Шаг в стороны от картинки мира, которую мы придумали сами

Человек нарисовал для себя картину мира и нашел на ней свое место. Ему комфортно в этой иллюзии, которая, если всерьез задуматься, едва ли сильно отличается от средневековых представлений. Ему лишь кажется, будто он совершает открытия и приближается к величайшим тайнам вселенной, способным пролить свет на истину, большую, чем современник способен вообразить в своих самых смелых мечтах. Но что если вдруг кому-то представится уникальный шанс исследовать природу вещей, выходящих за рамки привычного, давно известного и разложенного на формулы поколения назад?


Этот вопрос на страницах романа "Кыштымский карлик, или Как страус родил перепелку" подняла писательница Ольга Гладышева. Ее книга, на первый взгляд, может показаться полной парадоксов и даже абсурдной, а ситуации, которые она описывает — нелепыми. Но уже второй взгляд докажет ошибочность данного мнения и заставит задуматься - в чем права автор и как это соотносится с теми заблуждениями насчет самих себя, в кои мы слепо верим, подчиняясь доктринам, что нам втолковывали с детства. Все возможно, даже вероятно — убеждали нас. Мы хотим это знать. Мечтаем прикоснуться к правде бытия. Грезим о контакте с иным разумом. Обязательно и при том скоро постигнем тайну нашего собственного появления в подлунном мире. Нам говорили это в школе, декламировали на конференциях, писали в новостях. И мы не подвергали слова учителей, ораторов, журналистов сомнению, толком не задумывались, что они значат и как отразятся на каждом конкретном человеке. 


Почему? Потому что подспудно всегда полагали — решать будем не мы, а кто-то совсем другой, где-то очень далеко, за закрытыми стенами загадочных учреждений и лабораторий. А значит можно расслабиться и повторять избитые, заученные наизусть постулаты в застольных беседах, не боясь столкнуться с необходимостью делать непростой выбор между покоем и трудным, даже спорным знанием в реальной жизни. Но что если однажды это изменится? Кто и что в действительности станет решать?


Очень сложные социальные, психологические и философские темы рассматривает Ольга Гладышева. Взяв за основу сюжета ряд реальных нераскрытых историй и придумав на их основе новые, чтобы создать череду невероятных и необъяснимых с точки зрения актуальной науки обстоятельств. Кульминация этого событийного ряда — появления в уральской деревушке странного существа — некоего карлика, похожего на ребенка, но им очевидно не являющегося. Такую диковинку необходимо исследовать, изучить и представить миру. За дело берутся ученые, агенты спецслужб, журналисты. У каждого есть цели, которые нужно реализовать. И они противоречат друг другу в самой сути, а потому конфликт интересов неизбежен.
Сюжет закручивается лихо. Напряжение возрастает. Быстро становится ясно, что в этой истории не стоит ждать прозрачности и правдивости от героев. Только амбиции и рассуждения на тему общего блага, которое каждый понимает в меру собственной испорченности. Но совершенно непонятно куда приведет серия интриг, сплетающихся в клубок и запутывающихся. Так может, проще скрыть информацию, спрятать в архив, объяснив природными аномалиями и еще какой-нибудь высосанной из пальца ерундой? Или даже придумать сказочку, в которую поверит разве что дошколенок?


Получается очень спорная и не лишенная претензии на жизненной дилемма, раскрывающая суть не выдуманного, а настоящего общества и демонстрирующая страх перемен, присущий человечеству, застрявшему на придуманной им картинке бытия. Удастся ли шагнуть на следующий уровень, абстрагироваться от сиюминутного, действительно прикоснуться к непознанному, отбросив личное и положив на свои плечи ответственность за судьбоносные для мира решения, чтобы сменить одно знание другим? Это долгоиграющий вопрос, на который придется искать ответ уже в реальности. Задача Ольги Гладышевой и ее книги "Кыштымский карлик, или Как страус родил перепелку" - посеять в душе читателя сомнение и заставить его поразмыслить над вещами теоретически очевидными, а на практике противоречивыми и даже неприятными, погрузив мир пугающе правдоподобных абсурдов и парадоксов.