Миг жизни в рамках концепции Георгия Кавсехорнака о времени и пространстве



Всему своё время. Эту фразу мы повторяем каждый раз, когда сталкиваемся с проблемами и не получаем то, чего страстно желаем. Фактически она становится успокоением, помогающим человеку справляться с неудачами и двигаться дальше с надеждой завтра исправить всё, что не задалось сегодня. Однако в фантастическом сборнике Георгия Кавсехорнака «Своё время» данное выражение обретает иной, намного более глубокий смысл.

Часы становятся сквозным образом, который мы встречаем от истории к истории. Порой они попадаются на глаза читателю в материальной форме, позволяя следить за тем, как двигаются стрелки по циферблату: «Сафрон Тихонович, чтобы спрятать глаза, опустил голову и машинально посмотрел на свои часы. Стрелки показывали десять часов двадцать три минуты. Сафрон Тихонович поднял голову и посмотрел на настенные часы в кабинете – одиннадцать часов ровно. Он смотрел на часы. На циферблате проявились ещё две стрелки – большая была между десятью и одиннадцатью, маленькая показывала двадцать три минуты. Всё вокруг потускнело. Сафрон Тихонович был один – ни начальника, ни кабинета, – всё растворилось, остались только он и нелепые часы с четырьмя стрелками». И, как видно из приведённой цитаты, минуты могут течь в совершенно фантастической манере, отражая нелинейность времени, что является основой восприятия автором данного понятия.

В других случаях время рассматривается как эпоха. В таком случае оно имеет свой антураж и особую, неподражаемую атмосферу: «Иногда, во сне, я вижу пустой проспект, свой проспект. Переношусь в то время, когда ещё не было столько машин и не были построены новые дома». А потом вдруг прошлое и будущее накладываются друг на друга, и наступает период безвременья, гипнотизирующий, интригующий и едва ли представимый: «Зелёное сияние стало ярче. Весь мир вокруг дёрнулся и погас. И даже от звёзд остались только их меркнущие во времени очертания, будто меловые линии вокруг хладных тел, которые покинул когда-то живой, но такой авантюрный дух. Во всей вселенной остался один чёрный кубик. Всё исчезло. Куб плыл в абсолютной темноте... как невидимка».

Не менее важна для отражения представлений писателя философская идея о вечности, которая перекликается с физическими тезисами о пространстве и бесконечном количестве миров. Тогда время рассматривается в ином масштабе, нежели одна короткая человеческая жизнь или даже период существования планеты. Способны ли люди вообразить нечто столь огромное? Возможно, нет, но Георгий Кавсехорнак считает своим долгом попытаться донести собственные мысли по данному вопросу до читателей, умеющих мыслить широкими понятиями, оторванными от обыденной повседневности: «Я допускаю такую возможность. Но, если следовать теории времени, вероятность того, что мы встретимся с другими разумными существами, практически равна нулю. Ведь, в сущности, время существования нашей цивилизации на фоне даже существования нашей планеты – всего лишь миг. И я не думаю, что этот «миг» может совпасть по времени с жизнью на какой-нибудь другой планете». В связи с этим возникает резонный вопрос: что есть миг и какое значение он имеет? Ответ на него находится на страницах, но в форме головоломки, части которой спрятаны в разных рассказах.

Таким образом, тема времени становится фоном, на котором проступают узоры замысловатых сюжетов. В них хватает приключений, загадок, интриг, взаимоотношений между персонажами. Каждое произведение даёт богатую пищу к размышлению о человеке, его предназначении, смысле жизни, растраченных возможностях и многом другом, то есть наполняет рассказы философией бытия. Много внимания уделяется психологии личности, вынужденной приспосабливаться к неординарным условиям и реагировать на ситуации, далеко выходящие за грань привычного, а также инстинктам, управляющим каждым из нас. Они обретают материальную форму и представляются метафорами: «Все люди снаружи так или иначе сопровождались существами, похожими на людей... в коричневых костюмах и тёмно-синих галстуках. Кто-то шёл с ними рядом. На ком-то они сидели и обхватывали голову человека руками. Кому-то вцепились в ноги и волочились».

«Своё время» – книга, которую не прочитать в общественном транспорте или на пляже. Она требует очень бережного отношения к мыслям автора и вдумчивого подхода. Если дать себе труд проникнуть в саму суть концепций Георгия Кавсехорнака, можно почувствовать, как меняются представления о времени и пространстве, человеке и его месте в подлунном мире. А когда границы расширятся до размера вечности, любое событие, даже самое маленькое, но случившееся в то самое «своё время», получит обоснование и обретёт последствия, возможно, вселенского размаха.