Каталог

Не упусти отличное издание!

282 руб.

Сила времени. Валентин Денисов

Фэнтези. Серия "Бестселлер"
Сила времени. Валентин Денисов
Нажмите на изображение для просмотра
В наличии
650 Р



Категории: Фэнтези и ФантастикаЭлектронные книги

Теги: Фэнтези16+войнаБестселлерлюбовьвремяведьмымагитайныинтригипрошлоебудущееВалентин Денисов

«У времени есть только один страж. Он подчиняется хранителям, но наделён особой силой… И тебе выпал шанс стать тем самым стражем времени, на смену мне…» Забудьте о линейности времени, о простых решениях, о предсказуемых развязках. В этом мире ничто не подчиняется стандартным законам. Любовь и война, ведьмы и судьи, тайны и интриги идут рука об руку. За каждым поворотом — опасность. Каждый день готовит ловушку. Прошлое может оказаться будущем, а будущее — прошлым. И знайте: «Каждая жизнь, каждое событие происходит не просто так. Ты говоришь, стечение обстоятельств… Такое стечение обстоятельств заставляет меня задуматься больше, чем случайное событие, ведь второе можно предугадать с определённой вероятностью, а для первого необходимо, чтобы в одно время и в одном месте сошлись несколько случайных событий, а такое, поверь мне, просто так не бывает…»

Кол-во страниц568
АвторВалентин Денисов
Возрастное ограничение16+
ОбложкаГлянцевая
ПереплетТвердый
ФорматА5, PDF
Вес гр.875 г
Год издания2018
ИздательствоИздательство "Союз писателей"

ГЛАВА 1

Крыша

Уже неделю шёл холодный дождь... Даже несмотря на то, что была середина лета, это никого не удивляло. Такая погода — привычное дело для жителей Синглтона. Красивейший город Зелёного королевства всегда был самым неподходящим местом для государства с таким названием и редко радовал солнечными днями. Но, несмотря на это, он всегда полон купцов и представителей богатых домов из всевозможных концов света.
Мужчина в грязном старом плаще стоял на крыше дома в тени небольшой пристройки, промокший до нитки. Красивый вид скрашивал время, но не был его целью. Целью его было передать дар, когда-то изменивший всю его жизнь, время которой подошло к концу. Он чувствовал это всем своим нутром, до самой глубины души. Этот момент уже давно был его жизненной целью. Навык, переданный ему в ту далёкую ночь, дал новый шанс, новую жизнь, но его время подошло к концу...
Из чердачной двери, ведущей на крышу, показался тёмный силуэт. Не было никаких сомнений, что это именно он — тот, кому суждено продолжить этот тяжёлый путь, тот, кто нуждается в новом шансе, тот, кто будет дальше нести это бремя, эту ответственность...
Неизвестный преемник подошёл к краю крыши. Очертания его тела начинали всё лучше проявляться в темноте ночи.
Ноги стоявшего в тени мужчины дрожали, напоминая о том, кем он стал. В его теле становилось меньше сил, но он знал, что всё закончится только тогда, когда незнакомец заберёт то, что тяжким грузом лежало в правой руке... Всё больше приходилось прикладывать усилий, чтобы они не выпали из уже ослабевшего кулака. Если бы только было возможно, он бы уже давно от них избавился! Но единственный способ сделать это — передать их ему.
Тысячи раз уже ему виделась эта картина: незнакомец подходит к краю крыши, осматривается по сторонам. Он ещё не уверен в правильности своего поступка, но эта жизнь ему так надоела, что он готов. Неважно, какая причина вынудила его к такому безрассудству, важно только то, что всё уже давно решено. Секунда, за ней ещё. Он делает шаг вперёд.

Дмитрий

На улице не было ни души, и только стая бродячих собак дралась за добычу неизвестного происхождения. Тишина в Новане — недавно восстановленном после войны городе Зелёного королевства — была необычным делом. Впервые с момента его восстановления на Базарной улице не наблюдалось ни одного купца. Прилавки были пустые, и даже серая кошка, постоянно попрошайничающая у молочной лавки, сегодня не явилась… Пусто оказалось даже в барах, где никогда не было недостатка клиентов… Из-за угла показалась фигура человека, ведущего за поводья лошадь. Старые потёртые штаны, еле доходящие до запылённых ботинок, и кожаная куртка, надетая поверх клетчатой рубашки, доказывали, что это не житель города, а путник, посетивший его. Сам он был не высок, но крепкого телосложения. Небритое лицо имело вечное выражение печали и разочарования, наложенное на серьёзные черты. Строгие карие глаза смотрели вперёд, разрезая пространство, как нож масло. Русые волосы покрывала дорожная пыль.
Дмитрий не знал, куда все ушли. Этот город не был запланирован в его маршруте изначально, и если бы не старая лошадь, подвернувшая ногу, он так и остался бы в стороне. Желание сменить лошадь и тут же снова отправиться в путь оказалось невыполнимым, ведь он уже час не мог найти никого.
Но город отнюдь не вымер… На столбе перед таверной висело свежее объявление, гласившее: «День истины настал! Двадцатого числа настоящего месяца состоится суд! Быть должен каждый!»
Здание суда находилось в километре от города и одновременно являлось тюрьмой. По законам Нована человек, признанный народом виновным в суде, должен быть казнён, и тюрьма служила, скорее, местом, в котором осуждённые ожидали приговора. Также в день суда каждый житель города обязан был отдать свой голос, и большинство голосов решало — жить человеку или умереть.
Дмитрий не был любителем ввязываться в дела других людей, но из-за суда в этот день не оказалось возможности продолжить путь. После вынесения приговора состоится казнь или будет устроена прощальная церемония, ведь тот, кто был предан суду, не имел права находиться в пределах города.
Осознав происходящее, Дмитрий отправился в сторону суда. Через двадцать минут перед ним предстало великолепное строение, являющее собой самое красивое здание из всех увиденных в городе. Оно было похоже на небольшой дворец и по красоте не уступало замку короля Зелёного королевства. Арочный вход украшали резные изображения древних гениев судебного дела, основоположников Нованского суда. В конце арочного прохода стояли двое стражей.
Привязав коня в предназначенном для этого месте, Дмитрий отправился в их сторону.
Стражи стояли по стойке смирно и не шевелились, пока Дмитрий не подошёл вплотную. В этот момент перед ним опустились два копья.
— Стой, чужак! Тебе не место в зале суда! — грозным голосом сказал один из стражей, при этом не шевельнулась ни одна часть его тела.
Нованские стражи никогда не участвовали в боях, но их школа всегда славилась строгим отношением к воспитанию преемников, и при необходимости вооружённой охраны богачи всегда обращались за их услугами. Знаком этой школы являлся страж с упёртым в землю копьём, и такой знак встречался не только в Зелёном королевстве, но и в самых отдалённых уголках планеты.
— Прошу прощения, — осторожно ответил Дмитрий, – но неужели нельзя поприсутствовать просто в качестве зрителя?
— Закон гласит, что ни один человек не должен войти в здание суда до вынесения приговора, если он не является жителем Нована. Сотни лет этот закон соблюдался, и я не вижу причин его нарушать! — строго по инструкции бросил страж.
— Я не настаиваю, но можно узнать, в чём суть процесса? Кого и в чём обвиняют?
— Мы здесь не для того, чтобы разговаривать! Проваливай, тебе сказали, или узнаешь, зачем нам нужно копьё! — крикнул второй страж, всё так же остававшийся без движения.
— Успокойтесь, ухожу, — ответил Дмитрий, пятясь назад.
Он знал, что даже если бы он взял с собой меч, оставшийся с конём, то, когда справился бы с двумя стражами, ему пришлось бы иметь дело с остальными, а в городе их должно быть не меньше тысячи, триста из которых полностью обучены и стоят на службе управления города…
Немного удалившись, он развернулся и пошёл к своему коню. Не удалось попасть на суд, значит, надо искать трактир, куда после долгого ожидания должен будет прийти хозяин.
— Такого не могло произойти! — не успев отъехать далеко, услышал Дмитрий. — Неужели никто не может разобраться в этой ситуации?
Рядом со стражами возникли верховный судья и его помощник и, немного осмотревшись, уставились на Дмитрия…

Алиса

Луна только скрылась за тучей, и на улице стало совсем темно. Из таверны ушёл, протирая стены домов, последний посетитель. Весь город спал. Где-то вдалеке играли свою мелодию сверчки, и ветер слегка шелестел листвой. Тихая и мирная ночь накрыла всё вокруг своим тёмным одеялом. Отдых и спокойствие витали в воздухе…
Какой-то шорох появился со стороны банка. Тихо открылась дверь. Аккуратные шаги еле слышно проследовали по коридору в сторону комнаты с сейфом. Два щелчка — и вновь звук двери. Десять шагов, снова щелчки… Через пять минут тишины — те же шаги, но уже в другом направлении.

***
Утро пришло, как обычно, с петухами. Та же песня, то же солнце, то же настроение, но не у всех…
Вокруг здания банка собралась толпа зевак. Владелец учреждения, высокий тучный мужчина, бегал из комнаты в комнату, иногда выскакивая на улицу, но тут же вбегая обратно в здание банка.
— Все моё золото! Все мои камни! Всё пропало! — кричал он.
— Успокойтесь! Расскажите, что случилось? — настаивал глава стражи.
— Я же говорю вам, что всё пропало! Я разорён! — не успокаивался банкир.
— Не волнуйтесь! Лучше присядьте и выпейте воды. Сейчас мы во всём разберёмся.
Целый час ушёл на то, чтобы узнать: что владелец банка, мирно спавший всю ночь на втором этаже, ничего не слышал и не видел…

***
В это время на другом конце города молодая девушка Алиса, проснувшись и позавтракав, наполненная радостью жизни, пошла в городское управление. Именно сегодня должно состояться собеседование о приёме на работу в качестве писаря мэра. Длительное обучение в церковной школе, постоянные отказы от жизненных благ наконец должны компенсироваться сполна.
Именно в этот значимый день она решила надеть голубое платье, подаренное ей матушкой Миррой, которое хоть и не отличалось пышностью и блеском, подходило к её голубым глазам и подчёркивало стройную фигуру. Платье слегка поднимало её грудь, что привлекало взгляды проходящих мимо мужчин. Но Алиса не показывала смущения и шла, погрузившись в мечты. Чёрные волосы, подстриженные под каре, слегка шевелились от ветра. Непослушная прядка спадала на глаз, слегка закрывая обзор.
В назначенные десять часов она пришла в управление. На пороге, даже не заметив, в неё влетел странный мужчина в сером плаще и спрятанной в капюшон головой. На улице уже неделю пекло солнце, и его одежда явно была не по погоде тёплой. Он куда-то спешил и даже не оглянулся.
В здании было необычно людно и шумно. Городские стражи водили туда-сюда людей. Те кричали, что ничего не знают и не брали.
— Здравствуйте! Я пришла на собеседование с мэром... — сказала Алиса старушке, читающей газету в комнате перед приёмной.
— Мэр сегодня занят, дорогуша, — ответила та, даже не посмотрев на неё.
— Но вы не понимаете! Мне же назначено! Он сказал, что явиться надо именно сегодня! Ведь завтра должности может и не быть… — Слёзы покатились у неё из глаз. — Я должна… Я же старалась…
— Я же говорю: он отменил все встречи. Приходите завтра и запишитесь снова, — отвечала старушка, всё так же занимаясь своим делом.
Алиса не могла этого терпеть. Все эти годы она отказывалась от всего ради этой должности и теперь не могла просто так отказаться от неё. Она повернулась и побежала в сторону приёмной мэра. Слёзы текли из глаз. Сердце вырывалось из груди. Она ничего не замечала. Были только она и дверь…
Но тут перед ней встал страж. Она налетела на него и, отскочив, остановилась. И только в этот момент она заметила, что всё вокруг изменилось…
— Держите нарушителя! — кричала старушка, на этот раз встав и ставившись на неё злобным взглядом.
— Это всё она! — кричали те, кого раньше тащили стражи.
— У неё в кармане ожерелье! — крикнул женский голос из толпы. — Это она!
— Что это… Откуда оно… — почти шёпотом спросила Алиса. В кармане и правда оказалось ожерелье, настолько дорогое, что она не смогла бы купить его, даже проработав пять лет в городском управлении.
Тяжёлые сильные руки взяли её за плечи. Страж, остановивший её перед приёмной, теперь держал её. Из-за угла показался начальник стражи.
— Вы арестованы именем мэра города Нована за ограбление банка. После трёх дней в тюрьме над вами состоится суд, — произнёс он.

Зал советов

-Вы совершаете большую ошибку!
Весь внешний вид кричавшего говорил о его положении. Красный плащ с золотым подбоем развевался от сквозняка, идущего из открытых им ворот. На рукавах был вышит узор в виде часовых шестерёнок. На спине изображены часы, стрелки были вылиты из золота, а цифры заменены бриллиантами, размер которых увеличивался от часа к часу. На груди блестела серебряная цифра пять.
На вид ему уже минуло шестьдесят лет, но его осанка говорила о том, что он ещё крепок. Лицо казалось нереальным, восковым. Стой он в зале с самого начала, не шевелясь, его вполне можно было бы перепутать со статуей, коих здесь и так хватало.
Зал советов также называли залом ста колонн и статуй. Он представлял собой огромное помещение с пятьюдесятью колоннами с каждой стороны, рядом с каждой стояла статуя. У одной из них не было лица. Колонны делали из зала коридор, в конце которого находился круглый подиум. На нём сидело одиннадцать человек, одетых так же, как возмущённый. Шесть женщин и пять мужчин различного возраста невозмутимо смотрели на него. У женщин на груди нанесены чётные числа, а у мужчин — нечётные.
— Вы не могли принимать такое решение без меня! — продолжал он.
— Успокойся, — невозмутимо ответила седовласая женщина с шестёркой, изображённой на груди. — Тебя давно не было, а час решения настал.
— Вы должны были известить меня заранее! — не унимался пятый.
— Мы искали тебя, но ты был слишком далеко. — На этот раз ответил полный мужчина с тёмными волосами, таким же спокойным голосом. На груди у него красовалась цифра три.
— Мы поступили согласно уставу, ты это прекрасно знаешь, — встав, добавил одиннадцатый, единственный из всех обладающий лысиной. — Если присутствуют первый и двенадцатый, то отсутствие одного в крайнем случае допустимо.
— Но ведь сотым должен быть другой! — не унимался пятый. — Мы же это видели!
— Они сами выбрали себе хозяина, — ответила стройная женщина с золотыми волосами и цифрой два, изображённой на груди.
— Но такое невозможно! Создатель сделал их не для этого!
— Создателя больше нет, — грустно ответила вторая, — мы только следуем инструкции.
— Но это неправильно! — ещё больше разозлился пятый. — Я не намерен это терпеть!
— Постой! — вскочила шестая, но он уже бежал к двери.
Двери хлопнули, и воцарилась тишина. Никто не знал, что сказать…

Алиса

Круглый зал здания суда города Нована вмещал в себя все тридцать тысяч жителей. В центре зала стоял пьедестал верховного судьи. Справа от него располагался стол помощника. Слева — клетка для заключённого, суд над которым должен был свершиться. Она пока была пуста. На расстоянии десяти метров от них начинались трибуны, где уже были заняты почти все места. До назначенного часа осталось пять минут.
На смену тусклым лампадам, висящим у стен зала суда, зажглась огромная люстра, висящая по центру и осветившая каждый уголок. Это был явный сигнал, чтобы поторопиться. В зал вошёл последний житель, и двери закрылись.
По традициям Нована, никто не имел права покидать зал суда до окончательного принятия решения. Процесс происходил следующим образом: сначала зачитывалось обвинение, затем выступали свидетели, а после проходило голосование, в ходе которого каждый житель должен был бросить специальную монету в ящик: красную, если считал, что подсудимый виновен, или синюю, если не виновен. Во время суда не было принято опрашивать подозреваемого, и каждое его слово лишь прибавляло ему вины. Всё решали жители и только они.
Наконец все уселись, и в зал суда вошёл верховный судья с помощником, ведущим девушку-заключённую.
Верховный судья, тучный мужчина в возрасте около сорока лет, был одет в золотую мантию. Его тихая, аккуратная походка подчёркивала жестокость его лица. Помощник же, наоборот, худощавый молодой человек с добрым лицом, был одет в мантию чёрного цвета. Заключённая — грязная молодая девушка в рваной одежде и со спутанными волосами — шла за ними, опустив голову. Из красных заплаканных глаз текли слёзы.
Встав на пьедестал, верховный судья ударил молотком по специально установленной для этого доске.
— Всем встать! — прозвучал его голос на весь зал. — Начинается судебный процесс по делу ограбления банка.
В это время помощник, заперев заключённую, уселся за стол и начал записывать происходящее на пергамент.
— Заключённая обвиняется в ночном ограблении банка, тщательно продуманном и чётко спланированном, — продолжал верховный судья. — Из банка были вынесены все ценности. На месте преступления не было оставлено ни следа, и только чудо позволило нам поймать преступника!
По залу пошла оживлённая волна перешёптывания. Здесь у каждого было своё мнение и каждый хотел быть прав. Удар молотка прервал шум.
— Я требую тишины! — раздался грозный голос верховного судьи. — Для опроса будут вызваны три свидетеля. Прошу войти первого.
В зал суда вошёл начальник банка. Он презрительно посмотрел на заключённую и, резко отвернувшись, отправился на своё место.
— Уважаемый Манис Крок, прошу вас выступить в качестве первого свидетеля.
— Господин судья, — дрожащим голосом начал Крок. — Как я говорил ранее, я мирно спал в то время, когда эта барышня ограбила меня.
— То есть вы уверены, что это именно она была у вас в ту ночь?
— Господин судья, я не видел её, так как спал… — Его глаза нервно бегали по трибунам, словно кого-то выискивая. — Но… Но я видел её накануне днём, внимательно осматривающую мой банк снаружи. Да… Точно, она несколько дней крутилась рядом…
— Это гнусная ложь! Я только накануне вечером приехала в город, спросите владельца гостиницы! — не выдержала девушка в клетке.
— Уважаемая подсудимая, вам запрещено говорить! Ещё два замечания, и я без продолжения суда, согласно кодексу верховного суда города Нована, объявлю вас виновной. Вам всё понятно?
Девушка кивнула и, опустив голову, уставилась в пол глазами, полными отчаяния.
— Спасибо, господин Крок. Ваши показания очень важны для нас. Можете быть свободны. Прошу войти второго свидетеля.
В помещение зала суда вошёл владелец гостиницы. Низкий мужчина крепкого телосложения шёл, немного хромая. На щеке был свежий шрам, а под глазом синяк. Встав на место свидетеля, он, даже не взглянув на обвиняемую, со злостью уставился на трибуну.
— Уважаемый Самир Глос, подскажите, это правда, что обвиняемая приехала в город за день до ограбления?
— Да, господин судья, — его голос был полон ненависти и удивил Алису. Когда она снимала номер, он был добрым и часто шутил. — Она и правда пришла ко мне накануне вечером. Но у меня только освободился номер, и я не могу утверждать, что она пришла не на удачу. Я не могу сказать, была она в городе до этого или нет. Разрешите мне удалиться, я сказал всё, что знаю…
— Да, господин Глос, не смею вас задерживать. Вы можете быть свободны. Прошу войти последнего свидетеля.
Вошедшая в зал суда девушка была одета в красивое красное платье, закрывающее только одно плечо и элегантно подчёркивающее стройность её тела. Несмотря на высокие каблуки, она словно плыла. Роскошные каштановые волосы, слегка завиваясь, ложились на плечи. Зелёные глаза нагло смотрели на обвиняемую. Маленький носик и милая улыбка располагали.
— Госпожа Александра Пирс, вы не являетесь жителем нашего города, но пожелали выступить в качестве свидетеля. Надеюсь, у вас есть что сказать по этому делу.
— Да, господин судья, дело в том, что ваша обвиняемая преследуется ещё в трёх городах, но только здесь её смогли поймать. Она очень умелая воровка и не оставляет никаких следов. В тот момент, когда её поймали, именно я заметила то ожерелье, торчащее из её кармана. И это чистое везение, что именно оно было выставлено на продажу господином Кроком и было известно в народе. Если бы не стечение обстоятельств, мы бы снова упустили её…
— Госпожа Пирс, скажите суду, откуда вы так осведомлены об этом деле?
— Господин судья, есть в нашем королевстве такие подразделения, о которых мы не вправе говорить… Я думаю, мы понимаем друг друга?
— Безусловно, госпожа Пирс, безусловно. Я думаю, что опрос свидетелей на этом окончен. Уважаемые жители города Нован, прошу вас принять данные нам показания и сделать правильный выбор. Приступаем к голосованию.
Стук молотка дал сигнал к началу голосования. Стражи с ящиками пошли по залу. Каждый делал свой выбор. Красные монетки, признававшие вину, падали вперемешку с синими, дарившими милость. Несколько мгновений, строгий подсчёт — и вынесен вердикт…

Дмитрий

Дмитрий очень надеялся, что всё закончится быстро. У него не было никакого желания участвовать в делах других, а тем более решать вопрос чьей-то жизни. Вроде ещё несколько минут назад он мог спокойно уехать, а теперь стоит перед ящиком с двумя монетками.
— Уважаемый, можно вас попросить о помощи? — Дмитрий помнил эти слова верховного судьи, словно слышит их сейчас.
— Я вас слушаю, — сам не понимаю, почему ответил, а не уехал.
— Дело займёт не больше получаса, и управление города Нована отблагодарит вас! Вы же путник, скажите, что вам надо? Может, деньги? В дороге они всегда нужны. Или вы хотите наконец остановиться? Тогда город предоставит вам прекрасный дом.
— Я помогу вам! — Боже, зачем я тогда это сказал? — В качестве благодарности попрошу два коня и новый меч, но выбирать их буду сам.
— О, нет проблем! Прошу вас, пройдём внутрь. Расступитесь, олухи!
Стражи отошли, и Дмитрий беспрепятственно попал в Здание суда.
— Позвольте рассказать вам подробности. У нас слушается дело особо опасного преступника мирового масштаба. И вроде всё просто и понятно, но произошло невозможное! На данный момент в городе проживает нечётное число людей, и, казалось бы, решение должно быть однозначным, но подсчёт показал равное число голосов за и против. Судя по подсчётам, в зале присутствует не житель города, что не запрещено законом, но приглашён он не был. Поднимать шум не хочется, ведь дело очень важное. Здесь присутствуют даже люди из особых подразделений… Точнее, одна… Но это не важно…
— И что вы хотите от меня? — не выдержав, перебил Дмитрий.
— Да, вам просто необходимо будет отдать свой голос за или против преступника. Сейчас вам дадут материалы дела и две монеты.
Пол часа ушло на изучение дела. Всё было очень странно. Неожиданный арест и очень весомые доказательства, которые, несмотря на правдоподобность, толком ничего не доказывали.
Ещё раз пролистав дело, которое, казалось, знал уже наизусть, Дмитрий сделал свой выбор.

Александра

В тёмном зале царила тишина… Приёмная замка Дормар имела только один вход, являющий собой огромные металлические ворота с изображённым на них чёрным драконом с красными глазами. Гений автора смог создать его так, что при приближении к воротам дракон следил за гостем, и словно налитые кровью глаза вызывали ужас. Помимо того, что имелся только один вход, в приёмной не было ни одного окна. Она располагалась в самом центре замка, и за каждой стеной проходил коридор с комнатами для солдат и входами в бойницы. Толщина любой стены была настолько велика, что, казалось, ни одно пушечное ядро не смогло бы попасть не только в коридор, но и в находящиеся у внешних стен комнаты солдат. Также безопасности приёмной добавляло то, что она располагалась на самом верху замка. Выше была только смотровая площадка, на которой ежедневно дежурил страж.
Двери закрылись. Глаза долго не привыкали к темноте. Александра могла бы создать небольшой огненный шар, чтобы хоть немного развеять мрак, но знала, что он здесь. Она знала, что в замке Дормар запрещено пользоваться магией. И знала, что одно неверное движение, одно неправильное слово — и она уже никогда не выйдет из этого зала.
— Почему так долго? — послышался впереди злой и грубый голос.
Не первый раз она уже стоит вот так, в темноте, и слышит его. Но всегда этот голос вызывает ужас… Слабые очертания начали вырисовываться. Глаза немного привыкли.
Никто и никогда не видел, как он выглядит. Очень мало кто слышал его голос. Только нескольким подчинённым был доступ в этот зал. Но все знали, как его зовут… Драгар Чёрный.
Ходили легенды, что он и есть чёрный дракон с красными глазами, и на двери — его портрет. Стражи шептались, что в темноте зала не видно ничего, кроме его красных глаз, из которых, когда он злится, течёт кровь.
Но она знала, что это неправда. Она знала, что все рассказы про него — всего лишь вымысел. Знала, но боялась его…
— Господин, возникли небольшие сложности. Хранители постоянно путаются под ногами, да ещё эти свидетели… — Голос её слегка дрожал и, как бы она ни пыталась, не могла побороть дрожь.
— Хранители не должны о тебе узнать! Они не дадут нам достичь желаемого… Надеюсь, ты помнишь об этом?
— Да, мой господин!
— Прекрасно! Держитесь в стороне и не давайте вас обнаружить. А теперь о свидетелях… — С банкиром было всё просто. Он сам дал нам средства. В сейфе, помимо драгоценностей и часов, лежал ещё и блокнот с данными его любовниц. Стоило только пригрозить ему, что его получит жена, и он согласился.
— Расскажи лучше про второго свидетеля. — Его голос стал ещё злее, хотя, казалось, злее было некуда. — Почему ты это допустила?
То, что он уже знал о произошедшем, её не удивило. Конечно, она надеялась, что он не знал, но это было из разряда глупой наивности.
— Господин, мой человек поступил необдуманно и понесёт наказание. — Она этого не хотела, ведь это был лучший из встречавшихся ей наёмников, но знала, что или он, или она… — Я знаю, что можно было сделать всё чище, но ведь последствий это не повлекло и дало необходимый результат…
— Александра, ты даже не представляешь, какие последствия приносят необдуманные шаги со временем… Я хочу знать подробности!

Кракен

Довольный собой, Кракен шагал к новой цели по ночному городу. Шёл дождь. Разговор с банкиром удался. Всё прошло именно так, как и было заказано. Тихо, спокойно, ни капли крови и ни одного следа. Такое задание было ему не очень по вкусу. Сила решает дела намного быстрее, чем дипломатия и шантаж, но заказ есть заказ.
Всю свою сознательную жизнь Кракен промышлял разбоями, воровством и убийствами. Выросший без родителей на улицах Зелёного города, он быстро научился воровать, чтобы выжить. Но с годами к нему перестали относиться как к ребёнку, и вместо пинка под сраку можно было получить нож под ребро. Улицы сами диктуют свои правила, и, чтобы выжить, необходимо их соблюдать. К восемнадцати годам он уже был известен в средних кругах преступности и его ловкостью и жестокостью очень часто пользовались. Цены на услуги росли вместе с талантом и навыками. В двадцать пять лет, когда началась Пятилетняя война, его нашли сторонники короля Зирона, и всю войну он выполнял роль наёмного убийцы. После окончания войны он стал широко известен в самых высоких кругах преступности и продолжил выполнять работу наёмного убийцы. Но иногда попадались и более интересные случаи.
Хозяин гостиницы, вопреки устоявшимся порядкам, жил не в ней. За порядком в гостинице следили стражи, это означало, что денег у него немало. За ней был небольшой красивый парк с аллеями, по обочинам которых, словно забор, росли аккуратно остриженные кусты. В самом центре располагался пруд, в центре которого на небольшом островке росло одинокое деревце. Говорят, что в день свадьбы Самир Глос посадил это деревце как знак своей любви, а при рождении детей запускал в пруд новый вид рыбы. С годами деревце значительно выросло, а в пруду расплодилось много рыбы, пяти разных видов.
Проходя мимо, Кракен заметил, как плещется рыба и от света луны блестит разноцветная чешуя. Но его это не очень интересовало. Ему платят не за то, чтобы он смотрел на красоты. В конце аллеи показался дом.
Дом семьи Глосов был не очень богат, но далеко не каждый житель Нована мог себе позволить построить даже такой. Двухэтажный дом с мансардой, выложенный из профессионально обработанного камня, выглядел очень ухоженным. По одной стене вилась молодая виноградная лоза. Дубовая дверь, покрытая блестящим лаком, доступным только обеспеченным людям, служила входом. На кухне горел свет.
Неожиданный стук в дверь отвлёк Самира от подсчётов. В этом месяце прибыль от гостиницы снова пошла верх. Постройка нового тракта через Нован была выгодным капиталовложением, за что он был очень благодарен друзьям из гильдии купцов, предложившим ему эту авантюру. Большой риск оправдался, и когда тракт был открыт, путешественники стали предпочитать его уже заезженным и разбитым старым дорогам. Это не только увеличило число постояльцев, но и позволило получить выплату от управления Нована за помощь городу, которая окупила половину расходов на строительство. Теперь важной задачей стало расширение гостиницы, и для этого необходимо было выкупить один из соседних домов.
Полный уверенности, что это один из соседей передумал по поводу продажи, Самир открыл дверь.
— Здравствуйте! — первым сказал пришедший. — Мы не знакомы, но у меня к вам есть очень выгодное предложение.
— Здравствуйте! — недоверчиво ответил Самир. — У меня дети с женой спят. Мне кажется, что любое предложение подождёт до утра.
— Я не задержу вас надолго. Всего пять минут, и я не буду вас больше беспокоить!
— Хорошо, но только пять минут. У меня очень много дел, а хотелось бы ещё поспать…
— Обещаю, не дольше! Прошу только позволить присесть и принести стакан воды. Была очень дальняя дорога, и я устал.
— Да, конечно, проходите на кухню.
На кухне была дорогая мебель. Резные стулья из красного дерева стояли за столом, явно сделанным одним мастером. В печи ещё тлели угли. Тепло и уютно. На столе лежала куча бумаг, разложенная в рабочем беспорядке. Кракен сел на один из стульев. Самир, подав ему стакан с водой, аккуратно собрал документы и, положив их в стопку, устроился напротив.
— Итак, я вас слушаю. Кстати, вы так и не представились… — Только сейчас, в освещённой комнате, Самир заметил большой шрам на лице собеседника, который начинался где-то под волосами и, проходя через правый глаз, доходил до уголка губ.
— Простите мою невежливость! — сказал Кракен, допив воду. — Меня зовут Калис Рун из Зелёного города. Я представляю новое направления в сфере услуг. У вас очень популярная гостиница, и я хотел бы предложить вам сделать рекламу.
— Рекламу? Простите, что это? — собеседник вызывал всё больше подозрений.
— О, это лучшее продвижение услуг и торговли! Когда-нибудь без этого невозможно будет представить мир! За определённую плату во всех городах Зелёного королевства и даже в его столице — в Зелёном городе — на улицах появятся специальные листовки, в которых будет написана информация о вашей гостинице. Постояльцы рекой поплывут к вам! — улыбка не сходила с его губ.
— Это действительно очень заманчивое предложение, но чего оно мне будет стоить?
— Дело в том, что в Новане у меня есть одно дело, в котором вы мне можете помочь… — Глаза Кракена хищно заблестели. — Вам, наверное, известно, что завтра состоится суд над одной из ваших постоялиц…
— Да, но я не понимаю, какое это имеет отношение…
— Видите ли, эта девушка представляет собой угрозу. Вас вызовут как свидетеля, и вам всего лишь надо будет сказать, что вы её видели в городе раньше…
— Но это ложь! — Самир вскочил так, что тяжёлый стол отодвинулся на полметра. — Я её не видел!
— Но ведь то, что вы её не видели, не значит, что её не было… Я просто прошу подтвердить…
— Я не собираюсь врать! Суд решает, жить ей или нет. Я не собираюсь лишать девушку жизни, потому что вы попросили!
— Но вам это поможет…
— Что здесь происходит? — На кухню вошла жена Самира. — Почему ты кричишь? Кто это?
— Дорогая, иди спать. — Голос Самира был мягким, но явно обеспокоенным. — Наш гость уже уходит.
— Да, не смею вас больше беспокоить! — Кракен, встав со стула, сделал несколько шагов в сторону двери и обернулся. — Подумайте о моём предложении…
— Здесь нечего думать! Я сказал — нет!
Произошедшее далее стало неожиданностью. Глаза Кракена блеснули. Одна секунда, пара быстрых шагов, звон стали — и он уже держал жену хозяина гостиницы, приставив нож к горлу.
— Я не хотел насилия! — голос Кракена изменился с вежливого и спокойного на злой и грубый. — Придётся поступить иначе. Твоя жена и дети останутся со мной до окончания судебного процесса. Если кому-нибудь скажешь, позовёшь стражей, я их прикончу! Ты понял?
— Они ни при чём, отпусти их! — Голос Самира дрожал, глаза бегали в поиске вариантов. — Я всё сделаю, только не трогай их!
Сбоку что-то зашевелилось, и Кракен, обернувшись, увидел маленького худого мальчика, лет семи, усердно трущего заспанные глаза. Этого хватило для того, чтобы отставной офицер, прошедший пятилетнюю войну, коим являлся хозяин гостиницы, бросился в сторону Кракена и одним движением выбил нож из его рук, не причинив никакого вреда жене.
Ребёнок закричал и, испугавшись, убежал обратно в комнату.
Завязалась сумасшедшая драка двух профессионалов. Кракен оказался силён и проворен, обладал превосходством в возрасте. Самир ещё не был стар, но уже не имел той прыгучести, как раньше. Зато опыта хватало, чтобы не только предугадывать удары соперника, но и успешно отвечать на них. Удар за ударом… Кровь из разбитых губ, множество синяков и ссадин покрыли тела обоих. Казалось, драка длилась вечно. Самир сделал подсечку, но Кракен ожидал это. Он подпрыгнул и, воспользовавшись моментом, ударил ногой в лицо.
Самир упал. Сил для дальнейшего сопротивления не осталось. Кракен тоже выдохся, но стоял на ногах. Он схватил сидевшую всё это время, забившись в угол, жену Самира, вновь приставил нож к горлу.
— Я предлагал по-хорошему, но ты не захотел! Безопасность жены и детей была в твоих руках. Я даю вторую попытку, но я не прощаю ошибок!
Лезвие ножа было остро заточено и без проблем прорезало кожу. Жена Самира, любовь всей его жизни захрипела. Кровь хлынула, забрызгав резную мебель. Бездыханное тело упало перед ним…
Дикий вопль, полный злости, боли и ненависти раздался по округе. Но его никто не услышал. За окном лил дождь. И только рыбки пяти видов плескались в пруду под деревом вечной любви…

Александра

Александра понимала, что рассказ ещё больше разозлил Драгара. Она не могла его видеть, но атмосфера была явно накалена.
— И после этого он согласился выполнить требование?
— Д-да… — замешкалась она. — У него ведь осталось пятеро детей, и ради них он сделал это…
— И всё же она осталась жива! — Гнев в его голосе озадачил её.
— Да, странное стечение обстоятельств… Но ведь главное то, что мы отвели от нас все возможные подозрения и закрыли следствие…
— Ты ещё очень наивна, Александра! Каждая жизнь, каждое событие происходят не просто так. Ты говоришь, стечение обстоятельств… Такое стечение обстоятельств заставляет меня задуматься больше, чем случайное событие, ведь второе можно предугадать с определённой вероятностью, а для первого необходимо, чтобы в одно время и в одном месте сошлись несколько случайных событий, а такое, поверь мне, просто так не бывает…
— Но ведь она была выбрана совершенно случайно. Обычная сирота, воспитанная при церкви и пытающаяся наперекор своей судьбе достичь того, что ей не может быть предначертано… Она не имеет никакой значимости ни для мира людей, ни для вселенной в целом. Никому не нужная, вечно одна, когда она вошла в здание управления, показалась мне идеальным вариантом.
— Я иногда забываю, насколько хорошо ты читаешь судьбы людей… Твой выбор мне понятен, но произошедшее всё равно вызывает сомнения… — Драгар тяжело вздохнул. — Они с тобой?
— Да, мой господин!
— Оставь их пока при себе. Они могут тебе пригодиться в поисках второй части артефакта… Больше я тебя не задерживаю!
— Да, мой господин!
Александра развернулась и направилась в сторону выхода. Двери стали медленно открываться.
— Да, и напоследок, я же говорил не использовать в делах прошлого достижения будущего! Реклама была хорошей идеей, но не для этого времени!
— Это идея Кракена, мой господин. — Она остановилась и слегка повернулась в его сторону. — Я уже говорила, что он будет наказан…
— Придержи его у себя, я сам решу его участь…
— Слушаюсь, мой господин!
Она повернулась к двери и вышла из приёмной. Ждать, вдруг он скажет ещё что-нибудь, не было смысла. Если двери открылись полностью, значит, ни слова больше сказано не будет.
Когда-то давно, когда она первый раз стояла в темноте приёмной замка Дормар и говорила с ним, как с обычным человеком, когда она ещё не знала, на что он способен, она засыпала его вопросами, не получая ответов, она не знала, когда стоит остановиться… Но теперь она понимала, как себя с ним вести.
В тот далёкий первый раз её подняли с кровати. Рядом лежал совершенно незнакомый мужчина, который был мертвецки пьян. С тех пор, как все её сёстры были убиты и она остал