — как птицы в небесах
Осенней яростной порою.

Сомненья, страхи на весах —
В написанном себя открою.

Вне настоящего живу,
Судья безжалостный мне время.

И в постоянном дежавю
Сплетённые в узлы мгновенья.

«ВСЕ ВАМ БЛАГОДАРНЫ…»

Перефразируя строки из письма великого русского писателя Льва Толстого ядринскому доктору Константину Волкову, адресую эти важные слова одному из докторов современного Ядрина, о котором мне хочется поведать миру...

Большинство ядринцев знают выдающихся и знаменитых людей прошлых эпох, которые вписали свои имена в великую книгу истории. Одиозные личности современности тоже не затерялись в информационном потоке: некоторые их имена волей случая навечно занесены в Ядринскую энциклопедию, не сходят со страниц газет, новостных сообщений сайта и даже экранов ТВ. Но есть люди, которые делают своё большое дело не ради почестей, славы и наград, а по велению души.
В 2009 году в Ядринской районной больнице появился молодой врач — травматолог-ортопед Константин Алексеевич Лукин, уроженец д. Сареево Ядринского района. К тому времени за плечами героя моего рассказа остались учёба в Балдаевской школе, окончание медицинского факультета Чувашского госуниверситета им. И. Н. Ульянова, ординатура, год работы в централь­ной больнице г. Чебоксары. Проводя исторические параллели, замечу: спустя почти сто лет в Ядрине появился врач по имени Константин. В начале XX века доктор Константин Васильевич Волков поднял на небывалую высоту медицинское обслуживание населения в нашем крае. Этого человека отличали доброта, интеллигентность, искреннее желание помочь, сострадание, неравнодушие и высочайший профессионализм. Деятельность Константина Алексеевича Лукина, благодарные отзывы излечившихся пациентов позволяют назвать его историческим преемником знаменитого доктора Волкова — хирурга, офтальмолога, учёного, человека большого сердца и чистой души.

Открывая двери больницы, носящей имя К. В. Волкова, у окошка регистратуры часто можно услышать: «Хирург Лукин принимает сегодня?» Получив утвердительный ответ, пациент облегчённо вздыхает, и это обычное человеческое проявление эмоций означает, что есть надежда, что всё будет хорошо. По своему опыту знаю: Константин Алексеевич обязательно примет и выслушает больного, даже если он не «его», даст рекомендации, необходимые направления, отправит к нужному специалисту. Однажды в очереди я услышала от женщины историю. У неё диагностировали онкологическое заболевание, сделали операцию. Красивое лицо обезобразил грубый шрам.
— Вот посмотрите, — сказала она, показывая большой палец. — Константин Алексеевич зашивал, даже не заметно. Я поваром работаю, порезала большой палец, обратилась не сразу. Константин Алексеевич по кусочкам ткани сшивал, ничего не заметно. Вот и сейчас, вроде и не к нему мне нужно, а хочу посоветоваться.
Глядя на некогда красивое лицо ухоженной женщины, я подумала: такой бы филигранно выполненный шов — на лицо!.. И сколько таких больных прошло через руки молодого хирурга. За годы работы больше десяти тысяч. Сколько «собранных» рук и ног! Сколько благодарных пациентов! Виток спирали всемогущего Времени вновь подарил Ядрину доктора Константина, в карих глазах которого светится Надежда. Человек, однажды давший клятву Гиппократа, ежедневным служением людям и своей профессии пишет светлую историю Ядринского района.

Преемник Таланцевых

Наш город весьма привлекателен для туристов. И если бы не следующий герой, ни большинство ядринцев, ни тем более гостей не заметили таланцевских мест памяти на улицах города. В далёком 2005 году у зданий гимназии, глазной и хирургической лечебницы и реального училища появились беломраморные бюсты купцам и меценатам Ядринского Присурья братьям Таланцевым. Позвольте представить: трудолюбивый фермер, неравнодушный общественный деятель и «Меценат столетия» — Белов Леонид Николаевич. Будучи уроженцем Моргаушского района, неугомонный Белов золотыми буквами вписал своё имя в историю Ядринского района. Именно он, оказавшись по воле провидения на бывшей усадьбе блистательных меценатов прошлого, начал возрождение некогда процветающего и приносящего доход Берёзовского хутора. Фермер Белов — неутомимый труженик, бережно относящийся к исторической памяти места, на котором он и его семья живёт и созидает. Если вам посчастливится побывать на усадьбе летом, взору откроется удивительная картина: светло-зелёное капустное поле, среди которого, как вечные стражи, стоят белые бюсты бывших хозяев усадьбы Таланцевых. Короли и капуста — в прямом и переносном смысле. На увековечивание памяти братьев Таланцевых Леонид Николаевич вложил свои собственные немалые средства. Ещё одно благое дело мецената — возрождение церкви Алексия Божия человека в Ядрине. Десятилетиями она стояла полуразрушенная в самом центре города — живой укор прошлого. Во всех своих начи наниях Леонид Николаевич участвовал сам: разбирал завалы, подвозил материалы, красил, устанавливал… Он не просто даватель денег, он — СОЗИДАТЕЛЬ и ТВОРЕЦ. Мне хочется ещё раз провести историческую параллель. Белов — тоже исторический преемник благотворителей Таланцевых. Недавний пример: к 425-летию Ядрина было принято решение перенести памятник Зиновию Таланцеву и установить его у здания центральной библиотеки. Самую тяжёлую работу по переносу и установке памятника, его косметической реставрации провёл сам инициатор. Отцу помогал сын Михаил. Кстати сказать, сыновей Белова зовут так же, как Таланцевых — Николай, Михаил и Зиновий. Скептики, любящие критиковать всё и всех, видящие пользу только от своего труда, ехидно замечают: «Он на рынке стоит, торговлей занимается!» Но чтобы торговать картофелем, капустой, её нужно вырастить, землю многократно полить солёным потом. Настоящее дело делается с чистым сердцем. Приезжайте на возрождённую усадьбу Таланцевых, убедитесь сами.

В заключение добавлю: и молодой врач Константин Алексеевич Лукин, и «Меценат столетия» фермер Леонид Николаевич Белов ежедневным служением творят современную историю Ядринского района.

Промчался век мятежный и кровавый,
И воцарилось время олигархов.
Чьи имена прославят днесь державу?
Артистов? Бизнесменов? Иль монархов?..

Краелюб не по обязанности

Говоря о современниках, вспомню недавно ушедшего из жизни краеведа, писателя, поэта Валериа­на Венедиктовича Муравьёва. Он был принят на работу в Балдаевскую сельскую библиотеку в феврале 2004 года. Приёму на работу предшествовали нелицеприятные слухи, анонимные звонки, но журналист с многолетним стажем, истинный краевед и, как оказалось, основательный человек пришёлся ко двору. С этого момента и началось наше профессиональное и человеческое общение. Каким он мне запомнился? Прежде всего, аскетически сдержанным, немногословным и думающим. Никогда его собственное «Я» не бежало впереди него. Он чётко понимал, чего хотел, и умел добиваться этого. Валериана Венедиктовича отличали принципиальность, умение выслушать, интерес к людям и самодостаточность — последнее качество весьма редко и особо мной ценимо. Я помню его предельно внимательный (не пристальный!) взгляд, полную вовлечённость в тему разговора — в этот момент он был подобен ожившей скульптуре. Его поступки — дарение книг, выступления перед коллегами, чтение произведений со сцены — всегда были естественными. Он был НАСТОЯЩИМ. До самых последних минут он трудился: его писательский день начинался в три-четыре часа утра, а потом — обычная рутина крестьянина-интеллигента. Мне посчастливилось побывать в его простом сельском доме, окна которого выходили на дорогу и «смотрели» на храм Вознесения. Почти патриархальная обстановка в сочетании с гармонией, царившей в семье, потому что жена Ольга Максимовна была полной противоположностью мужа — говорливая, приветливая, хлопотливая и гостеприимная. Если бы не она, разделившая с мужем творческие искания и радость открытий, зеркально отразившихся в произведениях, вышедших из-под пера самобытного, уникального писателя и поэта Ядринского Присурья, Муравьёв был бы иным.

В 2011 году Валериан Венедиктович оставил подвижнический пост библиотекаря и вплотную занялся творчеством в прямом смысле этого слова. На полную литературную самореализацию судьба отвела ему всего шесть лет, половину из которых уникальный самородок потратил на борьбу с коварной болезнью. Но писатель не терял бодрости духа: он всё-таки закончил работу над вторым томом «Ядринской энциклопедии», в одиночку обработав материал, который одолел бы только ТИТАН, написал продолжение романа «Грешный мужик». А какие замечательные детские стихи были созданы в этот нелёгкий жизненный период. Он продолжал активно общаться в социальных сетях, искренне радовался успехам молодых, мечтающих покорить литературный олимп. Никогда ни при каких обстоятельствах Валериан Венедиктович не проявлял заносчивости, снисходительности, не завидовал. Безусловно, писатель имел дар естественного понимания жизни. Его отошедшая душа предстала пред Господом в Пасхальную ночь 16 апреля 2017 года. В этом факте нет элемента случайности — ПРОВИДЕНИЮ так было угодно. Человеческая и писательская миссия была выполнена до конца. И как последний подарок литературному сподвижнику: перед кончиной он держал в руках свой труд — энциклопедию. И ещё припоминается — на мой неизменный вопрос: «Как живёте?» — писатель отвечал: «Как в деревне». И верите: я понимала, о чём он. И всё-таки из тысяч вопросов один: «Почему таким людям не уделяется должного внимания при жизни?» — остаётся открытым. «Хотя они открыты и просты», — как пел Игорь Тальков. Возможно, по этой причине…

Теги: рассказыстихи12+публицистикаНаталья Мазюковакраеведческие миниатюры

Рекомендуем посмотреть

Покупатели, которые приобрели Сплетённые в узлы мгновенья. Наталья Мазюкова, также купили