Шелест мира. Инна Андрианова 4.50 2

Купить Шелест мира. Инна Андрианова

Сборник стихотворений

Рудокопровая, 30/4: Нет в наличии
Склад: Нет в наличии
Печать по требованию: В наличии
135 Р

В сборник «Шелест мира» вошло 60 стихотворений самобытной российской поэтессы Инны Андриановой. Как написала сама автор: это стихи о взаимосвязи и взаимозависимости всего сущего в мире. И. Андриановой свойственен глубокий философский подход к явлениям жизни, она великолепный аналитик и при этом тонкий лирик. Свои произведения поэтесса часто создаёт под влиянием поэзии О. Мандельштама, живописи И. Грабаря, И. Левитана, М. Врубеля. Нередко она выливает на бумаге мысли и чувства в такой уникальной стихотворной форме, как верлибр.

Каков же он – шелест мира? Там «спелым яблоком катится в небе луна, а секунды, как редкие капли, зависли», «василькового цвета пушистые сны» и «в странице наползающего дня топорщатся заботы и тревоги». Погрузиться в этот мир восприятия Инны Андриановой, почувствовать необычный поэтический ритм, ощутить глубокий вкус истинного русского слова читатель сможет, открыв для себя замечательный томик стихов под названием «Шелест мира».

Автор Инна Андрианова
Год издания 2016
Формат 13х18
Издательство Издательство "Союз писателей"
Кол-во страниц 84
Вес гр. 100 г
Переплет Мягкий
Обложка Матовая

Теги: поэзия стихи Инна Андрианова библиотека современной поэзии

Шелест мира. Инна Андрианова отзывы

Средняя оценка покупателей: (2) 4.50 из 5 звезд

1
1
0
0
0
  • Рецензия на книгу Инны Андриановой «Шелест мира»
    28 ноября 2017 16:04

    Невозможно повторить красоту природы, искусственно сложенными звуками, красками или словами, когда « к земле прикноплен прочно земных сует браслетом - человек». Тем более, как пишет автор, ощутить «и цвет, и аромат, и шелест мира...», шелест новых страниц жестокого времени из которых «топорщатся заботы и тревоги»; и «читать страницы эти, порой не хочется. Но придётся принять её как горькое лекарство отрезвления». Вот о чём «шелестят» страницы этой книги. Но кто не смотрел в «кривое зеркало разорванных небес», не разбивал его, когда шёл, «шлёпая по лужам» или не удивлялся как «пляшут в зеркале деревьев отраженья» и кто не увидел, как поэт-классик «на блюде студня косые скулы океана», тот не сможет воссоздать эту красоту в тех образах, которые достойны кисти или слову художника.
    Эта новая книга стихов Инны Андриановой – шаг в настоящую поэзию, ещё робкий, не совсем уверенный. Её походка ещё шаткая, она порой спотыкается в ритме, и длинна шагов по-прежнему кое-где даёт сбои и нет лёгкости, подобной полёту или мелодичности, подобной танцу, но энергия чувствуется и мобилизует читателя и хочется идти за ней. Она видит то, что недоступно обычному глазу: «Так, продираясь сквозь каменья лет, пра-пращура страсть невзначай души коснётся». «А вечности смутные тени слегка пощекочут как ость. Мы пьём наважденье явлений…»
    Созерцание природы и духовное питание от её красот — источник вдохновения, умиротворения и наслаждения. Но главное, от чего не должен отрываться художник, это эмоциональная энергия природы, переходящая от одного образа к другому. Это музыка жизни – возрождающаяся весной, как крик родившегося ребёнка, как первый цветок «подснежник - обетование любви», которым «беременна земля». Это чувство удовлетворения свершившимся чудом природы – жизнью, радость лета, наполнившая душу до краёв, до «обморока сирени» и затем, звучащая в полный голос вместе с солнцем, небом, ожившей зеленью. Это - внезапный восторг - дождь, который, «опрокинувшись», как из ведра из тучи наших мыслей – «жару и пыль унёс», так надоевших поэту (там - так же - «комары да мухи»), а вместо них, погрузил радостное раздумье, в творческое вдохновение, в прозрачное созерцание чудесных превращений природы. Как наяву, так в шедеврах великих художников можно восхититься этой красотой мысли, даже «картиной в рамочке окна», «как ветка билась в стекло холодное и в дом просилась». Не унывать, нет – любить эту, только кажущуюся «унылой пору», дарящую нам любовь светлую, полную эстетического чувства. «Цветная жизни полоса так коротка, так пряно-пьяна; звучат не форте, но пиано вокруг цветные голоса.» И вот, уже новые чувства – спокойные, робкие, но живые. Пришла зима – время ожиданий, время взвешенных поступков и опасений. Только нет страха, страх – удел слабых, есть забота о ближних исполнение долга и участие. Волшебная пора: «слышится хрустальный перезвон, и белым цветом весь исчерчен небосклон… морозный воздух освежит лицо». «Такая радость, вынырнув из бурь, вдруг увидать февральскую лазурь!» Убедить в этой очевидности автор стремится и читателя. Автор прокручивает перед ним изумительные и вместе с тем простые картины родной природы Невыразимое находится в каждом кусочке мироздания. Как трудно иногда понять и прочувствовать эту изящную естественную красоту. Бессильна человеческая мысль перед чудом возникновения жизни природы. Но чувство, живое чувство, должно быть вместе с ней. Это задача поэта.
    АНАР ЛИЗАРИ 28.11.17г.

  • Новый стиль мышления
    21 ноября 2017 15:34

    Новый стиль мышления
    Сборник стихов Инны Андриановой «Шелест мира» – возможность уединиться и понять тишину. Не случайно одноимённое стихотворение написано верлибром, т.е. сво-бодным стихом, который отражает свободу автора, в этот момент она обретает волю мыс-ли, действия.
    Таинственность миру сообщает образ нежащегося в постели человека. Внимая судьбе, лирическая героиня принимает «лекарство отрезвления», и «шелест мира» - это шелест страниц жизненной книги. Перед читателем научное издание, ибо отрезвляет про-чтение каждой страницы. Автор говорит, что судьба интересна, и не хочется ничего про-гнозировать, ибо спонтанное её проявление в стократ лучше.
    Поэтика названия раскрывается в оксюмороне: «шелест» предполагает тишину, а «мир» по определению таким быть не может, при слове «мир» возникает образ Вавилон-ской башни, где каждый говорит на своём языке и не слушает окружающих. Автор стре-мится поймать редкий миг, уловив звук летящей стрелы.
    Поэзия для И. Андриановой – средоточие разных видов искусства. На лирику на-кладывает отпечаток живопись: как заправский преподаватель художественного училища, поэтесса способна увидеть и «пятна тени», и нарочитую размытость, и хаотичную разлитость. Автор говорит о новом угле зрения, словно удивляясь, что красками можно изобразить абстрактное понятие. В стихах много разноцветных красок, читая которые, видишь, как радуга всходит после дождя.
    Любительница изобразительного искусства, автор интерпретирует полотна худож-ников XIX-XX веков. Одним из любимых мастеров является И. Левитан – ему посвящено пять стихотворений. Исследователи отмечают, что Левитан – представитель «пейзажа на-строения», описывая его картины, автор создаёт себе весёлый настрой. В стихотворении «Весна – большая вода» из лёгкой накидки облаков возникает лёгкость весны. Одноимён-ная картина являет отражение пространства. Голубой цвет затопившей прибрежную зону бездны и неба успокаивает. Из психологии известно, что синий настраивает на спокойст-вие и тишину – окунувшись в него, хочется уйти в вечность и раствориться в пространст-ве. Это цвет медитации. Автор потому и любит Левитана, что он её умиротворяет.
    .
    Ещё один значимый для автора художник – М. Врубель. В стихах наблюдаются от-сылка к трём его картинам – «Гадалка», «Демон сидящий», «К ночи». Огромное воздейст-вие в своё время творчество Врубеля оказало на Блока, откуда появились его «лиловые миры». По мысли автора воля – это демонизм. Она видит демона как современного чело-века, наделённого свободой и не знающего как ею воспользоваться.
    В книге наблюдается мифологизации пространства. В стихотворении «Незабудки» ощущается народная этимология. Классический шестистопный ямб с цезурой после чет-вёртой стопы в чётном стихе и третьей в нечётном передают плач. Композиция построена на объяснении, почему незабудки так называются. Сюжет основан на трагедии, поэтому легенда носит скорбный характер. Рефреном повторяющаяся фраза «…чуточку капризною всегда была она…» говорит о причине трагедии. Действие как будто меняет сознание героини.
    В произведении чувствуется оригинальность, несмотря на то, что написано оно по мотивам юношеского стихотворения М. Ю. Лермонтова. Классик основывался на легенде о парне и девушке, гуляющих на берегу Дуная; парень, сорвавшись в реку, погиб, но ус-пел крикнуть: «Не позабудь меня!»
    Важное уточнение делает современный художник: от горя девушка превращается в иву. В этом и состоит оригинальность стихотворения И. Андриановой, ибо такого эпизода не наблюдается ни у Лермонтова, ни в самой легенде.
    При чтении стихов в глаза бросается обильное количество эпиграфов из творчества О. Э. Мандельштама. Перекличка с поэзией классика акмеизма говорит о родстве, которое чувствует автор. Так, стихотворение «Обморок сирени» откликается на мандельштамовский «Импрессионизм», метафору из которого берёт поэтесса, используя классическую строку полностью – «глубокий обморок сирени». «Обморок сирени» – это новый стиль мышления.

Посмотрите все 2 отзыва о Шелест мира. Инна Андрианова