Каталог

Под чужими именами. Людмила Ржевская

Роман

Под чужими именами. Людмила Ржевская
Нажмите на изображение для просмотра
978-5-00143-344-6
В наличии
490 Р

      Отзывы: 0 / Написать отзыв



Есть такие школы, где растят будущих шпионов. По всему свету набирают хорошеньких девочек. Их отнимают от семей, и часто даже сами родители не знают об этом. Девочки проходят сложную подготовку. Потом, словно пташки, красавицы разлетаются по свету и выполняют особые поручения на благо своей Родины.

Судьба привела выпускниц Чикагского пансиона в холодную Россию. «Мушкетеркам» предстоит послужить Америке, выполнив пару рисковых заданий, узнать тайны о своем прошлом, потеряться в любви, обрести родных, столкнуться с местными службами безопасности, найти верных друзей и опасных врагов. Есть ли у них право на личную жизнь, собственный выбор и решения, идущие вразрез с приказами, отданными свыше? Смогут ли подруги Зоя и Бетти всегда оставаться в рамках профессиональной этики и ни разу не переступить черту, из-за которой для шпионов нет возврата? Об этом вы узнаете, прочитав новый остросюжетный роман Людмилы Ржевской «Под чужими именами».

Кол-во страниц302
АвторЛюдмила Ржевская
Возрастное ограничение18+
ОбложкаГлянцевая
ПереплетТвердый
ФорматА5
Вес гр.465 г
Иллюстрациинет
Год издания2020
ИздательствоСоюз писателей

Встреча в Москве

Павел прилетел в Москву, когда на город уже опустилась прохлада. С реки дул легкий ветерок и охлаждал нагревшуюся за день мостовую. Через полчаса таксист доставил пассажира по указанному адресу. Поселившись в отеле, гость столицы вышел на улицу. Напротив светились огни большого ресторана, и он вспомнил, что с утра ничего не ел. Он пересек дорогу и зашел в заведение. Зал был полон посетителей, почти все места уже заняли, и только в углу, у самого окна, за столом сидела одинокая женщина. Павлу ничего не оставалось, как предложить незнакомке свою компанию:
— Простите, пожалуйста, не мог бы я присесть за ваш стол? Очень голоден, а мест нет.
Она подняла глаза, чуть улыбнулась:
— Конечно, устраивайтесь поудобнее, скоротаем вечер вместе. Мое имя — Зоя.
— Я Павел, — он протянул ей руку, она слегка тронула его пальцы и наклонила голову немного вбок.
Павел опустился на стул, подозвал официанта, сделал заказ и стал разглядывать свою соседку. Перед ней стоял бокал с шампанским, лежали в вазе фрукты и одна шоколадка. Ее глаза напоминали кошачьи, большие и зеленые, волосы отливали в свете ресторанных ламп медной проволокой, завитки этой «проволоки» спадали на чистый белый большой лоб, губы были пухлые и красивые, прямой нос и немного вытянутый вниз овал лица делали ее серьезной и словно отстраненной от сиюминутных забот. Светло-зеленый шарф прикрывал плечи. Зоя показалась ему очень красивой, какой-то неземной. Ее не смутил пристальный взгляд Павла, она только слегка улыбнулась и спросила:
— Я вам мешаю или не нравлюсь? Почему вы так на меня смотрите?
— Что вы, Зоя, вы мне симпатичны, просто я впервые вижу такие зеленые глаза. А ваши волосы? Или краситесь в такой цвет?
— Все мое, натуральное. Это, наверное, мама с папой одарили меня кошачьими глазищами и рыжей шевелюрой. Впрочем, не знаю, я никогда не видела родителей. Росла в детском доме, потом в интернате, где мне дали прозвище Кошка. Я и сама вижу, что похожа на рыжую кошку.
Она снова улыбнулась и подняла бокал:
— Будем знакомы, Павел, за вас! Вы откуда прилетели в Москву?
Она сделала глоток шампанского, отломила кусочек шоколадки и медленно поднесла его ко рту. Шарф немного сполз, ее рука оголилась, и мужчина увидел загорелые покатые плечи и изящную кисть с длинными тонкими пальцами. «Руки, как у пианистки, — подумал он. — Интересно, а как она выглядит целиком, какие у нее ноги, талия и все прочее? А не пригласить ли мне ее на танец, не рассмотреть ли всю? Что одному скучать?»
Заказ никак не несли, Павел начинал нервничать, а Зоя разглядывала его и улыбалась. Потом она вдруг сказала:
— Что зря время терять, закажите вальс и пойдемте танцевать.
«Надо же, она мои мысли угадала», — он поднялся из-за стола и пошел к музыкантам. Зоя про себя отметила, что Павел мужчина на вид лет тридцати пяти, спортсмен, ухожен, но не москвич — говор странный, не акает, как все коренные жители столицы. И решила: «Возможно, с ним можно будет скоротать ночь, все равно идти сегодня некуда, мою квартиру освободят только завтра. Значит, надо ему понравиться. Действовать лучше быстро и наверняка».
Заиграли вальс. Когда Павел вернулся к Зое, она уже выходила из-за стола. Он подал ей руку, она вложила свои нежные пальчики в его ладонь и слегка надавила. Его рука дрогнула, он ощутил приятный холод ее ладони и трепет пальцев. Он плохо танцевал, почти не умел кружиться, она пыталась вести, но из этого ничего не выходило.
И тогда он крикнул музыкантам: — Ребята, давайте танго!
Этот танец вышли исполнить многие пары, их толкали, а потом оттеснили в угол. Но Павел ничего не замечал, он прижимал Зою к себе все сильнее и сильнее, не отрываясь смотрел ей в глаза, которые светились зеленым и действительно напоминали в темноте глаза кошки: нежные, страстные, такие близкие. Ее губы доставали до его подбородка, она чуть приоткрыла их и хотела что-то сказать, но в этот момент Павел закрыл ей рот поцелуем. Она ответила. Присутствие посторонних их ни капельки не смущало. Зоя чувствовала, что он весь дрожит, а его «мужская гордость» стала просто выпирать из брюк. Музыка смолкла. Они сели за свой стол. Наконец, принесли ужин. Павел не понимал, что ест и пьет, он видел перед собой только ее, зеленоглазую рыжую кошку, которую страстно желал.
«Как пригласить ее к себе в номер? Что сказать? Надо уводить ее отсюда прямо сейчас, пока она тоже хочет меня», — размышлял он, когда рядом прошелестел ее голос.
— Может быть, пойдем к тебе? — снова словно угадав его мысли, спросила Зоя.
— Да, это недалеко, вон мой отель, через дорогу, — тут же согласился Павел. — Я только сегодня прилетел из Осетии. К начальству вызывают завтра утром, так что у нас с тобой впереди целая ночь.
— Вот и замечательно, — проговорила она, — я тоже свободна. Надеюсь, не пожалею, если пойду с тобой, — и опять чуть улыбнулась, что придало ее лицу странную загадочность. Павла невероятно тянуло к этой женщине. Она казалась ему такой простой и доступной. «Детдомовская девчонка, — подумал он, — что хорошего она могла видеть в жизни? А я смогу показать ей мир, если она останется со мной». В номере Зоя удивила его еще больше. Бросив свою сумочку на стол, она прошла и заглянула во все углы комнаты, не забыв проверить ванную, перевернула телефон, приложила трубку к уху и послушала.
— Что ты ищешь? — уточнил он.
— Мало ли что? — она пожала плечами. — Вдруг здесь прослушки стоят. Тебе это надо?
— И что? Ты ничего не нашла? — засмеялся Павел, подошел к девушке, притянул к себе и поцеловал в губы. Она легонько отстранилась:
— Подожди, сначала ванна, потом постель. Я первая иду купаться.
— Хорошо, милая кошка, можно я буду называть тебя так? Ты ведь действительно очень похожа на кошку.
— Тогда я тебя буду называть осетин, идет?
— Если тебе так нравится, моя милая кошка.
Зоя сняла с себя платье, кинула его на кровать, оставшись лишь в очень дорогом белье, потом избавилась и от него, повернулась к Павлу спиной. Он увидел шрам, который тянулся от левой лопатки до правой ягодицы.
— Зоя, что это у тебя? — притягивая девушку к себе и разглядывая ее спину, спросил он, гладя рукой длинный рубец и целуя его.
— Не обращай внимания, осетин, он нам не помешает. Это урок из моего детства, который я запомнила на всю жизнь, — она высвободилась из его объятий и пошла в ванную, слегка покачивая бедрами. А Павлу вдруг до боли стало ее жаль: «Бедняжка, ей, наверно, досталось в жизни! Но больше я не отпущу ее от себя, вот только выполню приказ и увезу к себе в Осетию, подальше от людей и от этого злого мира». Зоя напомнила ему девочку, в которую он был влюблен в первом классе. Наверное, поэтому она сразу стала ему совсем родной и близкой, той малышкой из его детства, такой же рыжей и озорной. Он, в том далеком прошлом, целых два года сидел за партой только с нею и никого из мальчиков не подпускал к своей Машеньке. А потом вместе с родителями она уехала далеко-далеко, на край света. И вот теперь ему очень захотелось, чтобы эта едва знакомая женщина оказалась его Машенькой, его тайной детской любовью, которую неосознанно он хранил в своем сердце все эти годы. Воспоминания о школьных днях всплыли ярко и отчетливо. Больше, чем свою одноклассницу, Павел еще никого не любил. Он просто почувствовал всем нутром что без нее, без этой «рыжей кошки», неминуемо пропадет. И сердце его тревожно забилось в предвкушении ночи, полной любви, возможно, единственной настоящей и на всю оставшуюся жизнь. Зоя полоскалась минут десять. Вышла с тюрбаном на голове из полотенца и в длиннющем белом халате, который сняла со стены в ванной и накинула на себя. Ее глаза горели, она засмеялась, подошла к Павлу, села к нему на колени, поцеловала в губы, потом быстро соскочила и оттолкнула его от кровати.
— Ну беги, твоя очередь мыться. А я пока приготовлю постель.
Когда мужчина вернулся, Зоя уже лежала под одеялом.
— Готов, осетин? Туши свет и иди ко мне. Твоя кошка ждет тебя. У нас с тобой еще много часов до утра.
Всю ночь они не сомкнули глаз. Любили друг друга, удивляясь, как хорошо им вместе. Они идеально подходили друг другу. Оба страстные, темпераментные, но в то же время нежные и ласковые. Им казалось, что они знакомы уже тысячу лет, просто ненадолго разлучились, но вот Бог снова соединил их, и теперь так будет всегда.
Уже на рассвете Павел спросил Зою:
— Скажи, а чем ты занимаешься? У тебя такое роскошное платье, очень дорогое нижнее белье и туфли… Как ты зарабатываешь себе на жизнь?
— Не переживай, я не проститутка, а переводчица в одной очень солидной иностранной компании, — развеяла его сомнения красавица. — Знаю пять языков. Поэтому могу позволить себе одеваться так, как хочу. А ты, Павел, кто?
— Я простой офицер. Вот прислали в командировку в Москву, утром узнаю, зачем вызвали в такую даль. Я рос с родителями в тайге. Отец с раннего детства брал меня на охоту. Тогда я и научился метко стрелять. Потом окончил военное училище, сейчас имею чин капитана. Но форму не ношу, служу в таком подразделении, где это необязательно.
— Понятно, осетин, значит, эта наша с тобой ночь единственная? Выполнишь свое задание и назад к себе в Осетию? А жена у тебя есть?
— Была, да сплыла, от меня к моему лучшему другу ушла. Он уже полковник, и перспектив у него гораздо больше. Так получилось. А ты бы поехала со мной? Вышла бы за меня замуж?
Зоя приподнялась на локте, заглянула Павлу в глаза, он тоже привстал и поцеловал ее.
— В другое время, наверно, вышла бы, а теперь не знаю, — сказала она. — Судя по всему, ты хороший человек и отличный любовник, но я привыкла к другой жизни. А что мне может дать простой офицер русской армии, кроме своей любви? Да и то, скорее всего, недолгой, пока не надоем или не подвернется новая командировка с интересным приключением.
— Ты не права, моя милая кошка! — горячо возразил Павел. — Я умею любить и могу быть верным. А что в этой жизни ценнее любви?
— В этой жизни ценнее любви может быть только сама жизнь, дорогой осетин, и если ты был под пулями, то должен это понимать, — она немного помолчала. — Вот и утро пришло, нам пора расставаться. Спасибо тебе, ночь была чудесной.
— Ты хочешь так рано уйти от меня?
— Нет, я хочу еще выкупаться, одеться, позавтракать, а лишь потом уходить. Закажи еду в номер. Тебе ведь тоже к девяти утра надо быть у начальства, так что поторопись, не голодную же ты меня отсюда выпроводишь?
— Что ты, Зоя, я хочу, чтобы ты осталась сегодня у меня или хотя бы пришла вечером снова.
— А ты уверен, что вечером ты все еще будешь здесь?
— Честно, даже не знаю, зачем меня вызвали, да еще срочно, и куда отправят дальше.
— Тогда давай договоримся, Павел, если ты останешься в городе еще хотя бы на день, встретимся в том же ресторане, что и вчера. Телефон не спрашиваю, скорее всего, московского у тебя нет, а звонить в Осетию мне не с руки. Свой номер тоже пока не дам, он у меня сугубо рабочий, а личный завести не успела. Я ведь тоже не москвичка и прилетела сюда, может быть, на пару часов раньше тебя. Как видишь, и ты, и я перелетные птицы и мчимся в любой конец страны по первому требованию нашего руководства. Ты своего, а я своего. Не правда ли странно, что две неприкаянные души случайно встретились в столице и вместе провели чудную ночь! Я ведь тоже не замужем и никогда еще не была.
— Зоя, а не хотела бы ты прямо сейчас улететь со мной в Осетию? У меня домик там есть, зажили бы как люди. — Он так хотел, чтобы теперь, когда он повторил свое предложение, она согласилась, и замер, ожидая ответа.
— Какой ты быстрый, Павел, — усмехнулась девушка, — мы совсем не знаем друг друга, всего лишь вечер и одну ночь были вместе, и ты уже зовешь замуж.
— А мне показалось, что мы знакомы тысячу лет, — возразил мужчина, — мне с тобой очень просто, легко и хорошо, совсем не надо притворяться. Зоя, ты такая нежная, ласковая, теплая, ну точно кошка. Тебе правда идет это прозвище.
— Да уж, всю жизнь я кошка, всегда ею была, наверное, с самых пеленок, — как-то грустно улыбнулась Зоя. — Ладно, осетин, вставай, хватит валяться, а то опоздаем на другие свидания. Завтракали они молча. Павел все время подливал девушке кофе, брал ее руку в свою, гладил, целовал пальчики, она легонько высвобождалась и продолжала трапезу, словно не ела целую вечность. Молчала и только смотрела Павлу прямо в глаза, будто стараясь понять, кто он и можно ли ему доверять. На крыльце, провожая ее из отеля, он сказал:
— Мне очень не хочется тебя терять, я, кажется, влюбился, притом сильно. Со мной давно такого не происходило. Мое сердце, как загнанный воробей, вот-вот выпрыгнет из груди. Если я вот так запросто отпущу тебя и потеряю, я себе этого никогда не прощу. Ты — моя женщина. Такую я искал всю свою сознательную жизнь.
— Если мы сегодня все еще будем в Москве, — повторила Зоя слова, уже сказанные ранее, — то встретимся на том же месте и в тот же час. А если нет — значит, не судьба.
— Хорошо, моя милая кошка, моя любимая Зоя, я буду ждать тебя в ресторане вечером и сегодня, и завтра, и послезавтра, если, конечно, меня оставят на какое-то время в столице. Я постараюсь убедить тебя выйти за меня замуж и уехать со мной в Осетию.
— Я приду, осетин, обязательно приду. Ты мне тоже понравился, — пообещала девушка.
Она села в подошедшее такси, махнула рукой на прощание, послала воздушный поцелуй, и машина увезла его любовь, так нежданно ворвавшуюся в сердце, что оно сжалось от боли. Он вспомнил ее шрам через всю спину, и на глаза навернулись слёзы. «Бедная моя девочка, — подумал Павел, — сколько же тебе пришлось выстрадать и вытерпеть, но теперь я тебя никому не отдам. Я буду защищать тебя от всех. Только бы ты пришла сегодня ко мне на свидание». ***
В кабинет к своему начальнику Павел зашел ровно в девять утра. Генерал поднял глаза и сухо произнес:
— Присаживайтесь поближе ко мне, разговор у нас будет долгий.
Осетин подвинул стул к столу и сел, куда ему велели.
— Мне рассказывали, что вы отличный снайпер и с очень большого расстояния можете попасть белке в глаз, что ни на охоте в родных краях, ни в армии ни разу не промахнулись. Это правда?
— Да, товарищ генерал, я отличный стрелок. Только не пойму, для чего вам понадобилось вызывать меня из Осетии? Или в Москве перевелись толковые снайперы?
— Нет, конечно, здесь есть профессионалы, но все они уже засветились, а нам для очень деликатного дела нужен человек, которого в столице никто никогда не видел и не знает, кто он. Выбор пал на вас.
— Надо кого-то убрать? — уточнил осетин.
— Ты догадлив, — похвалил Павла начальник. — Надо не просто убрать, а сделать это тихо, незаметно, с очень большого расстояния, чтобы и подумать было нельзя, что это сделала наша организация. Снайперскую винтовку получишь лично от меня, но об этом никто, кроме нас с тобой, не должен пронюхать. Утечка информации исключена. Нужно ликвидировать опасную американскую шпионку, которую прислали сюда с каким-то важным поручением. У тебя есть ровно неделя, чтобы выследить ее и убить. Вот фото, — и генерал положил на стол большой цветной снимок иностранной разведчицы. Павел взял его в руки. На него смотрела и улыбалась его рыжая кошка с зелеными пронзительными и грустными глазами. В голове зашумело, он чуть не вскрикнул: «Этого не может быть!» С минуту молчал, потом спросил:
— Она что-то натворила у нас в стране?
— Пока нет, но ее не посылают для прогулок и осмотра достопримечательностей. Эта девица — одна из самых опытных американских разведчиц и выполняет только самые сложные задания, например, когда нужно кого-то выкрасть и вывезти за границу или убить. Она уже ликвидировала многих политиков в разных концах света. Эта женщина великолепный снайпер. И заметь, она очень красива, легко может войти в доверие к любому мужчине. Какими еще навыками и средствами она располагает, нам пока неизвестно, да и выяснять некогда. От нее следует немедленно избавиться, и сделать это поручено тебе. Ты не из местных, и ни одно иностранное посольство тебя не видело. О том, что ты служишь у нас и прекрасно стреляешь, в курсе только товарищи, которым это по статусу положено. Все сошлись на твоей кандидатуре. Действовать нужно быстро, пока она в Москве, а то придется потом гоняться за ней по всей России. Есть только одна зацепка: она любит посещать ресторан «Континенталь». Постарайся ее обнаружить и решить проблему, не оставив после себя следов. Тебя она заметить и догадаться о слежке не должна. Фото возьми, пригодится. Смотри, не перепутай ни с какой другой женщиной, лишние трупы нам ни к чему.
Павел не отрывал глаз от карточки и думал: «Неужели эта тихая, нежная и ласковая женщина, несчастная девочка из детского дома, может быть американской шпионкой? Нет, здесь что-то не так».
— Разрешите, генерал, спросить, а где воспитывалась эта американская разведчица? Что известно о ее семье?
Если начальник и удивился такому вопросу, то вида не подал.
— Она все детство провела в Штатах. У нее множество имен. Под каким она приехала — нам известно, а вот по каким документам будет жить в Москве — нет. Да и зачем тебе эта информация? Твое дело — уничтожить врага страны. Фото у тебя на руках, надеемся, задача тебе по силам, — подвел итог начальник.
— Постараюсь вас не разочаровать, — кивнул Павел. — А если мне не хватит недели, чтобы найти шпионку? Зацепок-то почти нет. Вдруг она не придет в ресторан, где тогда искать?
— Подумай сам, она американская разведчица, значит, обязательно должна появиться возле их посольства или связаться с кем-то из дипломатов. Мы поможем, если ты один не справишься. На всякий случай, слежкой займутся еще несколько человек. Когда найдем ее пристанище, тебе обязательно сообщим. Иди, Павел, и выполняй задание. Мы надеемся на тебя. Не подведи.
Павел сунул фотографию Зои к себе в портфель и покинул кабинет генерала. Он спустился по лестнице на первый этаж и не разбирая дороги пошел наугад. Через полчаса он остановился возле сквера, присел на скамейку, достал снимок и еще раз внимательно посмотрел на портрет. Сомнений не было. Это была она, его зеленоглазая любовь. Осетин лихорадочно думал: «Как такое может быть? Ведь Зоя родилась в России и росла в детском доме, а эта дамочка — из Америки. Возможно, они просто похожи, бывают же на свете двойники. Скорее всего, это какая-то ошибка! Ну, не может этот ласковый котенок заниматься шпионажем. Надо будет у нее самой спросить, на кого она работает, а потом уже решать, что делать. Только бы пришла на встречу! И потом, генерал сказал, что та разведчица ходит в “Континенталь”, а эта пришла в обычный ресторан, нет, не верю, что моя кошка — разведчица. Скорее всего, они просто похожи». Павел пытался найти объяснение случившемуся, успокоить себя, но получалось плохо. До назначенного свидания оставалось еще семь часов. Он зашел в ближайшее кафе, перекусил и поехал к себе в отель. Не раздеваясь лег на постель и стал придумывать вопросы, которые будет задавать Зое, чтобы не напугать, если она не шпионка, а обычная женщина. Ну а коли все же окажется американской разведчицей, нужно не спугнуть и не дать ни в чем себя заподозрить.

Теги: Новые имена современной литературыЛюдмила РжевскаяБестселлер

Рекомендуем посмотреть