Каталог

Глубина пятого измерения. Геннадий Иевлев

Фантастический роман

Глубина пятого измерения. Геннадий Иевлев
Нажмите на изображение для просмотра
978-5-00143-345-3
В наличии
280 Р

      Отзывы: 0 / Написать отзыв



Категории: Фэнтези и Фантастика

После долгих колебаний Земля наконец решилась на колонизацию новой планеты, но по пути экспедиции вдруг обнаружила неопознанный объект в галактическом пространстве. Экспедиция оказалась перед выбором: или вернуться, или продолжить путь на свой страх и риск. Тут Земля вспомнила о заброшенной космической станции, находящейся в пространстве неподалеку от пути экспедиции, и направила туда группу техников и десантников, чтобы привести станцию в рабочее состояние и чтобы они попытались разобраться с неопознанным объектом. Прибыв на станцию, группа землян вдруг выясняет, что по ней прогуливаются странные рептилии и портатор станции работает в режиме самоактивации. Пропадает один из техников группы. Командир группы через портатор отправляется на его поиск и попадает во Вселенную пяти измерений.

Кол-во страниц204
АвторГеннадий Иевлев
Возрастное ограничение16+
ОбложкаГлянцевая
ПереплетМягкий
ФорматА5
Вес гр.252 г
Иллюстрациинет
Год издания2020
ИздательствоСоюз писателей

Глава 1


Идущий по второму коридору космической станции офицер службы безопасности космического флота Федерации Олег Поляков вдруг резко остановился: в нескольких шагах от него, у угла коридора, стояла огромная человекообразная рептилия, сжимая в своих руках-лапах оружие. Рот рептилии приоткрылся, и раздался оглушающий то ли свист, то ли крик. Олег машинально шагнул назад, одновременно приподнимая своё оружие. Его нога ступила на что-то скользкое и резко поехала в сторону. Он изогнулся и, не устояв, упал на спину, лишь успев сгруппироваться, что уберегло его голову от удара о твёрдый металлический пол. Инерция бросила руки за голову, они ударились о пол, разжались, и оружие, выскользнув, с громким шелестом заскользило по полу неизвестно куда. В тот же миг пролетевший над ним красный сполох рассыпался фейерверком ярких искр где-то у него за головой.
«Проклятье! — тут же замелькали у Олега Полякова мысли большой досады. — Это всё! Конец!»
Он замер и сомкнул веки, чтобы не видеть, как следующий красный сполох метнётся в его сторону и уже точно не пролетит мимо.
Время шло, а никакого обжигающего сполоха не входило в его тело.
Олег приоткрыл глаза: рептилии перед ним не было — видимо, она решила обезопасить себя от возможной атаки и, спрятавшись за углом, теперь лишь выглядывала из-за него. Тогда, открыв глаза уже широко, Олег напрягся и, резким движением став на ноги, развернулся: его оружие лежало на полу неподалёку. Он не стал бежать к нему, а прыгнул в его сторону и, в полёте схватив его, перекувыркнулся и, став на одно колено и оказавшись лицом к тому злосчастному углу, вскинул оружие на уровень своего лица и нажал на спусковой механизм. Вырвавшийся из излучателя яркий синий сполох тут же вошёл в выглядывающую из-за угла серо-зелёную рептилию. Прошло несколько мгновений, но рептилия продолжала стоять, будто полученный энергетический заряд никак не подействовал на неё. Олег Поляков ещё раз выстрелил и даже увидел, как из серо-зелёной рептилии заструился дымок, но её положение, однако, никак не поменялось: она странным образом продолжала выглядывать из-за угла, не предпринимая никаких ответных действий. Палец Олега напрягся, чтобы ещё раз нажать на спусковой механизм оружия.
— Проклятье! Кто там? Прекратить стрельбу! — раздался вдруг громкий голос, по которому он узнал десантника Николая Латышева. — Она уже сдохла.
Олег расслабился и, крутанув головой и не увидев вокруг себя никакой опасности, поднялся с колена, но, продолжая держать свой тяжёлый зард около лица, направился к углу, из-за которого продолжала выглядывать серо-зелёная рептилия, и, когда до угла ему осталось сделать лишь шаг, рептилия вдруг резко увеличилась в размере и, описав широкую дугу, вывалилась из-за угла своей огромной человекообразной фигурой, с громким, но глухим стуком упав на пол. Олег тут же механически сделал шаг назад и направил оружие на лежавшую на полу хвостатую рептилию, но, вспомнив о том, что только что поскользнулся, делая шаг назад, замер в тревоге.
— Жив, командир!
Громкий возглас заставил Полякова поднять голову: за лежавшей на полу рептилией стоял широко улыбающийся Латышев. Олег шумно выдохнул.
— Гадина! Откуда она появилась? — Поляков покрутил головой вокруг себя, будто надеялся увидеть место появления рептилии. — Будто материализовалась из воздуха. Думал, конец. — Он развернулся, скользя взглядом по полу. — Во что я вляпался? — Он шагнул к какому-то тёмному пятну на полу и склонился над ним. — Какая-то слизь. Санаторщицы просмотрели? Ну я им… — Он выпрямился и повернулся в сторону Латышева. — Это ты её? — Он подтвердил свой вопрос взмахом подбородка. — Благодарю! Я уже практически простился с жизнью. Шёл, и вдруг эта гадина рядом с углом. Да ещё так свистнула, что уши заложило. Непонятно, почему она промахнулась. — Он покрутил головой.
— Я шёл по коридору, и вдруг позади меня коридор на мгновение будто вспыхнул, — заговорил Латышев. — Я оглянулся и увидел, как огромная рептилия смотрит за угол. Не раздумывая, я разрядил в него всю батарею зарда. — Он отстегнул от своего оружия батарею и, пристегнув её к поясу, отцепил от него другую и резким движением прищёлкнул в оружие. — Из неё даже дым пошёл, но она, гадина, не упала, а оперлась о стену и стоит. Я даже испугался. — Он громко хмыкнул. — Потом слышу, что из-за угла тоже кто-то палит по ней. Пришлось покричать. После этого подошёл и толкнул её. Она и… — Латышев махнул рукой. — Оказывается, ей хвост не давал падать, оперлась на него. Плохие из них стрелки, если они с таких расстояний промахиваются. Однозначно, подготовка ни к чёр… — вытянув губы в широкой усмешке, он покрутил головой.
— Связь! Рязанову! Ольга! — произнёс Олег Поляков, чуть склонив голову к груди.
— Да, командир! — тут же раздался женский голос, идущий откуда-то из верхнего кармана куртки.
— Подойди вместе с Ларисой к углу шестого и второго коридоров, — заговорил Олег. — Здесь на полу какая-то непонятная слизь. Если пропустили при уборке, будете наказаны. Всё! — Он повернулся в сторону Латышева. — Смотайся в ангар. Притащи оттуда большую платформу. Погрузим эту гадину, выбросим в пространство и сожжём, как и предыдущих.
— Уже третья за вторые сутки. — Латышев заметно нервничал. — Откуда они здесь? Без еды и воды. Станция под полем скрытия. Никаких чужих кораблей поблизости не наблюдается. Неужели через портал проникают? Но как? — Он поднял плечи. — Техники утверждают, что портал деактивирован. Не из воздуха же, действительно, они материализуются?
— Затем мы и здесь, чтобы разобраться.
— Я бы вызвал ещё один отряд. Сколько их ещё появится?
— Земля рекомендовала пользоваться порталом лишь в самом крайнем случае, — в голосе Полякова скользнули нотки раздражения. — Энергия на исходе. Её может не хватить, и кто-то навсегда застрянет в канале, оставшись энергией внутреннего мира.
— Это и есть край…
— Выполняй! — Олег Поляков повёл подбородком в сторону, перебивая возражение Латышева.
Ничего больше не сказав, Николай Латышев развернулся и побежал по коридору прочь.
— Связь! Логинова! — произнёс Олег Поляков, опять чуть склонив голову к верхнему карману куртки.
— Да, командир! — тут же донёсся голос десантника Игоря Логинова.
— Вы где? Злобин с тобой? — поинтересовался Олег.
— Четвёртый коридор, командир. Мы вдвоём, — доложил Логинов.
— Что у вас?
— Тихо!
— Всем! Быстро на угол второго и шестого. Ещё одна рептилия.
— Да, командир!
Оставшись один, Олег Поляков направил излучатель своего оружия на лежащую на полу рептилию, подошёл к ней и легонько пнул её носком обуви — никакой ответной реакции не последовало. Сделав несколько шагов назад, он замер, продолжая держать излучатель своего оружия направленным на неподвижно лежащую рептилию.

***
Потерпев неудачу при своей последней колонизации планеты Атры (принадлежащей Тургарской планетной системе), которая оказалась под контролем неизвестной высокоразвитой галактической расы, земляне долго не решались колонизировать ещё какую-либо планету, хотя сама планетная система и пригодная для колонизации планета усилиями астрофизика Марка Сотникова была найдена.
Она находилась в обитаемой зоне этой планетной системы, имела кислородную атмосферу и облачность, которые вполне отчётливо просматривались в большие орбитальные телескопы Солнечной системы. Планета получила ласковое название — Лемурана, а яркая жёлтая звезда, вокруг которой она водила свой хоровод, была названа Критой, что означало «тусклая», из-за того, что её светимость в момент открытия была определена неправильно. Планетная система этой звезды стала называться Критской.
Из Солнечной системы Крита наблюдалась тусклой красноватой звёздочкой, поскольку между Солнечной и Критской планетными системами находилось большое, достаточно плотное молекулярное облако, которое поглощало большую часть идущего от Криты света. Изначально в хороводе Криты были найдены всего лишь две большие планеты, отнесённые к классу холодных Юпитеров, и потому, единожды открытая, эта планетная система на многие столетия была предана забвению, пока земляне не организовали несколько экспедиций в дальние сектора галактики, и, когда молекулярное облако оказалось за кормой экспедиции, Критская планетная система вдруг засияла в своём истинном облике, и вокруг неё был найден хоровод уже из шести планет, одна из которых гарантированно находилась в зоне обитания.
Находясь под впечатлением последней неудачной колонизации, земляне более ста лет не решались углубляться в неизведанные галактические сектора и лишь вели наблюдение за Критской планетной системой. Но за долгие годы наблюдений никаких объектов искусственного происхождения в пространстве этой планетной системы обнаружено не было, и земляне, после продолжительных колебаний, всё же решили организовать экспедицию на Лемурану.
Ещё одной причиной колонизировать Лемурану было то, что за это время не было найдено другой планеты, пригодной для колонизации, и потому выбора у землян не было.
Но изначально усилия землян добраться до Критской планетной системы из Солнечной системы напрямую не увенчались успехом, так как прямой путь, соединяющий две планетные системы, пролегал вплотную к галактическому сектору сентаригов — галактической расе, которая находилась в недружественных отношениях с цивилизациями Федерации объединённых галактических рас, и потому первая экспедиция землян, направленная в Критскую планетную систему, вынуждена была вернуться: она была атакована военными кораблями сентаригов, и если бы экспедиция не сопровождалась эскортом военных кораблей землян, то её ожидала бы весьма печальная участь.
Земляне были вынуждены искать другой путь в Критскую планетную систему и запросили поддержки у Совета Регата Федерации. Но Совет Регата сам был обеспокоен появлением в границах секторов Федерации неизвестной галактической расы с непонятными намерениями и потому выделил землянам для сопровождения экспедиции лишь один корабль, но зато самый мощный, — космический разрушитель «Артаран». Огневая мощь разрушителя была столь огромна, что он мог залпом всех своих излучателей уничтожить даже естественный спутник приличных размеров, не говоря уже о таком искусственном сооружении, как космический корабль любой враждебной цивилизации. Но даже при поддержке столь мощного космического корабля земляне не решились больше испытывать судьбу экспедиции и отправили её вокруг проблемного сектора расы сентаригов.
Караван из кораблей экспедиции теперь был не столь численный, как прежний, и состоял всего лишь из разрушителя и двух больших грузовых кораблей землян, один из которых нёс на себе генератор пространственного портала, а второй — энергетическую станцию для запитывания портала (так как земляне решили сразу же организовать квантовый туннель между Критской планетной системой и Солнечной системой) энергией такой мощности, чтобы по нему могли проходить любые корабли Федерации и перемещаться любые грузы. Грузовые корабли также несли на своих внешних подвесках по одному земному крейсеру, которые, однако, находились в пассивном состоянии и должны были активироваться лишь по прибытии в пространство Критской планетной системы. В грузовых кораблях располагалась и экспедиция, по двадцать землян в каждом, которая должна была смонтировать пространственный портал и заняться начальным обследованием планеты на предмет возможности и обширности её колонизации.
Путь был неблизкий и должен был продолжаться около пятнадцати стандартных лет времени Федерации.
Долгое время никаких угроз для каравана не было. Но когда уже шёл десятый год пути и караван должен был круто изменить вектор своего пути, экипажем разрушителя был обнаружен быстроперемещающийся объект совсем недалеко от нового вектора пути каравана. Был ли это какой-то чужой космический корабль или же что-то другое, определить не удалось. Караван замедлил свой ход и доложил на Землю о сложившейся ситуации. Земля оказалась встревожена. Встал вопрос о возврате и этой экспедиции. Но после некоторого времени наблюдений неизвестный объект вдруг исчез с экрана пространственного обзора разрушителя.
Тут Земля вспомнила о своей заброшенной станции, находящейся несколько в стороне от маршрута экспедиции. Она имела небольшой портал и могла послужить своего рода аванпостом для каравана. Как удалось определить с Земли, расстояние от пути следования каравана до забытой станции было всего лишь около тридцати световых стандартных суток. К тому же, если станцию дооснастить современным электронным телескопом, то весь путь до Критской планетной системы прекрасно просматривался бы и персонал станции мог бы предупредить караван об угрозе, если таковая могла возникнуть по вектору его пути. И хотя путь мимо станции несколько удлинялся, но её удобное расположение перевесило аргумент увеличения времени пути, и Земля решила попытаться восстановить работоспособность станции, тем более что ответный сигнал от её портатора был и полученная телеметрия однозначно показывала, что она даже функционирует в спящем режиме.
Что было удивительным, станция до сих пор находилась под полем скрытия, показывая, что источник энергии на ней имеет ещё достаточную ёмкость.
Для приведения станции в рабочее состояние на неё были портированы две группы, состоящие из четырёх техников и четырёх десантников. Командиром обеих групп был молодой, но уже опытный офицер космической службы безопасности Федерации Олег Поляков.
Техники были разделены на две подгруппы. Одна состояла из двух специалистов-мужчин, которые должны были смонтировать на станции достаточно чувствительный электронный телескоп, так как система пространственного обзора самой станции обозревала окружающее пространство весьма посредственно, была недальнозоркой и потому Криту не видела. Один из техников с помощью телескопа должен был вести непрерывный контроль пространства до Критской планетной системы, а второй — заниматься обслуживанием портатора станции. Другая подгруппа техников, состоящая из двух женщин-санаторов и одновременно реаниматоров, должна была заниматься санацией станции, хотя откуда могла взяться пыль и грязь там, где её не должно быть, казалось непонятным, но санацию станции решено было провести.
Большее количество человек не позволяла разместить сама станция, которая представляла собой некогда модернизированный большой грузовой корабль старой конструкции с совсем небольшим модулем управления, где размещались и каюты для экипажа корабля, и органы стабилизации станции в пространстве, и портатор.
Модуль управления станции имел три уровня: верхний и нижний ангары и средний уровень, который, собственно, и был уровнем управления. Этот уровень состоял из множества кают, разделённых несколькими коридорами: тремя длинными поперечными и пятью короткими продольными. Уровень управления также имел два трапа по своим поперечным краям. Его поперечные коридоры маркировались от первого, где располагался зал управления и всевозможные технические каюты, до третьего, где находился зал портации и питающая станцию энергетическая установка. Во втором поперечном коридоре размещались каюты экипажа станции, столовая, спортивный зал, медлаборатория и санационная. Продольные коридоры получили номера от пятого до восьмого. Все коридоры были помечены цифрами в своих обоих концах, и поэтому с ориентацией по станции у прибывшей на неё группы землян проблем не было.

***
Олег Поляков был достаточно молод по меркам жизненного пути землян. Он совсем недавно окончил Академию космического флота по факультету безопасности космического пространства и изначально был направлен для прохождения службы в вестиниаский сектор Федерации на большую орбитальную станцию. Оттуда через два года был переведён для продолжения службы в сектор Карлан, а затем отозван и как зарекомендовавший себя деловым и энергичным командиром был направлен на забытую станцию в качестве руководителя группы.
Не последнее значение при направлении Олега Полякова на эту станцию имело и то, что он был увлечён астрофизикой, и Высший Совет Земли надеялся, что его знания, хотя и любительские, могут оказаться на станции весьма полезными. Но когда Олег узнал, что в его группе есть профессиональный астрофизик, то он ни разу не обозначил свои знания, боясь оказаться в глазах профессионала тупым дилетантом.
Олег был высок, темноволос, сероглаз, имел прямой нос, мощную нижнюю челюсть и сильную шею. Большую часть своего свободного времени он проводил в различных тренажёрных залах, пытаясь поддерживать себя в превосходной физической форме, тогда как его однокурсники и сослуживцы больше времени уделяли особам женского пола, нежели гимнастическим снарядам. Остальное свободное от службы время Олег посвящал астрофизике, потому что надеялся когда-нибудь совершить увлекательный поход в далёкие сектора галактики и, оказавшись там, не заблудиться среди тамошних звёзд и туманностей, которые ему уже будут знакомы. И казалось, ничьи женские глаза не могли растопить уже начавшее каменеть сердце Олега Полякова, пока он вдруг не встретил в группе, портируемой на станцию, техника-реаниматора-санатора Ольгу Рязанову, высокую, черноволосую девушку с короткой стрижкой и внимательным взглядом чёрных жгучих глаз, строгую и серьёзную.
Вместе с Ольгой Рязановой в портируемую группу входила ещё одна женщина — техник-реаниматор-санатор Лариса Уварова, светловолосая и светлоглазая девушка с копной волос, закрывающих её спину, полная противоположность Ольге Рязановой — весёлая и даже несколько легкомысленная. Собственно, основной профессией женщин была санация, а способности реаниматоров они приобрели после коротких курсов на Земле по оказанию первой помощи в нестандартных условиях.
Десантники представляли собой огромного роста и большой физической силы землян, будто их физическая составляющая была решающей в этом мероприятии. Особенно выделялся среди них Николай Латышев — более чем двухметровый светловолосый гигант недюжинной физической силы, с которым Олег Поляков познакомился в секторе Карлан, где они подружились и стали всюду патрулировать в паре, а потому вместе оказались и на станции.
Двое других десантников: Игорь Логинов и Владимир Злобин — тоже работали в паре и тоже входили в группу патрулирования Олега Полякова в секторе Карлан. Все десантники хорошо знали друг друга, и никаких противоречий между ними не возникало.
Портаторные техники, Влад Дубровин и Валерий Спицын, были мужчинами среднего роста и среднего телосложения и каких-то особенных физических данных не имели. Они были самыми старшими в портируемой на станцию группе и наиболее опытными в своих профессиях землянами.
Изначально предполагалось, что техники станут заниматься своими делами, а десантники — патрулировать станцию, но неожиданная встреча с непонятно откуда появившимися рептилиями изменила порядок жизни землян на станции. Вначале предполагалось, что кто-то из десантников обязан будет неотступно находиться рядом с одним из техников, но появление рептилий в бÓльшем количестве заставило техников и, соответственно, десантников для большей безопасности объединиться в пары. И теперь рядом с двумя техниками всегда находились два десантника, и лишь во время отдыха в каютах все они были по одному, так как рептилий в каютах ни разу замечено не было.
Группа под командованием Олега Полякова должна была работать на станции порядка двухсот стандартных суток, до тех пор, пока мимо неё не пройдёт караван, а затем она должна будет замениться другой группой, с которой Земля ещё не определилась.

***
Прошло недолгое время, и раздавшиеся громкие звуки шагов заставили Олега Полякова отвести взгляд от рептилии и поднять голову: по коридору в его сторону бежали два десантника, а за ними, далеко отстав, торопились все техники, чем вызвали у Олега мысленное негодование от их такого опрометчивого перемещения по станции.
Не добежав до лежащей рептилии несколько шагов, десантники остановились. Через несколько мгновений техники замерли рядом с ними.
— Ещё раз увижу, что забыли о своих обязанностях, будете вместо Ольги и Ларисы драить станцию, — процедил Поляков, обводя подбежавших десантников злым взглядом.
— Виноват, командир! — дружно ответили десантники, опустив голову.
— Огромная! — заговорил техник Влад Дубровин, решая разрядить накаляющуюся обстановку. — Самая большая из всех.
— Откуда они? — задумчиво произнёс десантник Владимир Злобин. — Такое впечатление, что воздух коридоров станции заполнен ими, невидимыми, и они материализуются из него в какое-то время, становясь видимыми. Мистика!
— Это уже перебор с твоей стороны, Владимир, — донёсся женский голос, и, повернув голову, Поляков увидел, что это говорит Лариса Уварова. — Даже не догадывалась, что ты веришь в потусторонние силы.
— Я не верю…
— Без выяснения, кто во что верит, — заговорил Поляков, перебивая Злобина. — Сейчас Латышев притащит платформу, и вы… — Он по очереди посмотрел на десантников. — …поможете ему погрузить эту тварь на платформу и выбросите её, как и остальных. Затем поступите так же, как и с другими, — сожжёте дотла. Но не так, как предыдущую, куски которой затем пришлось отслеживать по пространству и дожигать.
— Командир…
— Отставить! — Поляков повысил голос, в очередной раз останавливая монолог Злобина.
— Да, командир! — Злобин глубоко и шумно вздохнул.
— Отложите свои дела. — Олег повернул голову в сторону женщин-реаниматоров. — Вы были невнимательны и будете наказаны.
— Ещё чего! — Ольга Рязанова фыркнула.
— Вы пропустили грязь. — Поляков вытянул руку в сторону серого пузырящегося пятна на полу коридора. — Я вляпался в неё, поскользнулся и благодаря этому остался жив — рептилия промахнулась. — Он приподнял ногу, которой наступил на пятно. — Проклятье! — механически вырвалось у него от вида того, что подошва его обуви уже заметно разложилась.
— Я уже рук не чувствую, — с явной обидой заговорила Лариса Уварова, сверкнув глазами в сторону Полякова. — Лучше бы запросил у Земли адронов, чем упрекать. Пусть бы они лизали станцию.
— На станции нет ни одного порта для подзарядки адронов, — заговорил Влад Дубровин. — Видимо, они не имелись в виду при создании станции.
— Сейчас уже есть адроны с собственной энергостанцией. Один раз в три года поменял контейнер с топливом — и всё, — резко, будто отрезав, произнесла Ольга Рязанова.
Мужчины промолчали.
Ольга и Лариса подошли к пятну и склонились над ним. Через несколько мгновений они выпрямились.
— Командир! Это не грязь… — Ольга покрутила головой. — Мы не могли пропустить её. Она появилась уже после нашей санации.
— Что же тогда? — с явным недовольством в голосе произнёс Поляков.
Обе женщины молча пожали плечами.
— Значит, попытайтесь узнать, что это за гадость на полу и откуда она могла появиться, — продолжил говорить Олег, всё тем же недовольным голосом.
— Не шевелись! — вдруг выкрикнула Ольга и бросилась к Олегу Полякову.
Подбежав, она присела перед ним и принялась снимать его ставшую проблемной обувь с приподнятой ноги.
— Лар! Пакет! — громко произнесла она. — Командир! Ты где-то ходил после того, как вляпался в эту гадость? — поинтересовалась Ольга, подняв взгляд на Полякова.
— Нет! — Олег мотнул головой. — Если только здесь… — Он огляделся, всматриваясь в пол вокруг себя. — …сделал несколько шагов.
Сняв с Олега Полякова высокий ботинок десантника, Ольга сунула его в пакет, который держала в руках Лариса Уварова, и посмотрела вокруг: Николай Латышев уже притащил в коридор платформу, и десантники сейчас опутывали рептилию тросом, чтобы с помощью лебёдки затащить её на платформу, так как она была огромной, не менее двухсот килограммов весом.
— Брось на платформу! Пусть сожгут вместе с рептилией, — произнесла Ольга, переведя взгляд на Ларису Уварову, вставая.
Ничего не сказав, Лариса развернулась и направилась к платформе. Положив туда пакет с проблемной обувью, она вернулась к Ольге.
Шагнув к пузырящемуся на полу пятну, Ольга присела перед ним и, достав из кармана своей куртки пенал, извлекла из него какой-то предмет и поднесла его к пятну.
— Мне так и стоять? — Поляков громко хмыкнул.
— Ищи сам себе обувь, — заговорила Ольга, не оборачиваясь на него. — Моя тебе не годится.
— Проклятье! — пробурчал Поляков, ещё сильнее сгибая босую ногу в колене и переводя взгляд на техников. — Вы живёте в каютах портаторных техников. Может, у них была какая-то запасная обувь? — поинтересовался он.
— Возможно! — Один из техников, широко улыбнувшись, дёрнул плечами. — Но она, командир, скорее всего, тебе даже на пальцы ног не налезет.
— Чёрт возьми! — Лицо Полякова исказилось гримасой злости. — Вы ещё долго будете возиться с телескопом? — Он подтвердил свой вопрос взмахом подбородка.
— Трое-четверо суток, — заговорил тот же техник. — Вместо того чтобы стоять столбами, пусть твои ос… — Техник умолк и громко хмыкнул. — Пусть твои десантники помогают. Хотя бы один. Тогда, возможно, уложимся в двое.
— Хорошо! Вы слышали? — Поляков перевёл взгляд на десантников. — Один — охрана; второй — помощь техникам. Затем меняетесь.
— Да, командир! — одновременно произнесли Логинов и Злобин.
Затащив рептилию на платформу, десантники потянули её в ангар.
— От них ни на шаг! — Поляков перевёл взгляд на техников и указал рукой в сторону уходящих десантников.
Ничего не сказав, техники повернулись и зашагали следом за платформой.
— Латышев! Сразу возвращайся! — прокричал Олег Поляков ещё один приказ вслед десантникам.
Никакого ответа он не получил и, состроив гримасу досады, прыгая на одной ноге, развернулся в сторону сидящей перед пузырящимся пятном Ольги.
— Что у тебя? — поинтересовался он.
— Скорее всего, какая-то неизвестная органическая полимерная кислота, — заговорила Ольга, вставая и глядя на Олега. — Анализатор её однозначно не определяет. Нужен серьёзный лабораторный анализ. Я взяла пробу. Попытаюсь! Если не удастся, придётся отправлять на Землю. Контактируемый с ней металл уже начал коррозировать. Такое впечатление, что она его как-то трансформирует в саму себя, и её становится больше. Возможно, потому это пятно и не было замечено прежде, что оно было лишь маленькой каплей, которая уже выросла до размера большой кляксы. Пятно нужно срочно убрать. Я за анализ; ты делаешь санацию здесь, — произнесла она, переводя взгляд на Ларису Уварову. — Надеюсь, командир будет твоей надёжной защитой! — Она широко улыбнулась.
— Нет! — Олег Поляков мотнул головой. — Вернётся Латышев, и лишь после этого пойдёшь с ним в лабораторию. Откуда могла появиться эта капля? Не материализовалась же она из воздуха станции? Может быть, вы своими реагентами спровоцировали её появление? — Олег недовольно смотрел на девушек.
— Не знаю… — Ольга пожала плечами. — Если бы она появилась от реагентов, то станция уже бы сгнила. Командир, я нахожусь здесь столько же времени, сколько и ты. Мы ещё даже всю станцию не просанировали и с чем тут ещё можем встретиться… — Она покрутилась на месте, осматриваясь.
— Проклятье! — Лицо Олега Полякова исказилось гримасой решительности. — Я немедленно потребую у Земли, чтобы они прислали ещё несколько санаторов, которые бы занялись санацией станции. Одним вам быстро не справиться. К чёрту рекомендации Земли по ограничению энергии!
— А где ты намерен их разместить? — Ольга тихо хмыкнула.
— Придётся потесниться. — Олег шумно вздохнул. — В каждой каюте по двое. Проведут санацию и вернутся на Землю. — Он состроил гримасу досады. — Нужно запросить какие-то портативные источники энергии, иначе никакой портации может и не быть. Надеюсь, на перемещение твоего образца её хватит.
Послышались частые, громкие шаги. Все разом повернули голову в сторону звуков. Олег приподнял зард и направил его излучатель туда же. Прошло несколько мгновений, и из-за угла коридора выбежал Латышев, что-то неся в каждой руке. Подбежав к Полякову, он бросил, что принёс, на пол рядом с ним.
— Вот! Надевай! Не прыгать же тебе на одной ноге. Какие-то боты техников. Увидел в хелпе ангара. Сохранились вполне нормально. Надеюсь, не развалятся при первом же шаге, — скороговоркой произнёс он.
Подняв брови, Олег молча уставился в довольно громоздкую обувь непонятного назначения. Ольга и Лариса рассмеялись.
— Ничего смешного! — Латышев повернул голову в сторону женщин. — Не ходить же ему босиком. Пол холодный.
— Благодарю! — Олег шагнул к странной обуви и сунул босую ногу в один из ботов.
Пошевелив несколько мгновений ногой в этом боте, он попытался пройтись, но едва сделал шаг, как его тело резко пошло вперёд, и он отчаянно замахал руками, сохраняя равновесие.
— Чёрт! — невольно вырвалось у него. — У них подошва намагничена, что ли? — Он повернул голову в сторону Латышева.
Десантник молча развёл руками.
Поляков попытался сделать ещё шаг. Резко оторвав ногу в боте от пола, он выбросил её вперёд, и она с громким стуком прилипла к полу. Затем он сделал ещё несколько таких же дёрганых шагов. Все молча наблюдали за ним с широкими улыбками.
— Привыкну! — произнёс Поляков, сделав несколько шагов, глубоко и протяжно вздыхая.
— Командир! Надень и второй. Иначе без смеха на тебя невозможно смотреть, — произнесла Ольга.
С выражением досады Олег покрутил головой, затем взглянул на Латышева.
— Отнеси второй, где взял, и затем с Рязановой в лабораторию. От неё ни на шаг. Выполняй! — несколько повысив голос, произнёс он.
— Да, командир! — подтвердил полученный приказ Латышев и, подойдя к оставшемуся ненужным боту, поднял его и повернулся в сторону Ольги Рязановой. — Готов следовать за вами, госпожа, хоть на край Вселенной! — Он склонил голову.
— Следуй, молодой падаван, — широко улыбнувшись, Ольга развернулась и направилась в ту же сторону, откуда только что пришёл десантник.
Проводив их долгим взглядом, пока они не скрылись за углом коридора, Поляков повернул голову к Ларисе Уваровой.
— Куда? — он вопросительно поднял брови.
— За ведром и шваброй. Другого нам не дано, — Лариса громко хохотнула. — Будем палубу драить.
Развернувшись, она быстро зашагала прямо по коридору. Громко шлёпая ботом с магнитной подошвой, Олег, как мог, заторопился за ней.

Теги: ФантастикаНовые имена современной литературыГеннадий Иевлев