Бегство к себе. Галина Одинцова

5.001

Купить Бегство к себе. Галина Одинцова

Предзаказ! Издательство планирует выпустить 10.10.2022*
Дата доставки будет рассчитана после поступления товара из типографии
Цена
485
экономия 19%
599
Артикул: 978-5-00143-691-1
Количество
Купить в 1 клик
Заказ по телефону
+7 (913) 429-25-03
  • КАЧЕСТВЕННО УПАКУЕМ ЗАКАЗ

    Заказ будет упакован в воздушно-пузырьковую пленку, что гарантирует сохранность товара
  • БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА

    Отправка заказов каждый вторник и четверг Почтой России или ТК СДЭК
  • УДОБНАЯ ОПЛАТА

    Оплатите покупку онлайн любым удобным способом
  • БЕЗОПАСНАЯ ПОКУПКА

    Не устроило качество товара – вернем деньги!

"Бегство к себе" - психологическая драма с нотками иронии, написанная Галиной Одинцовой. В центре сюжета одинокая, разочарованная и замкнутая женщина, которая живет словно запертая в скорлупе. Случайная соседка по комнате в санатории помогает ей заново пройти путь обид и несчастий прошлого, чтобы вновь научиться радоваться, обрести себя и надежду на счастье.

-------------------------------------------------

Розалия Фаридовна не из тех, у кого в каждом городе по подруге, вокруг толпы кавалеров, а жизнь бьет ключом, обещая на завтра новые развлечения и открытия. Одинокая и замкнутая, она бережно хранит секреты своего прошлого, пряча за маской безразличия глубокую боль и разочарование в себе, людях и жизни в целом. Она привыкла избегать любых перемен и лишнего общения. Год за годом она приезжает в один и тот же санаторий на морском берегу, куда некогда возила свою тяжело больную мать. Каждый раз она просит номер на одного, не желая даже на время делить с кем-то свое одиночество.
Но однажды судьба вносит коррективы в хорошо выстроенные планы. Прибыв на отдых в положенный срок Роза узнает, что у нее будет соседка, потому что свободных одноместных комнат нет, а за вторую кровать она не платила. Незнакомка - известная писательница и хороший психолог. Две дамы, воспринявшие друг друга в штыки, должны научиться сосуществовать. Одна из них точно знает, что в действительности никто не хочет быть одиноким, а говорить со "случайным попутчиком" проще, чем с близким знакомым. И она умеет быть идеальным "попутчиком", то есть слушать и слушать другого. Вторая, сама того не осознавая, хотела бы кому-то рассказать о своих бедах и болезненных воспоминаниях, но не думала, что когда-то сможет решиться. Что произойдет, если соседкам поневоле удастся найти общий язык? Как эта встреча изменит каждую из них?
"Бегство к себе" - психологическая драма Галины Одинцовой. В ней не обошлось без ноток иронии и капельки нежной романтики. Легкий слог и доверительная манера общаться, присущая стилю писательницы, делают чтение приятным, увлекательным и релаксирующим занятием. Красивые морские пейзажи становятся фоном, настраивающим на откровенность не только героинь, но и библиофилов. Книга состоит из жизненных диалогов, вовлекающих в дискуссию читателя, философских отступлений, позволяющих задуматься над смыслом жизни и сутью слова "счастье", ярких впечатлений, необходимых для обновления, неожиданных встреч, волнующих кровь, и томительного предвкушения перемен. Каждая новая страница как куплет песни, посвященной женщине, ее непростой судьбе и способам преодоления невзгод, который непременно найдется, если только открыться навстречу неизвестности и смело шагнуть вперед, увидев свет в конец мрачного туннеля невзгод, одиночества и разочарований.


Купить в Новокузнецке или онлайн с доставкой по России Современная проза "Бегство к себе. Галина Одинцова".

Бегство к себе. Галина Одинцова - Характеристики

Автор книгиГалина Одинцова
ИздательствоСоюз писателей
Год издания2022
Кол-во страниц216
Вес365 г
ФорматА5
Переплет7БЦ (твердый шитый), Глянцевая
Возрастное ограничение18+

БЕГСТВО К СЕБЕ, ИЛИ СЛУЧАЙНЫЕ ПОПУТЧИКИ

Глава 1

— Странно, мне обещали одноместный номер. Приехала — одноместные кончились. Заверили, что в двухместном буду жить одна. Снова не выполнили обещание. Вы уж извините, что ворчу, но я буду добиваться, чтобы вас отселили. Так что не торопитесь вещички раскладывать.

Я совсем не ожидала такого приёма! Ничего себе! После утомительной дороги в санаторий у меня была только одна мечта — скорее пройти регистрацию на ресепшен, оставить вещи в номере — и на море. На море! Войти в воду, лечь на спину и забыть обо всём. Оставить позади то, что было до этого счастливого мгновения, и начать новую жизнь с чистого листа. Но не тут-то было! Меня не ждали и с порога заявили об этом — бесцеремонно, с нервными нотками в голосе.

— Вы слышали меня? Я требую, чтобы вы немедленно покинули мою территорию. Я не намерена делить её с посторонним человеком!

Передо мной стояла молодая женщина невысокого роста восточной внешности. Её огромные выразительные глаза смотрели на меня в упор так, что я опешила. Я впервые попала в такую неловкую ситуацию: меня отчитывала незнакомая особа, с которой, в принципе, предстояло жить в ограниченном пространстве какое-то время, — я это знала точно и всё же растерялась от неожиданного приёма. Но мигом взяла себя в руки и, не обращая внимания на воинственный вид соседки по комнате, прошла к своей кровати, оставив чемодан у двери. Не спеша поставила сумку на тумбочку, сняла плащ, повесила его в шкаф и лишь после этого повернулась к ней:

— Понимаю вас! Со мной произошло то же самое! И обещали мне всё то же, что и вам! Но я вынуждена была согласиться на подселение, понимаете? Номеров нет, сказали — сезон! Так что разрешите мне занять своё место! Давайте договоримся — не будем портить отдых друг другу. А там посмотрим, как получится. Не спать же кому-то на улице. Надеюсь, что в процессе общения мы подружимся.

Мой тон был холодным, можно сказать, менторским. Иногда я умею включать в себе деспота. Редко и только для того, чтобы привести в чувство своего собеседника.

— В мои планы не входит с кем-то заводить дружбу. Вы уж меня простите, но попрошу вас выйти из комнаты, — не сдавалась незнакомка.

— Женщина! Успокойтесь. Никуда я не выйду. Вы же не заплатили за обе кровати? Не-е-е-т. Я узнала об этом прежде, чем зайти сюда. Никого не хочу стеснять. Меня предупредили, что если вы будете скандалить, то уйдёте в одноместный номер, который освободится через два-три дня. Согласны?

Соседка как-то сразу обмякла, села в кресло, отвела взгляд пронзительных чёрных глаз в сторону, несколько секунд помолчала и тихо произнесла:

— Ладно уж… Разбирайте свой чемодан. Может, и лучше, что вдвоём. Женщина вы вроде аккуратная, по вещам вижу. Терпеть не могу нерях!

Я в очередной раз удивилась бесцеремонности этой странной женщины.

— Какая вы прямолинейная! Просто в ступор какой-то меня ввели. Уж и не знаю, как мне теперь себя вести…

— Да ладно вам! Сами-то согласились бы с неопрятной дамой в одном номере существовать? А у меня была такая неприятная история. Вы даже не представляете, чего мне стоило избавиться от соседки. С тех пор я с кем-то жить в одном номере — ни-ни!

Женщина рассмеялась, поправила шикарные чёрные волосы, собранные в хвост, улыбнулась, и я поразилась её восточной красоте!

— Понимаю вас! Надеюсь, мы договоримся обо всём в процессе отдыха. Я сама такая: стараюсь избегать людей бесцеремонных и грязнуль в том числе. Тоже попадала в ситуации, когда приходилось менять дислокацию, тратя на это нервы и время. Надеюсь, в этот раз всё пройдёт безболезненно для нас обеих. Вы надолго? Давно прибыли?

— Да нет, недавно, третий день я здесь. Приехала из Южно-Сахалинска. Знаете такой город?

— Знаю. Жила когда-то, лет тридцать назад. Совсем недолго. Тогда самолёты плохо летали. Сложно было и билет достать в Москву. Но умудрялись как-то…

— Надо же! А я там уже десять лет живу. Вышла замуж, переехала из Сибири. Развелась. А вот выехать оттуда всё никак не получается. Хотя давно бы пора. Ничто там меня не держит. Бывший бегает, назад всё просится. Но я… Я уже не смогу с ним быть. Не жизнь, а пытка. Устала…

— Дети есть?

— Нет, не нажили. У бывшего мужа сын есть. Ушёл из прежней семьи, когда тот был маленьким, вернулся уже к подростку. Бегал туда-сюда. Жена его нам житья не давала. Ни дня…

Пока мы непринуждённо беседовали, я успела разобрать сумку, чемодан и развесить свои вещи в шкафу, а моя молодая соседка по комнате всё говорила и говорила, как будто торопилась высказаться о давно наболевшем. «Странная женщина, — думала я, — то выгнать меня пыталась, теперь жалуется на свою жизнь… Что-то не так с ней. Может быть, сразу уйти?..»

— Да, всё, о чём вы говорите, не очень приятно, конечно. Давайте потом обсудим. Сейчас я переоденусь, приму душ, и мы продолжим наш разговор. Не расстраивайтесь. Слышу грусть в вашем голосе, вижу слёзы… Лучше посмотрите, какое море! Изумрудное. Словно замерло… Не шелохнётся. Вот так и в жизни: она бурлит, шумит! А потом — штиль. Короткий. Но очень нужный. Отдых. Без него никак. Вот и море затихло. Отдыхает. Красота!

Наконец-то я под душем: долго стою под острыми струями прохладной воды, смывая дорожную пыль. Мне не хочется ни о чём думать, но все мысли мои то и дело возвращаются к новой знакомой. Я уже начинаю понимать, что того отдыха, который я планировала, не получится. Все мои планы начали рушиться с той самой минуты, как только я вошла в этот номер. Эта женщина не даст мне возможности побыть в одиночестве ни на прогулках, ни на море. Я раскусила её сразу: она устала от одиночества. И ей нужен слушатель! Она выбрала меня, хотя и пыталась от меня же избавиться.

Я знаю такую категорию людей. Одинокие люди, сами того не замечая, стремятся к ещё большему одиночеству. Враждебно относятся к окружающим. Выражают презрение к этому миру — все вокруг «не такие»! В то же время они ищут человека, который смог бы им помочь избавиться от одиночества — хотя бы на короткое время. Иногда им нужен такой посторонний, когда срабатывает так называемый эффект попутчика (есть в психологии такое понятие). И тогда одинокий, непонятый человек доверяет ему то, чего не расскажет даже самым близким людям. И, сбросив лишний груз, уходит налегке с благодарностью в душе… Может быть, дальше в своё одиночество.

Сколько таких «попутчиков» было на моём пути! Сколько жизненных историй пришлось выслушать! Я называю себя вместительной «камерой хранения» чужих тайн и секретов. Но чаще всего они становятся сюжетами для моих рассказов и романов! Это хранилище чужих исповедей не бывает пустым. Оно постоянно пополняется. И я постоянно думаю о своих нечаянных попутчиках.

Особенно хорошо думается, когда принимаешь душ или лежишь в ванне. Равномерный звук льющейся воды имеет удивительное свойство — он направляет мысли в нужное русло. Например, я с удовольствием обдумываю сюжеты для моих произведений. Выбор у меня огромный. Были бы время и настроение.

Пока летела в Сочи из Москвы, выслушала замечательную историю любви немолодой женщины. Наши места оказались рядом. И почти два часа она мне рассказывала её. Мне так и хотелось воскликнуть: «Я тоже так хочу!» И вот в моей голове уже созрел рассказ! Осталось его только записать и отдать своим читателям.

— Совещание затянулось, — шептала мне на ухо попутчица, — я то и дело нервно посматривала на часы, подаренные мужем на юбилей, до конца не осознавая, который сейчас час: боялась опоздать на самолёт. А разговоры всё тянулись и тянулись. От важных тем перешли к частным, а потом и вовсе переключились на личности. Это было невыносимо. Из пустого в порожнее! Из пустого в порожнее!

Ну наконец-то! Наговорились! Вот только до вылета осталось всего три часа! Ещё надо сдать номер в гостинице, покидать вещи в чемодан и успеть в аэропорт, в самолёт и туда, где он меня ждёт! Уже три часа ждёт. Муки, какие муки приносят эти часы, когда понимаешь, что встреча так близко, но до неё ещё добраться надо!

Что надеть? Это платье муж подарил на пятидесятилетие. Оно мне очень идёт. Синее, подходит к цвету глаз, прекрасно облегает фигуру. Но только не оно! Нервно скомкала его и засунула в глубь чемодана. Выбрала вот это, лёгкое, воздушное, белое! Только вчера я купила его в ГУМе. Не стала в этот день надевать то платье, которое купил муж на день рождения… Зачем?

Попутчица увлеклась своим рассказом, а я прикрыла глаза, и её рассказ стал превращаться в романтический фильм.

— Такси уже ждёт. О господи! Надо торопиться… — продолжала моя попутчица. — Бегу, бросаю в багажник чемодан! Кричу: «Во Внуково! И быстрее! Я не должна опоздать на рейс». — «Понял! Поедем по дороге без пробок! По дворам. Добавите?» — «Конечно! Конечно, добавлю, сколько скажете. Только скорее, пожалуйста!» Хватаюсь за телефон: «Любимый, я уже в самолёте! Я лечу, я лечу к тебе на крыльях своей любви. Я так соскучилась!» — «Дорогая, — кричит он в трубку, — я изнемогаю от любви к тебе… Жду тебя! До встречи!»

Эмоции рассказчицы передались и мне! «Неужели она артистка?» — подумала я и продолжила слушать её рассказ.

— Из Москвы до Сочи лететь всего два часа двадцать минут. За это время я вспомнила нашу первую встречу и все ежегодные на протяжении двадцати пяти лет в этом городе! Вспоминала незабываемые гулянья по берегу Чёрного моря, поцелуи под луной под шум морской волны, его солёные губы, горячие объятия и ароматные шашлыки после бурной любви. И продолжение — с вином, сухим и терпким, которое так хорошо утоляет жажду.

Она на пару секунд прервала свой монолог.

— Вы слушаете меня? Может быть, я уже утомила вас?

— Да-да, говорите! Конечно, слушаю. Вы так здорово рассказываете, что я всё это вижу, словно наяву. Представляете?

— Тогда слушайте, мне хочется высказаться. Кому я ещё об этом расскажу? Например, в прошлом году всё происходило так: машина для трансфера в «Маринс Парк Отель» уже ожидала на выходе из аэропорта. Вежливый водитель получил багаж и понёсся из аэропорта через Адлер по берегу моря туда, где ждал он,— в центр Сочи. Он никогда не встречал меня в аэропорту. Так мы договорились с самого начала. Он всегда готовился к встрече в гостинице — сначала в самой дешёвой, с хозяйкой на первом этаже; затем в пансионатах, где море было поближе. А теперь, уже который год, мы выбираем именно эту гостиницу.

Обслуживающий персонал отеля встретил меня улыбками.

— Вас уже ждут, — шепнула администратор.

Консьерж нажал кнопку лифта, и тот понёсся вверх. Я смотрела через стекло поднимающейся кабины на море, которое так любила и которое принесло мне столько счастья…

Даю чаевые парнишке и, постояв несколько секунд у двери номера, наконец-то стучу…

Тут моя попутчица сделала паузу. Я посмотрела на неё. Женщина смотрела в иллюминатор и улыбалась. Терпеливо жду продолжения рассказа. Понимаю, что оно обязательно будет. Надо только дать возможность ей ещё раз пережить всё то, что было таким ярким и волнующим!

— Вы знаете, я всегда в восторге от его сюрпризов. Тот раз не стал исключением. Дверь открыл официант с салфеткой на правой руке. Забрал мой чемодан. Затем извинился и исчез.

Прохожу в номер. Кругом горят свечи. Он подошёл сзади и обнял меня… Представляете моё состояние? У вас такое было когда-нибудь?

Я промолчала, потому что понимала: в этом случае никакого ответа не требуется.

— Проснулись мы от настойчивого стука в дверь. Я взглянула на часы, подаренные мужем. «Боже! Уже двенадцать часов дня! Вставай!» — принялась я тормошить спящего мужчину и затем, накинув халат, побежала открывать дверь.

Ребятишки с разгону бросились в кровать.

— Деда, мы уже накупались. А вы ещё спите! Баба, вы чего такие сони? — кричали они наперебой, смеясь.

— Мама, мы заказали обед, — смущённо улыбаясь, произнёс зять.

— Мамочка, я так люблю тебя, — обнимая меня, шептала дочка. — Я тоже так хочу. Как у вас с папой…»

Женщина громко рассмеялась и повернулась ко мне:

— Вы поняли? Мы с мужем делаем такие романтические встречи для себя ежегодно! Он придумывает каждый раз что-то новенькое, пытается удивить меня, а я удивляю его! Дети взрослые. Живи и радуйся!

— И я так хочу! — прошептала я.

Но не всем дано такое счастье. Надо уметь его создавать своими руками. Как сумела это сделать моя попутчица!

Расстались мы в аэропорту. Она выпорхнула из него на крыльях своего счастья. Потому что знала, что и в этот раз её ждёт новый сюрприз.

Душ сделал своё дело. Настроение моё улучшилось, усталость улетучилась. Хотелось скорее к морю! Дышать им, слушать его, смотреть на него.

Соседка по номеру сидела в кресле, как будто ждала моего появления. Тут же встала, подошла ко мне:

— Спасибо вам. Что-то я разоткровенничалась! Знаете, бывает вот так: незнакомому человеку с маху и доверишься вдруг. Вы уж простите. Может быть, вам неинтересно слушать меня.

— Ничего-ничего, всё хорошо. Не переживайте! Начнём полноценно отдыхать. Верно?

— Конечно! Ой, что это мы? Обед! Пойдёмте на обед! Какое платье у вас красивое! Под цвет глаз. Мне очень нравится цвет морской волны. Блондинкам этот цвет очень идёт. Вы такая в нём воздушная!

— Да-да! На обед! Мне на ресепшене визитку доктора дали, сказали сразу после обеда посетить его кабинет. Ну что ж, начнём отдых. Ох! Каким же тяжким был этот год…

— Не говорите. У меня тоже. Мне нравится здесь. Контингент отдыхающих средний. Люди корректные, воспитанные, внимательные.

Забыв недавний конфликт, мы вышли из номера как давние подруги, оживлённо разговаривая.

— Осторожно, здесь высокая ступенька. Я тоже в первый день, много лет назад, не заметила её. Упала! Хорошо, что мама была рядом, успела меня подхватить… Теперь выучила. Вы знаете, мне здесь нравится. Люди тактичные, в душу не лезут. Каждый сам по себе. Мне по душе это.

Мы спускались по крутой лестнице к летней веранде с видом на море, где находился ресторан. Попутчица поддерживала меня за локоть, словно оберегала от падения с высокой ступеньки. Это удивило и немного даже подкупило. Но при мысли о её восточной внешности всё сразу встало на свои места: уважение к старшим у этих людей в крови.

— Я тоже люблю покой. Одиночество. Сюжеты новых романов в голове рождаются. Размышляю о своих героях.

— Вы писатель?

— Да. Пишу… Ой, смотрите, какие огромные чайки!

— Да нет, это бакланы. Чайки вон там, загорают на солнышке. Видите, сколько их?

— Надо же! Как вы их различаете?

— Так я тут уже третий день! — засмеялась она.— И много лет…

Остаток пути мы прошли молча. Я любовалась морем: весь год скучала по нему. Оно манило, звало, притягивало, и я мысленно уже обещала, что скоро приду к нему. Но вот и ресторан.

— Здравствуйте. Посадите нас, пожалуйста, за один столик.

— Хорошо. Проходите за третий. Сегодня как раз освободился. Вот меню на завтра. Заполните, пожалуйста, листочек оставите на столе.

В ресторане стоял гул. Наступило время обеда, когда можно увидеть весь контингент отдыхающих. Все столы были заняты. Мы прошли к столику на двоих у самого окна. Окна были открыты настежь, и, несмотря на людское разноголосье в помещении, шум моря ласкал слух.

— Спасибо, — поблагодарила меня спутница.— А вы заметили, что мы с вами ещё не познакомились? Я Роза. Розалия Фаридовна Иванова.

— Очень приятно. А я Виктория. Виктория Май. Можно Вика. Как же тут красиво! Столик удобный. Море как на ладони!

— Виктория Май! Вот вы какая — Виктория Май! Мне приятно вас видеть рядом. Извините за утренний выговор. Неудобно мне сейчас. Сорвалась я как-то неожиданно. Не спала всю ночь, голова болела! Не в настроении была. Извините!

Я взяла её за руку. Она была холодной. Пальцы подрагивали, выдавая нервную натуру.

— Бывает. Все мы живые люди! Настроение нами рулит иногда! Не переживайте.

— Да-да, спасибо. Сейчас я понимаю, что могла бы лишиться вашей компании.

— Мы ещё поговорим обо всём, Роза. А пока давайте любоваться морем, дышать воздухом. Мне нравится в этом ресторане. Уютно. Приятное обслуживание.

Роза смотрела вдаль, отпивая маленькими глотками кофе из фарфоровой чашки, видимо не замечая, что я внимательно рассматриваю её. А может быть, сделала вид, что не замечает этого.

— Прекрасный кофе! Пока мне тут нравится! Посмотрим, что будет дальше.

Мы вышли из ресторана, спустились по лестнице к морю. Было очень жарко. Пляж в эти часы обычно пустует. Я сняла шлёпанцы и, с трудом пройдя по каменистому берегу, вошла в воду. Восторг разрывал мою грудь.

— Море! — кричала я. — Я прилетела к тебе! Принимай меня!

И море откликнулось! Новая волна с шумом ударилась о берег, обрызгав меня с ног до головы. Моему счастью не было предела. Во мне проснулся ребёнок, и он был счастлив. И тут я вспомнила, что мне необходимо показаться доктору.

— Роза, вы не обращайте на мои всплески эмоций внимания. Со мной это бывает! Я же писатель! Я должна восторгаться окружающим миром!

— Знаете, а я читала ваш роман! О насилии в семье. Очень переживала за героиню! Не могла уснуть, пока не дочитала до конца. Мне близки проблемы героини. Такое впечатление, что вы подсмотрели за мной!

Мы замолчали. Сейчас мне совсем не хотелось разговаривать, тем более выслушивать исповеди.

— А вечером здесь бывают танцы. Саксофон. Можно просто сидеть и слушать… А я никуда не выхожу. Одной неудобно. Хорошо, что теперь я не одна…

Я посмотрела на Розу. Ей хотелось продолжения разговора. Я чувствовала, что она хочет многое рассказать о себе. И её история не так проста. Её настроение было на грани срыва, я не могла не заметить, как она напряжена. Было такое впечатление, что всё то время, которое женщина прожила без меня, она безмолвствовала. А с моим появлением проклятие пропало и к ней вернулась речь. В эту секунду я ещё глубже ощутила одиночество своей соседки и поняла, что намеченный мною отдых меняет своё направление. План отоспаться на берегу под шум прибоя рухнул. И новый задуманный роман не увидит ни одной строки… Но я умудряюсь писать, даже «стоя на голове», как говорят мои дети. Ни минуты у меня не проходит даром! Историями других людей наполнена вся моя жизнь. Только вот о себе рассказать некогда.

Роза отправилась по своим делам, а я поспешила к доктору. Приятный молодой человек расписал мои дни отдыха по минутам, пожелал отличного отдыха и посоветовал больше времени проводить у воды, дышать морским воздухом. Что я незамедлительно и сделала. Зашла в номер, переоделась, взяла ноутбук и отправилась выполнять предписания врача.

Удобно устроившись в тени, я наслаждалась комфортом, в который наконец-то попала. Мне нравится в такие минуты наблюдать за людьми и даже подслушивать их разговоры.

Отдыхающая публика, щедро раскинув свои тела на шезлонгах, абсолютно равнодушна к окружающей жизни, только море и солнце интересуют праздный люд. Каждый в своём мирке, в своей ауре, в своём сиюминутном состоянии. Под шум волн, шуршание округлых камешков, которые трутся друг о дружку, послушно перемещаясь вместе с волнами с берега в море и обратно, крики чаек хорошо думается, спится, загорается. Под шелест моря улетаешь в небытие и в сказочно комфортное пространство, которого ждёшь весь год. Прикосновение к солёной воде непременно вызывает бурю эмоций, восторгов, непонятных воплей и безудержного смеха. Что за власть такая у моря над человеком? Что за магия, которая неуправляема и поглощает всё человеческое существо до самого основания, включая не только физическое тело, но и душу, полную любви к нему? Изотонический раствор морской воды с телом и душой делает настоящие чудеса, снимая с них напряжение и даже излечивая…

Постепенно организм освобождается от мирской жизни. Привыкает к безделью, праздному существованию, к свободе. Адаптация проходит безболезненно, практически не напоминая о смене региона и климата. Начинается привычная курортная жизнь.

Привычка прислушиваться, всматриваться, анализировать и думать, додумывать и делать свои выводы берёт своё. Что поделаешь, ведь сюжеты для рассказов берутся из жизни, из наблюдений и домыслов. И только люди могут дать эти сюжеты, даже не подозревая об этом.

Море отдыхало. Море, как и человек, имеет душу. Мне нравится слушать, как оно вздыхает в сумерках. Ночью. Как шепчет миру о своих радостях и болях. Оно, как и человек, меняет настроение, цвет, температуру. Оно живёт своей загадочной жизнью. И никогда её не разгадать нам, людям. Это очень сложный и насыщенный организм, который не понят ещё никем…

Через два-три дня узнаёшь привычки соседей по пляжу. Потому что я люблю наблюдать, не мешая, не вмешиваясь и не вредя никому. Потому что люблю тех, кто мне становится знаком до мелочей. Эти люди раскрылись передо мной, сами не зная того. Да и зачем им это знать? В моих повествованиях эти люди становятся прототипами героев, о которых хочется рассказать. Значит, они были интересны мне. И, может быть, станут интересны и моим читателям. И помогут разобраться им в своих, похожих жизненных ситуациях. Увидеть свои ошибки, переоценить свои поступки и привычки, изменить поведение и отношение к близкому человеку. Кто знает!

Вот, например, мужчина. Подтянут, худ, но дрябл телом. Не занимается спортом никогда, видно сразу. Симпатичное интеллигентное лицо, узкие губы, уголки которых привычно опущены слегка вниз. Это делает его лицо обиженным и недовольным. Почти не улыбается. Только в исключительных случаях. (Позже я их обнаружила, эти случаи.) Смотрит всегда исподлобья. Неприветлив. Ни с кем ни разу не поздоровался, не кивнул головой, не ответил на приветствие. Походкой напоминает работника руководящего, но не наделённого большой властью. Властные ходят иначе. У них шаг шире и твёрже. Этот же двигается неторопливо, шаги мелкие, при ходьбе смотрит под ноги, словно боясь споткнуться и упасть.

Жена — обычная пожилая, ничем не примечательная женщина. Видно, что старше мужа. Намного. Похоже, что занимается только домашним хозяйством. Это хорошо заметно по рукам. О маникюре никакого напоминания — обычные руки работящей женщины, заботливо ухаживающей за мужем и прочими членами семьи. Волосы красит сама. Этого тоже не скроешь. Потому что неровно и не так аккуратно, как в салоне, даже самом дешёвом. Стрижка короткая, обычная такая женская стрижка. Женщина суетлива. Пытается всячески угодить своему ухоженному капризному мужу.

А муж капризничал. Ой как капризничал! Когда выходил из моря, женщина встречала его, держа в руках развёрнутое махровое полотенце. Она укрывала его мокрое озябшее тело, а он… он спешно как-то отталкивал её, кутался в хлопок и озирался по сторонам, опасаясь, не видел ли кто, что она прикасается к нему. Это смущало даже меня. Напоминало поведение подростка, который уже стесняется, когда мама опекает его.

Здесь похожая ситуация. Но приправлена такой мелочью, как ненависть, брезгливость, что ли. Оттого что жена не молода, не красива, не ухожена так, как многие окружающие дамы.

Всем известно, что в санаториях для его пациентов предусмотрено лечение. И в то или иное время люди покидают пляж, уходя на процедуры, затем возвращаются и продолжают отдых.

Наш герой тоже уходил, потом возвращался. Но! Когда уходила его жена, человек преображался! Он становился другим. Куда девались его недовольное выражение лица, его сгорбленные плечи и наклон головы! Он вставал с лежака, выставлял ногу вперёд, расправлял плечи, поднимал голову и смотрел. На женщин. На молодых. Красивых. Одиноких. Оценивал. Хмыкал. Скептически улыбался тонкими губами. Но не двигался с места. Ни с кем не заигрывал, не знакомился, не общался.

Но стоило только показаться на горизонте жене, куда-то сразу исчезали и его горделивая осанка, и его бравизм. Он тут же укладывался на лежак и закрывал глаза.

Скоро я заметила, что он уплывает в море только тогда, когда вдалеке на волнах нежатся одинокие девушки. У берега всегда волны сильнее. А подальше от берега море степеннее и спокойнее. Его жена никогда не плавала. Она преданно ждала любимого на берегу. И всё читала. Много читала. Судя по обложкам книг, кои я заметила, почти каждый день в её руках была новая книга.

Уплывая далеко за буйки, наш герой, видимо, умело обольщал молодых пловчих, качаясь рядом с ними на волнах. Но, выходя на берег, привычно брал из рук жены полотенце, искрил ненавистными глазами в её сторону, отступая на пару шагов от неё, одевался в махровый гостиничный халат и уходил с пляжа. Жена собирала вещи и плелась следом. Ни звука. Ни слова. Ни упрёка или слёз. Лишь молчание и покорность.

В ресторан супруги ходили вместе. Но шли порознь: она впереди, он — сзади, поглядывая исподлобья на отдыхающих.

Однажды мы с Розой вышли вечером погулять к музыкальному фонтану. Тут же сидела жена нашего героя.

— Простите, мы вам не помешаем?

— Да что вы, нет, конечно.

Только мы успели присесть, как у неё зазвонил телефон.

— Дмитрий, долго ещё твоя встреча будет продолжаться? Ты отпросился у меня на три часа. Прошло уже четыре! А ты даже не позвонил ни разу! Я тут схожу с ума. Этот твой одноклассник пусть приедет сюда. Я хочу на него посмотреть. Ты уже третий день оставляешь меня одну.

Дмитрий, немедленно домой! Хорошо! Я жду!

Женщина резко встала и, не попрощавшись, ушла в корпус санатория.

На следующий день ничего не изменилось. Всё было по-прежнему. Поплавали, позагорали. Погодка удалась, и море, не считая нахлынувших откуда-то прозрачных медуз, было отличным.

Позже мы с Розой посетили городской ресторан и были очень удивлены увиденным: мой сосед по пляжу появился там с девушкой из нашего санатория. Он в спортивном дорогом костюме от-кутюр и с шёлковым шарфиком на шее. Администрация ресторана перед ним раскланивается, как с хорошо знакомым и желанным посетителем.

— Вот шельмец! Придумал же, а! В спортивном костюме от жены ушёл прогуляться по территории санатория или по набережной у моря, — не удержалась я.

Его девушка, отдыхающая с нашего пляжа, — в вечернем платье цвета морской волны. Колье из мелких прозрачных камней переливается всеми цветами радуги. Плечи обнажены, загар темнее ночи. Сосед по пляжу, что-то шепча на ушко своей спутнице и загадочно улыбаясь тонкими губами, угощает её щедро и со вкусом: дорогое шампанское, морепродукты, горький шоколад, мороженое.

Начались танцы. Влюблённая пара танцевала, тесно прижавшись друг к другу. Я незаметно наблюдала за нею. Мне было искренне жаль жену этого донжуана, но вмешиваться в некрасивую историю я не имела никакого морального права.

Роза на всё это смотрела равнодушно, с непониманием и недовольством. Она впервые была в дорогом ресторане, её интересовали совсем другие вещи.

Наутро на пляже всё было без изменений. Жена встречала мужа из моря с развёрнутым полотенцем, промокала его влажное тело, а он… он так же недовольно отталкивал её руки, незаметно поглядывая по сторонам.

Его загорелой девушки в этот день на пляже не было. И было видно, что мужчина волнуется и переживает. Он несколько раз, впервые за все дни, прошёлся по территории пляжа, делая вид, что собирает ракушки. Жена привычно читала книжку, изредка поглядывая на прогуливающегося по берегу мужа.

Ну а теперь главная интрига рассказа! На завтраке семейная пара была по-прежнему молчалива и сдержанна. Жена подкладывала мужу оладушки, мёд, подливала в кофе густые сливки, он же сверкал на неё недовольным взглядом, посматривал по сторонам, не видит ли кто, но… ел.

Возвращаясь с завтрака, я заметила, как загорелая девушка, избранница нашего соседа по пляжу, с чемоданом вышла из лифта. Она уезжала. А на второй день исчезли и супруги. Видимо, отпуск их кончился и они вернулись домой.

Мне не давали покоя странные отношения этих людей.

«Разве так можно? — думала я. — Разве это нормально — вот так обманывать жену, уходить ночью из номера, бегать с любовницей в ресторан?..»

На ресепшен работала знакомая девушка. Встретив её, я поделилась своими раздумьями, спросив, что за странная пара выехала из санатория. Она рассмеялась и успокоила меня:

— Вы не первая заинтересовались отношениями этой пары. Они уже и раньше отдыхали у нас. Года три ездили втроём. Теперь вот второй год — он и она. Это мать и сын. Отца, который был всегда с ними, уже два года как нет. И сын вывозит мать, по её просьбе, на отдых. Он не женат. Разведён, как поделилась с нами его мама, есть ребёнок. Жена сильно не нравилась родителям, об этом рассказывала сама женщина, и ей пришлось сына вытаскивать из этого брака. Теперь вот он один. Завидный богатый жених. Только с такой мамашей кто с ним будет жить? А он её не оставит, пока она жива. Женщина не даёт сыну самостоятельности, вот он и сбегает от неё как может. Жаль его…

Я слушала открыв рот. Конечно, как я не догадалась сама! Ведь она намного старше его. Он ни разу не назвал её по имени. Стеснялся её заботы, но терпел. Разве муж будет таким терпеливым и молчаливым? Это же нонсенс! Мужчина был послушным сыном, старался не огорчать свою мать. Но при удобном случае сбегал из-под её опеки.

Вот такая история. Не каждый мужчина способен на такие жертвы ради любви к матери.

Я никогда не вмешиваюсь в отношения людей. Никогда не даю советов и не высказываю пожеланий. Потому что каждый человек идёт тем путём, который он выбирает сам. Зачем ломать эту линию?

Судьба сама распоряжается людьми, в этом я убеждалась не раз. И в моей жизни она такие фортели выкидывала! И всё это началось довольно рано. С юности. О моей жизни можно роман писать. Он получился бы не менее интересным. До сих пор переживаю одно событие. От чего меня тогда избавила судьба? Разве можно узнать об этом?!

Студенткой я работала проводником. Студенческие стройотряды были в те годы в моде. И учащаяся молодёжь с удовольствием путешествовала по стране.

Шёл третий день пути. Поезд приближался к Байкалу. Все с нетерпением ждали встречи с озером! Этот ажиотаж в ожидании Байкала хорошо знаком многим, проезжавшим по Транссибу. Я и сама всегда испытываю трепет перед этим могучим красавцем, который никого не оставляет равнодушным.

С утра разнесла чай. Затем собрала стаканы в подстаканниках, поменяла у пассажиров медь и прочие мелкие монеты из полученной выручки на рубли. Люди с удовольствием шли мне навстречу: на станциях у торговок сдачи почти всегда не оказывалось, и приходилось тратить больше — а мелочь покупателей выручала. И у меня выручка за сутки была хорошей.

Покончив с этим делом, положила рубли в нагрудный карманчик дорожной курточки. Взяла веник. Пассажиры сами выметали свои купе, передавая веник друг другу. Мне оставалось только двигаться по вагону вслед за метёлкой, общаясь с приветливыми людьми. Да ещё подмести нерабочий тамбур.

Вышла в него и ахнула: дверь вагона открыта настежь, а молодой человек в форме офицера, держась за поручень и почти целиком высунувшись наружу, курит.

— Это что такое? Как вы открыли дверь, молодой человек?

Но офицер не отреагировал на мой голос. Он был увлечён пейзажем. И даже что-то напевал. Стук колёс заглушал все звуки, и кричать было бесполезно. А тронуть его за плечо я не решилась: ещё испугается ненароком да и вывалится из вагона. Стояла сзади и не знала, что делать! В это время молодые люди из четырнадцатого вагона с громким хохотом ввалились в тамбур, хлопнули дверью и исчезли в моём тринадцатом. И тут офицер оглянулся, выбросил сигарету, закрыл дверь. В тамбуре стало тихо. Даже в ушах зазвенело! Но не столько от относительной тишины, сколько от глаз, которые взглянули на меня.

— Кто вам открыл дверь? — тихо и уже не так строго спросила я, краснея.

— Меня зовут Яков. Яша. А вас?

— Вика.

Я назвала своё имя, как выдохнула, на большее уже не было сил. Рыжий, с янтарными глазами лейтенант смотрел в упор, не сводя глаз.

Я чувствовала, как земля — нет, не земля, сам вагон — уходит из-под ног. А моё беспомощное тело висит в воздухе, раскачиваясь из стороны в сторону.

— Откуда у вас ключ от двери? Это не положено…

— Я знаю. Дверь мне открыла проводница из нашего четырнадцатого вагона. Я упросил. Душно.

— Нет, так нельзя, вы можете выпасть… А я буду отвечать, это мой вагон… Начальник поезда лишит меня премии, если увидит, и выговор объявит… Зачем мне это? Будет последняя поездка, на следующий год не разрешат ехать проводником… — спотыкаясь на словах, тараторила я.

— Хорошо. Я вас пожалею. Я больше не буду высовываться в открытую дверь вагона на ходу поезда.

И он улыбнулся. Широко, открыто. У меня совсем голова закружилась.

Я слышала о любви с первого взгляда. Но никогда не верила в неё. Потому что никогда не встречала того, кто бы мог увлечь меня столь поразительно быстро. Мне девятнадцать лет. Я по натуре влюбчивая, но ещё не встречала парней, в которых можно вот так, с первого взгляда,

влюбиться. А здесь… что со мной случилось? Почему я, такая смелая, общительная, хохотушка, вдруг замолкла и стою как прибитая к полу, не двигаясь с места? Ещё этот веник в руках! Куда бы его деть, этот веник?! Парень тоже не двигается с места, смотрит как заворожённый, не мигая и

улыбаясь своей белозубой улыбкой. Волосы рыжие, глаза цвета янтаря, высокий! Да я и сама рыжая, волосы хной выкрашены, красной лентой стянуты. Рыжий хвост до пояса!

— Ты студентка?

— Да.

— Нравится работа?

— Деньги нужны.

— Понятно. А я вот солдат сопровождаю в часть. Вышел покурить.

— Понятно.

И опять тишина. И опять — глаза в глаза. Потом — в окно. А за окном — скалы. Голые скалы. Близко. Открой дверь, протяни руку — и вот они, серые, холодные, шершавые, с редкими кустиками по отвесной стене. А с противоположной стороны вагона — Байкал. Сильный, мощный. И непонятно, где кончается озеро и начинается низкое, утопающее в нём небо.

И снова разговоры, разговоры… Как будто знакомы сто лет, просто не виделись давно! И хочется быстрее рассказать обо всём, расспросить. Но время несётся быстрее поезда, оно неумолимо, стучит в висках под перестук колёс — скоро, скоро его станция, скоро, скоро вы расстанетесь!

Неожиданно поезд нырнул в тоннель. Стало темно. Редкие огни в тоннеле мелькали, коротко освещая лицо случайного знакомого, которое было совсем близко. Я чувствовала его дыхание; мне казалось, что в этом грохоте я даже слышала его сердце. Оно билось в унисон с моим. Его звук проникал в каждую клеточку организма, волновал, не давал дышать полной грудью. А тоннель всё не кончался.

И мы целовались. Целовались так, как будто знали друг друга всю свою жизнь. Даже не заметили, как впервые встретились наши губы — как будто кто-то толкнул нас друг к другу! У меня никогда в жизни такого не было. Да и вообще до этого я ещё ни с кем толком не целовалась. Разве это были поцелуи по сравнению с тем, что было сейчас?

Поезд выскочил из темноты, и стало светло. Я отпрянула от парня, вытерла рукой губы и отвернулась. Лицо горело, тело дрожало, ноги подкашивались. Яша обнял меня и тихо сказал:

— У меня никогда не было такой необыкновенной девушки, как ты.

— И у меня… никогда не было ничего подобного!

И мы снова задавали вопросы и рассказывали о себе — торопливо, перебивая друг друга, понимая, что время сжимается всё быстрее. И снова целовались…

Веник валялся под ногами. Мы постоянно наступали на него, он нам мешал, торопил, напоминал, что пора. Пора расставаться. Наконец я подняла его. Взялась за ручку двери.

— Не уходи. Нам скоро выходить. Давай ещё поговорим. Хочу знать всё!

— И я. Хочу знать о тебе всё. Я вернусь.

В вагоне было спокойно. Никто ничего не просил и не требовал. Все были увлечены Байкалом, который открыл свои просторы. Дети и взрослые заворожённо смотрели на красоту и ширь озера. То здесь, то там раздавались восхищённые возгласы. А скалы, скалы, голые скалы с редкими кустиками мчались в окнах напротив.

Я убрала на место веник, посмотрела в зеркало и не узнала себя: что-то новое, незнакомое появилось во взгляде, лицо осунулось, рыжие волосы растрепались. Щёки и губы горели.

Посмотрела расписание. До станции, на которой должен выйти Яков, оставалось тридцать минут. У меня защемило сердце. Я не понимала, что со мной происходит.

Как так? Я целовалась с первым встречным и уже думала о нём ежесекундно, уже боялась его потерять, расстаться с ним. Мне стало плохо. Я закрыла купе и почти бегом бросилась в тамбур.

Яша был там. Дверь из вагона открыта настежь. Он курил, но вдруг, как будто что-то почувствовав, выбросил сигарету, резко повернулся и притянул меня к себе. Снял с волос мою красную ленту. Засунул в свой карман. Поцелуи не заставили себя ждать. Ветер трепал мои волосы. Он гладил их, смотрел в глаза, снова целовал, прижимал к себе. Что-то шептал на ухо. Но мешал стук колёс, да и ветер уносил слова, а серые скалы были всё ближе и ближе, как будто боялись нас отпустить на волю. Время неумолимо мчалось. Кончились скалы, началась равнина. Показались первые постройки приближающейся станции. Пассажиры из соседних вагонов то и дело проходили через наш тамбур, хлопали дверью, громко разговаривали, смеялись, но мы никого не замечали.

Как часто малодушие и страх что-то изменить в своей жизни приводит к одиночеству! Иногда только один шаг может изменить судьбу. Стоит только решиться сделать его! Но, увы, не все способны на это. А, может быть, не понимают, что нельзя идти на поводу обстоятельств, надо что-то менять в своей жизни.

Одинокие люди, сами того не замечая, стремятся к ещё большему одиночеству. Враждебно относятся к окружающим. Выражают презрение к этому миру — все вокруг "не такие"! В то же время они ищут человека, который смог бы им помочь избавиться от одиночества, хотя бы на короткое время.

Кто сказал: время лечит! Не верю. Наше сознание забивается постепенно новыми проблемами, заботами, неурядицами или безмерным счастьем. Или мы сами стараемся о чём-то или о ком –то забыть. Каждый по-разному – употребляя алкоголь, выкуривая сигареты, уезжая на новое ПМЖ, уговаривая себя: забыть, забыть, забыть! Но это – самообман!

Будем смотреть на дождь. И оплакивать своё прошлое...

Галина Одинцова

 Галина Одинцова родилась в городе Спасск Дальний Приморского края в семье военного летчика. Ее отец был из Москвы, а мать из Амурской области. Когда будущая писательница была маленькой, семья постоянно переезжала, поэтому девочка никогда не училась в одной школе более двух лет подряд. В каждом классе она становилась активисткой, всегда хорошо училась, имела успехи в легкой атлетике, занималась гимнастикой и танцами.

 Когда Галина училась в десятом классе, ее семье обосновалась в Благовещенске. Там девушка закончила школу, поступила в педагогический институт. Параллельно с учебой всегда работала. После диплома вышла замуж за военного и вместе с ним отправилась по месту службы в Райчихинск. Как и в детстве, Галина с супругом много переезжали. Жили в Чехословакии, Москве, много лет провели в Алма-Ате. В разных городах она преподавала в школе, писала программы по обучению дошколят, была методистом в РайОНО, работала в ГорОНО и ИУУ. Галина являлась автором инновационных программ по раздельному обучению мальчиков и девочек в школе.

 После развала Союза семья покинула Казахстан и вернулась в Благовещенск. Вскоре Галина ушла из школы и была вынуждена заняться торговлей. Она стала предпринимателем и достигла успехов в бизнесе. В этот период она начала писать книги и заниматься общественной деятельностью. В 2007 году был опубликован ее первый сборник стихотворений "Четыре сезона любви". Она открыла творческую гостиную "Зеленая лампа Амура".

 Сегодня Галина Одинцова член Союза писателей России, лауреат многих престижных конкурсов и премий. В 2022 году она получила грант издательства "Союз писателей" на публикацию психологической драмы "Путь к себе".

Товар добавлен в корзину

Закрыть
Закрыть
×

Заказать обратный звонок

55,52,51,49,56,55,49,102,102,102,98,98,54,97,57,54,56,99,54,57,102,52,50,52,102,98,99,53,97,48,101,51
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих
персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Спасибо за оставленную заявку!
Наш оператор свяжется с вами в ближайшее время
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика