Фантастическая рапсодия любви

May 17, 2023

Диалектика — интересная штука. В ее основе — исследования противоречий в мыслимом содержании рефлексивного теоретического мышления. Одним словом, сплошная философия, в которую можно добавить капельку науки и очень много фантазии. Это и сделал современный писатель Борис Алексеев, когда работал над своим романом «Солнце мое».

Что можно сказать, опираясь на название книги? Возможно, кому-то придет в голову предположить, что в руки к нему попало типовое любовное чтиво. Но как уж было сказано, это не так. Философия. Наука. Фантазия. Вот три кита, на которых зиждется творчество этого физика и лирика по имени Борис Алексеев, человека талантливого, умеющего мыслить нестандартно и твердо уверенного в незыблемости вечных ценностей. Как видите, сам автор полон противоречий. И они интригуют.

Итак, «Солнце мое». Это приключения молодого человека, который однажды от скуки последовал за незнакомым ему стариком в порт небольшого курортного городка в Испании. Дело было в уже далекие от нас девяностые. Парень, поддавшись порыву (а может, искушению), шагнул на борт чужой яхты. А когда вновь причалил к берегу, оказался в другой эпохе, где официально даже не родился. Как бы то ни было невероятно, в этом странном «когда» у него были дом, друзья, невеста. Как так? Чье место он занимает? Разбираясь с загадкой, герой разумом прикасается к материям, о природе которых прежде не задумывался. Он проживает жизнь, одновременно свою и вроде бы чужую, заимствованную. Не раз попадает в неприятные ситуации из-за своей необычайной осведомленности по части будущего. Испытывает огромную любовь и боль потери. Задумывается о высоком: творчестве, искусстве, человеке, Боге, времени, вечности и многом другом. Получается микс очень разных идей в одной книге. И все они связаны между собой единой диалектической концепцией и цепочкой событий. Получается эдакая рапсодия. Именно так — «фантастическая рапсодия любви» — назвал свое творение Борис Алексеев, пробуя классифицировать его по жанру. И едва ли кто-то станет оспаривать разнохарактерность мыслей и эпизодов, из которых и состоит его книга.

Читается роман легко. Предугадывать грядущие события не получается, поэтому всегда есть место для удивления. Сознание, оказавшись в лабиринте авторских идей и фантазий, незаметно форматируется. Накатывает волной философское настроение. Сердце сжимается под воздействием романтических эмоций. Мурашки бегут по коже, когда осознаешь, что повествование — литературный уроборос, то есть змей-искуситель, обещающий познание и хватающий сам себя за хвост.